Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
 
Главная страница
Из нашей почты
 
А.Мусина. Лес и человек.
В.Бохов. Рассказы
М.Асанова. Стихи
А.Габов. Стихи
Г.Гузенко. Стихи
Н.Сухинова. Стихи
А.Виниченко. Стихи
И.Тарасенко. Бабочка и Будда
Н.Загной. "Сумасшедшая"
В.Макаров. Южный город
В.Макаров. Якутианские хроники
И.Криштул. Стихи
Г.Моверман. Стихи
И.Манина. Стихи
Е.Каргопольцева. Стихи
С.Уткин. Стихи
С.Уткин. Прозаические миниатюры
Е.Зарубина. Стихи
М.Краева. Стихи
Е.Щенникова. Стихи
М.Дарбашкеев. Стихи
С.Белый. Стихи
В.Власова. Стихи
Ю.Лысова. Стихи
А.Беланцева. Стихи
Е.Галямова. Здесь оставаться нельзя
В.Нервин. Стихи памяти Венедикта Ерофеева
В.Нервин. Баллада о бифштексе
А.Мохорев. Стихи
Р.Любарский. Стихи
Р.Любарский. Рушник
Р.Любарский. Последний звонок
Р.Любарский. Город Медем

Валерий Бохов

СУДЬБА

Почти все ребята нашего двора после школы решили стать космонавтами. Ну, и я тоже. И, надо сказать, я успешно шёл в этом направлении. После школы с её кружками юных техников и юных астрономов сразу поступил, сами знаете, в какой ВУЗ. Шёл по жизни легко. Гранит науки грыз играючи, как орехи. Всё мне было ни по чём.

Безвоздушное пространство, вход в атмосферу, орбитальная механика, микрометеориты и космический мусор, логистика в условиях невесомости, космическая и солнечная радиация, ракетные двигатели - эти и все прочие разделы спецкурса охотно изучил и успешно сдал. И всё досрочно!

После учёбы попал на космодром. Не в контору, не "подай-принеси", а сходу был допущен к полётам. Мне дали корабль. Сразу - самостоятельная работа. Мало кто может похвастать таким оборотом дел. Как такое может быть, скажете? А вот как.

Владелец космодрома и приписанного лётного хозяйства сказал мне:

- Получай одноместный звездолёт. Донашивай! По паспорту срок службы его вышел, но несколько рейсов ещё сделаешь. Погуляешь ещё, а потом на свалку свезёшь. На кладбище тарелок. А там - что-нибудь ещё придумаем! С богом!

Благословил, а сам умчал в трёхгодичную экспедицию. Он ведь тоже летун известный.

Отобрали "Пионер-3" у Шишкина. У самого Шишкина! Того самого! Я ещё на первом курсе был, когда он слыл победителем всех ночных гонок. Я на второй только перешёл, а он все призы брал в официальных соревнованиях по приручению астероидов в районе звёздных дождей у облака Оорта-5 или в метеорном потоке у звезды Глизе311... Он первый и пока единственный освоил полёты при пятнадцати Махах. Описал механику полётов в сплошных средах. Подготовил "Пионер-3" к сверхгиперполётам... "Шишкин - самый крутой ас из всех действующих астронавтов" - такими заголовками пестрели газеты.

Всем этим он и вызвал ревность и зависть руководства.

Шишкина же и поймали на ерунде. Он, конечно же, зарвался. Всё ему, мол, можно. Он - властелин орбит. Он - царь горы. Что это? Аппарат, принадлежащий владельцу космопорта, он использовал в личных целях! Ну, как это? Зачем? Рванул на Альфа-Дигору и вернулся. Сбраконьерничал, конечно. Все знают, что там товар дёшев. Взял там, здесь сплавил. Но хозяин самовольства не терпит. Тем более в условиях давней вражды! Хотя и знал, что Шишкин много своего вложил в аппарат и собирался его выкупить... Всё равно! Раз ты в общий хоровод введён - забудь про свои коленца! Короче, наказали Шишкина - в мастерские поставили. Тот и там оказался на месте, ведь механик он классный! И изобретатель от бога! Ему по зубам и высокая технология. В этом я сам убедился. Взгляните на аппарат. У него конструкция двигателя принципиально иная. Кто знает, тому понятно - ведь топливо применяется не жидкостное и не твёрдое. А твёрдо-жидкостное. Таблеточно-порошковый керосин в расплаве используется. Пока широкого применения топливо не имеет, но за ним будущее. Это - точно! Мало того, что владельца он убедил в необходимости испытать, проверить и применять новый материал. Нашёл НПЗ и теперь флотилия наших звездолётов летает только на новом топливе. А шишкинский двигатель непревзойдённо превышает все допустимые пределы скорости в своём классе.

Одним словом, Шишкин - умелец.

Всё может! И к людям на равных относится, не свысока! По запчастям со склада ему первому звонят, а потом уже олигарху нашему. Не нужно ли что, спрашивают. Заправщик прежде, чем получить топливо и разные смеси, советуется с Пал Алексеевичем. Это Шишкина имя-отчество. С продсклада не звонят ему, а везут прямо домой коробочки, элегантные баночки, свёрточки... Почему же так? А потому, что высоким авторитетом обладал, непререкаемым. Хотя сам он никого и ни о чём не просил.

К Шишкину, как я понял, все тянулись. Но при этом сам он был для людей закрыт, не рубаха-парень. И сменщиков он отвергал.

Полёты Шишкина были ограничены всего шестью звёздами. От других маршрутов, даже выгодных, он отказывался. Поговаривали, что на каждой планете у него семья или зазноба. Но это так поговаривали. Шепотков же много по службам ходит...

Поставили, значит, Шишкина в мастерские, а меня за штурвал "Пионера-3" усадили.

Маршрутные листы выписывают, все рейсы я исполняю точно и охотно, технику осваиваю. На мой взгляд, всё ладно. Успешно всё постигаю. Но со временем слышу я от дальнобойщиков слова, сказанные как-то вскользь, вроде и не мне, а в пространство, в сторону, и сказанные неуклюже как на сельской сцене, и как-то не по-доброму:

- Скорость не та. Утрачена скорость!

- Стиль не тот!

- Почерк не яркий! Не выразительный!

- Блеск потерян!

И как-то, вижу, сторониться меня стали товарищи по дальнему космосу. Сидишь в столовке, а от меня люди с полными подносами отворачивают. Сесть в сторонке норовят. Даже картографы, метеопредсказатели и другая обслуга носы воротят.

И здороваться со мной люди совсем не спешат. Техники тоже выкаблучиваться стали.

"Странно - думаю. Вроде двигатель ни разу не запорол. Не то, что другие... Мало того, что не запорол - слежу за ним. Смазку там, профилактические работы не пропускаю. Техосмотры - ни одного не прогулял. А почерк... он годами вырабатывается. А так... траектория, по-моему, гладенькая. Без зазубрин. Как график подъёма благосостояния".

Но вот в подсобке как-то сказали, что возле сараев частенько поджидает меня Шишкин.

У кого-то он спрашивал, как я выгляжу.

На мой вопрос:

- И что же вы сказали ему?

- Сказали, что раньше легко определить тебя было: молодой, курносый, ни на кого не смотришь...

- Это раньше, - говорю. - А сейчас разве иначе?

- А сейчас иначе: всё ещё молодой, а вот вид унылый. И озираешься часто.

Кто-то из техников сказал, что обижается Шишкин на то, что я сел за его машину, и ведь даже не поинтересовался, как ухаживать за ней, какие приёмы и особенности эксплуатации корабля. Как аппарат ведёт себя при различных режимах. Не обратился не то что, в некотором роде, к создателю звездолёта, но не обратился как к старшему, если не наставнику, но, хотя бы, как к напарнику...Какое-то уважение надо было проявить, говорят.

Добавили ещё, что вероломно, по определению Шишкина, я себя веду и очень он мной не доволен. И недовольство это я стал чувствовать повсюду - на автозаправке при космодроме, на погрузо-разгрузочных работах, в диспетчерской, в плановом отделе...

Дальнобойщики все как один стали смотреть на меня косо. Я стал отвергаем ими, хотя недавно ещё чувствовал доброжелательное отношение к себе.

И я панически стал бояться встречи с Шишкиным. Всё время он маячил у меня перед глазами. А иногда действительно видел я его фигуру у складов. Боялся я подходить к нему. Возвращался с полпути. Физически не мог к складам ни шага сделать... Какой-то внутренний страх гнал меня прочь...

Со временем побывал на этих "его" шести планетах. На каждой встречал меня абориген или землянин. Я выходил, а встречающий ждал, как будто ещё кто-то должен сойти с корабля. Хотя и было всем всё известно про Шишкина. Потом встречающий предлагал показать "Установку Шишкина". Агрегат этот из окружающей атмосферы вырабатывал драгоценную воду. Не шибко много, но вырабатывал. Вот оказывается, что притягивало нашего Шишкина на эти безводные звёзды, вот чем он тут занимался.

Полёты полётами, но вероятная встреча с Шишкиным меня пугала всё больше и больше. Пугала и отравляла моё существование. Даже по ночам снились такие рандеву. А во сне всё кажется намного страшнее жизни.

И всё время в голове у меня звенело: "Не в свои сани не садись", "Бери ношу по себе, чтоб не падать при ходьбе"... Всё время мозг сверлила мысль, что "Пионер-3" это не моё, а чужое. Даже на корабле стал чувствовать себя не уютно. Всегда люди относились ко мне дружелюбно. И слишком всё складывалось гладко. А тут... Я не находил себе места.

Если со всех сторон чуть ли не от каждого слышишь, что занимаю чужое место, то это проникает в сознание и отравляет жизнь.

Невероятно тяжёлая моральная обстановка и угнетённое настроение сделали своё дело; моя мечта - стать космонавтом - рассыпалась, сгорела, испепелилась, истлела. И я перевёлся в кладовщики нашего космопарка. Искупался в мечте и всё, хватит!

Так окружающая среда повлияла на мой выбор.

А Шишкину я написал и передал записку: "Уважаемый Павел Алексеевич! Увольняюсь! Не хочу становиться между Вами и Вашими полётами, Вашими опытами. Корабль найдёте на стоянке N8".

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: