Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
 
Главная страница
Из нашей почты
 
А.Мусина. Лес и человек.
В.Бохов. Рассказы
М.Асанова. Стихи
А.Габов. Стихи
Г.Гузенко. Стихи
Н.Сухинова. Стихи
А.Виниченко. Стихи
И.Тарасенко. Бабочка и Будда
В.Макаров. Южный город
В.Макаров. Якутианские хроники
И.Криштул. Стихи
Г.Моверман. Стихи
И.Манина. Стихи
Е.Каргопольцева. Стихи
С.Уткин. Стихи
С.Уткин. Прозаические миниатюры
Е.Зарубина. Стихи
М.Краева. Стихи
Е.Щенникова. Стихи
М.Дарбашкеев. Стихи
С.Белый. Стихи
В.Власова. Стихи
Ю.Лысова. Стихи
А.Беланцева. Стихи
Е.Галямова. Здесь оставаться нельзя
В.Нервин. Стихи памяти Венедикта Ерофеева
В.Нервин. Баллада о бифштексе
Р.Любарский. Стихи
Р.Любарский. Рушник
Р.Любарский. Последний звонок
Р.Любарский. Город Медем

Валерий Бохов

ВЕРХОМ

Занятия физической подготовкой были у нас, мало сказать "на высоте". Я не знаю, у кого они проходили с более высокой нагрузкой.

Мы занимались подводной подготовкой, альпинистской подготовкой. Осваивали навыки подрывников. Были занятия по парашютному спорту, занятия по бегу и штанге. Упражнения по стрельбе. По вождению всевозможной наземной техники. По вождению воздушной техники. Освоили приёмы многих видов рукопашной борьбы. Бокс тоже был нам знаком. Кроссы. Прыжки...

За спиной у нас курсы выживания в условиях зимней тайги, леса средней полосы, в пустыне, в горах...Жизнь по месяцу без запасов продуктов, воды, без спичек, зажигалок, фонарей, ножей... Короче - обучались выживать в любых климатических зонах.

Мы - это группа обучения, конечная цель которой принести реальную пользу стране. Ядро нашей группы десять человек и десять роботов. Может быть есть ещё подобные группы, но мне это не известно. Каждый член нашей группы - человек это или робот - в процессе обучения и натаскивания должен был выработать в себе "чувство плеча", чувство сплочённости и взаимовыручки.

Я расскажу, например, как нас, уже опытных альпинистов, забросили в джунгли Южной Америки. Штат Гуаяна Венесуэлы известен своими столовыми горами с отвесными стенками метров по пятисот в высоту и заболоченными зарослями бассейна реки Ориноко.

Задача ставилась такая: пройти на лодках по реке, далее пешком до одной из столовых гор, забраться на неё и отправится в полёт на летающем крыле на подготовленную в джунглях площадку. Отводилось на всё про всё три недели.

На месте уже была вспомогательная группа. Нас встретили, на больших пирогах, управляемых местными индейцами, провезли часов шесть. Далее мы пошли в поисках базового лагеря. Местность принадлежала природному заповеднику Венесуэлы. Поэтому рубить можно было лишь лианы. Деревья нельзя было трогать. Насечки и вырубки заплывают корой и зарастают в этих местах моментально. Поэтому ранее прорубленную мачете тропу до базового лагеря надо было прорубать вновь. Путеводителем нам служила похожая на куб столовая гора, на которую нам показали индейцы-лодочники.

Теперь представьте мартеновскую печь - это раскаленный воздух джунглей. Влажность такая, что липкую рубаху или майку не оторвёшь от спины. Масса сосущих, прыгающих, ползающих, летающих, рычащих, кусающих... Деревья с острыми шипами... Сплошные заросли, через которые надо продираться. Акклиматизация и адаптация к местным условиям проходили в условиях вырубки нашей тропы. Высшее наслаждение мы получали, когда находили яму с водой, в которой не водились какие-нибудь земноводные. Подобная яма служила нам ванной. Нам - в данном случае - людям. Роботы, как вы понимаете, не потеют. Кстати, им и пить-есть не требуется.

Часто шёл тропический ливень. Ливень - это сплошная стена воды.

Аппетит появлялся у нас лишь поздним вечером, когда солнце, если оно не терялось в густой вате облачности, проваливалось в зарослях.

Дошли до базового лагеря. По условиям задания пятеро из нас должны были готовить площадку среди зелени, растущей здесь неправдоподобно быстро. Другая пятёрка, в которую входил и я, должна была взобраться на гору. С горы надо было спланировать вниз. Потом пятёрки менялись. К каждой пятёрке примыкала пятёрка роботов.

Полезли вверх по отвесной стене. Стенки тут из отполированного природой гранита. Найти вертикальную щель, как это было ранее в нашем опыте, было чрезвычайно трудно. Щели и трещины нам необходимы, чтобы в них вбивать крюки - скальные крючья; в их проушины вставляли карабины с верёвкой для страховки альпинистов от падения.

Когда мы наметили начало подъёма на гору дожди и ливни кончились.

В распоряжении нашей группы оставалось шестнадцать дней.

Мы полагали, что питьевую воду будем набирать по пути вверх, благодаря дождям. Теперь, раз дожди кончились, помимо оборудования и снаряжения, которое мы брали с собой, необходимо было ещё брать и воду. Взяли её сто литров. Из расчёта два литра в день на человека. Гору, думали, одолеем за десять дней.

Обстановка, окружающая нас, была такова. Гора, камни которой были горячей пылающей сковородки. Прямо вверх, по кратчайшему пути, идти было нельзя. Маршрут диктовался наличием трещин в скальном грунте. Чаще всего мы вынуждены были идти не вверх, а в сторону или, в лучшем случае, по диагонали. Всё время хотелось пить. И постоянно надо были вбивать крючья. Ели мы по ночам. Только в темноте появлялся аппетит.

В первый день нам удалось подняться лишь на пятьдесят метров над землёй.

Уточню, что спали мы в палатках и гамаках, висящих на крючьях. Разогревали пищу на керосинках, подвешенных к скале. Всё время, круглые сутки, надо было держаться за страховочные канаты. К этому настолько привыкаешь, что спустившись и находясь на земле, всё время ищешь глазами и руками недостающий страховочный фал. Когда встречались на скале микроскопические карнизики, то для нас они были огромными столами. Так мы их называли.

Половину пути мы одолели за десять дней. Стало ясно, что за оставшиеся шесть дней двести пятьдесят метров мы не пройдём. Тем более, как показал тщательный осмотр дальнейшего пути в бинокль, удобств в виде трещин, карнизов, щелей, площадочек, не было вовсе. И главное - запасы воды подошли к концу. Поэтому решили прыгать с любого встреченного нами удобного места.

Внизу, в зарослях, была площадка для приземления. Поваленное дерево с широкой кроной позволяло тут приземлиться. Для ясного обозначения площадки над ней был натянут полог красного цвета. Размер площадки был шесть на шесть метров.

Прыжки выполнили все члены нашей группы на отлично...

А вот ещё один случай из нашей практики.

Карелия. Множество густых лесов, озёр и рек. Быстрая река, изобилующая стремнинами, водоворотами, порогами, водопадами...

На сей раз задача ставится такая. Построить плот. Сплавляться по реке или пребывать на одном месте, где обязательно должны быть пороги и прочие препятствия. Главное добиться ситуации, когда плот переворачивается. Когда при перевороте плот становится на ребро водные туристы, которыми мы на сей раз были, надо было стремительно добраться до верхней точки сооружения. И в момент, когда плот с грохотом обрушивается в воду, туристам следовало не медля перейти на донную, только что бывшую в воде, сторону плота.

Упражнение называлось, "не замочи ноги".

Не у каждого получалось не замочить ноги при перевороте. Чаще было наоборот. Жалкий вид был у того туриста, кто не смог перейти на другую, перевёрнутую сторону плота. Стекает вода, верхние зубы не находят нижних. Только горячий чай или спирт могли согреть несчастного и не дать ему заболеть.

Я лично дважды оказывался в холодной воде. И не просто находился в воде, а пребывал оглушённым новоявленным днищем плота. Оба раза меня выручал прикреплённый ко мне робот. Я его звал Рыжик. В нашей группе обучения было принято, что имена роботам даются согласованно. Человек, находящийся в паре с ним, предлагает прикреплённому роботу имя. Если оно одобряется роботом, то так окончательно и принимается. У моего напарника глаза были необычного, рыжего цвета. Не ресницы и брови, а сами глаза...

Приведу ещё пример нашей подготовки.

Кавказ. Весна. Снежные вершины. Необходимо было дождаться или, что случалось чаще, вызвать искусственно лавину. Лавины вызывались с помощью взрывов или обстрелов снежных утёсов из орудий.

В любом случае в ожидании проходившей мимо снежной лавины каждый из нашей группы обучения замирал, а затем прыгал на неё. Надо было оседлать лавину и не дать ей подмять себя.

Один из наших ребят - Хорхе Гонзалес сказал, что это упражнение похоже на родео. Ему приходилось на родине объезжать быков. Так вот действия, по обузданию быка и снежной стихии, по замечанию Хорхе, созвучны.

Помню такой случай. Я надел в тот раз широченные лыжи. Каждый из двадцати членов нашей группы спрятался за солидный камень. Рыжик был недалеко от меня. Внимание каждого из нас было обращено на склон, по которому должна была пройти лавина. Взлетела сигнальная ракета. Раздался взрыв. Лавина пошла. В сплошной массе снега и льда проплывали и редкие камни. Лавина набирала скорость. Дождавшись, когда мимо меня пронеслась основная груда снега, я прыгнул. Я был недалеко от края потока. Всё шло хорошо. Краем глаз я видел нескольких ребят, лавировавших в потоке. Вдруг сзади что-то, видимо камень, ударило меня и сбило. Не удержался я на ногах. В момент я провалился и вокруг меня был лишь рыхлый снег. Слава богу, что твёрдых образований вблизи не было. В какое-то мгновение я потерял ориентацию. Я не мог понять, где верх, а где низ. Лыжи мои отстегнулись. Палки я не отпускал. Вдруг почувствовал, что я был схвачен за капюшон, а затем вытянут на поверхность лавины. Мы находились на краю лавины. Совсем рядом были снежные склоны, своеобразные берега снежной реки. Увидел Рыжика. Это он держал меня за капюшон. Мы выбрались из лавины. Можно было перевести дух.

На следующий день я успешно сдал зачёт, перейдя лавину, как и полагалось, поперёк течения.

Обучение нашей группы закончилось без потерь в численности. Состав группы не изменился. Теперь мы были допущены к выполнению основной нашей работы. На летающей одноместной тарелке каждый из пилотов вместе с напарником-роботом направлялся в район, рекомендуемый астрогеологоразведкой.

Тарелка проектировалась как одноместная. Пилот мог спать в своём кресле в кабине. Для Рыжика было оборудовано спальное место в грузовом отсеке.

Область Солнечной системы, к которой мы направлялись, заключена между орбитами Марса и Юпитера и называется Поясом астероидов. Астероиды - малые планеты, орбиты которых задают им вращения вокруг Солнца.

Астрономическая геология установила, что скопление астероидов является кладезью полезных ископаемых таких, как медь, серебро и золото... Эти металлы высокой пробы не редко лежат на этих небесных телах просто "навалом".

Наша задача - выбрать объект в этом скопище планет и планеток, оседлать этот объект и, если недра его содержат полезные ископаемые, вдвоем загрузить нашу "тележку" металлом полностью, "под завязку"; вернуться на Землю.

Инструкция, которой мы должны следовать, высветилась на экране тесной кабины нашей тарелки. Текст инструкции "застывал" лишь в соответствие с нуждами текущего момента. Пока крупным шрифтом на экране светились слова: "Выбрать объект". Эти слова сменили долго висевшие "Достигнуть Пояса астероидов". Далее выбор объекта мы должны были сделать сами. Я обратился к Рыжику со словами:

- По-моему, не следует долго выбирать объект. Для нас они все "на одно лицо". Спектроскоп, проанализировав электромагнитные излучения астероидов, даст нам наводку.

- Конечно. Если чем-то нам и спектроскопу понравится космический лилипут, то он нам и подойдёт, - ответил Рыжик.

И вот сверкнувший какими-то своими гранями объект привлёк наше внимание. И мы сразу же направились к нему, сориентировав камеру спектроскопа.

На светящемся экране в нашей кабине появились характеристики астероида, выбранного нами.

"Астероид 327 Бриона. Период обращения по орбите составляет 4года 2 месяца. Температура на поверхности - 62 градуса Цельсия. Температура средняя для дневной и ночной сторон. Диаметр астероида - 209 метров. Период вращения астероида вокруг своей оси - 2,2 часа. Поверхность покрыта слоем раздробленной породы и пыли. Химический состав породы - золото высшей пробы".

- Ого! По моему это то, что надо! - воскликнул Рыжик.

На экране появилась надпись:

"Следует подойти к объекту. Задайте летательному аппарату тот же курс. Сравняйте свою скорость со скоростью объекта. Садитесь".

Мы так всё и сделали. Технически это было не сложно.

Да, на объекте было золото. Механической рукой я загрёб с поверхности несколько камней и плиток. То, что это были самородки, было ясно. Не надо было быть специалистом. Визуально можно было определить, что золото тут кругом. Экспресс-анализ показал: "Червонное золото. Проба 999,9".

Надо ли говорить, что в течение нескольких дней мы заполнили жёлтым металлом всё предназначенное для этого помещение. Я загружал, прибегая к помощи механической руки, Рыжик - высадившись на объект и вручную выполняя работу грузчика.

Экран светился в это время надписью:

"Рекомендуется промышленная разработка. Загружайте рабочий отсек".

Когда была выполнена эта команда, её сменила следующая:

"Поздравляем с победой, Сидоров! Рыжик! Поздравляем и Вас! У робота Рыжика дистанционно отключаем блок питания. Необходимо оставить его в сидячем положении на астероиде. Обсуждение этой команды не уместно! Сидоров! Немедля отправляйтесь на Землю".

"И это Рыжика оставить? С которым я спал на скале? Который вытаскивал оглушённого меня из-под воды? Который спасал меня в лавинном потоке? Нет, ни за что!"

Рыжика отключили. Но я не разбирал его на части, а целиком поместил в спальник. А спальник страховочными ремнями принайтовал над собой, в кабине пилота.

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: