Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
 
Главная страница
Из нашей почты
 
А.Мусина. Лес и человек.
В.Бохов. Рассказы
М.Асанова. Стихи
А.Габов. Стихи
Г.Гузенко. Стихи
Н.Сухинова. Стихи
А.Виниченко. Стихи
И.Тарасенко. Бабочка и Будда
В.Макаров. Южный город
В.Макаров. Якутианские хроники
И.Криштул. Стихи
Г.Моверман. Стихи
И.Манина. Стихи
Е.Каргопольцева. Стихи
С.Уткин. Стихи
С.Уткин. Прозаические миниатюры
Е.Зарубина. Стихи
М.Краева. Стихи
Е.Щенникова. Стихи
М.Дарбашкеев. Стихи
С.Белый. Стихи
В.Власова. Стихи
Ю.Лысова. Стихи
А.Беланцева. Стихи
Е.Галямова. Здесь оставаться нельзя
В.Нервин. Стихи памяти Венедикта Ерофеева
В.Нервин. Баллада о бифштексе
Р.Любарский. Стихи
Р.Любарский. Рушник
Р.Любарский. Последний звонок
Р.Любарский. Город Медем

Владимир Макаров

Москва

ЮЖНЫЙ ГОРОД

"Конечно же, это был южный город, ведь рядом было море! И, кроме того, была абсолютная уверенность, что море по отношению к городу лежало именно с юга, как это часто бывает у большинства наших южных городов, особенно крымских".

Как правило, Зимин Алексей Николаевич, как, впрочем, и мы с вами, все свои мысли и идеи проговаривал фразами про себя, сейчас же мысль о южном городе появилась в его голове мгновенно и как-бы сама по себе, без обычно сопутствующего внутреннего монолога. Это было несколько странно, но понимание этой странности пришло чуть позднее.

И, наконец, здания города... Они были небольшими, по большей части в 2-3, редко в 4-5 этажей, в основном белого или светло-песочного цвета с зеленью и цветами на подоконниках. Дома эти, утопая в тени ярко-зеленых насаждений, как это случается только в южных городах, спускались по крутым склонам к воде. Весь город располагался вдоль берегов бухты, врезавшейся в сушу несколькими заливами с мысами.

И опять же без слов, но было ясно, что если бы кто-нибудь и начал двигаться вдоль набережной, то, после очередного поворота, эти выступающие и спускающиеся к морю холмы каждый раз перекрывали бы вид на самую большую главную бухту. На берегу ее располагался центр города с гаванью, центральными кварталами, торговыми улицами и рынком. Там же находилась одна из самых интересных достопримечательностей города, а именно старинный фуникулер, поднимавший туристов и жителей города на один из близлежащих высоких холмов.

Откуда же он все это мог знать? Это было совершенно непонятно, ведь не вызывал сомнения тот факт, что раньше Алексей Николаевич здесь никогда не бывал. Тем не менее, он ясно представлял себе, какой открывается сверху великолепный вид и на город, и на его окрестности, на голубое небо над ним и серо-синее море внизу. Оттуда, сверху, было бы хорошо видно, как белые барашки морских волн смешиваются с отражениями более крупных барашков кучевых облаков, окончательно соединяясь с ними на линии горизонта, а корабли, застывшие на воде неподвижными стайками, стоят в ожидании своих будущих плаваний по дальним морям к новым берегам, городам и странам.

Первая мысль была, что, наверное, все вокруг было не более чем сон. Во сне ведь часто так и бывает, что мы оказываемся совсем не там, где ложились спать и даже, если события сна развиваются странно или необычно, то это не несет ничего действительно пугающего или гибельного для нас. Ведь, в крайнем случае, если уж сон становится слишком странным или страшным, можно всегда проснуться. Но сейчас странный сон никак не проходил, и Алексею Николаевичу от этого становилось все более не по себе. Он обвел взглядом панораму вокруг себя в надежде найти какой-то ответ или хоть малейшую зацепку, способную объяснить, что с ним происходит, но ничего не менялось. Зимин по-прежнему стоял на том же месте около центрального пирса, и вокруг него был все тот же знакомо-незнакомый южный город.

"Наверное, меня обокрали" - внезапно обожгла его новая мысль - "Да, да, конечно же, меня ударили по голове, ограбили, а потом оставили в этом незнакомом месте, и это все объясняет". В продолжение этой мысли он стал судорожно шарить по внутренним карманам куртки, тщательно проверяя содержимое и бумажника, и кошелька. Но, странное дело, и документы, и все деньги были на месте.

"Тогда что же происходит и почему идет явно как-то не так?" - внутреннее тревожное чувство продолжало нарастать с каждой минутой - "Нет, просто нужно сосредоточиться и восстановить ход событий за день, нужно просто вспомнить, что и как происходило, и тогда все встанет на свои места". Но тут он с ужасом понял, что обычная логика по какой-то причине перестала работать. И, сколько он не напрягал свой мозг, события этого дня никак не хотели строиться в свою обычную логическую цепочку, когда за одним действием всегда идет следующее.

Обычный ход событий, к которому он привык настолько, что порой просто не замечал его, заключался в постоянном контроле разума за последовательностью действий и перемещений. Так, например, находясь на кухне за чашкой чая, если он решал, допустим, пойти затем погулять, то его появление в следующий момент на улице нисколько его не удивляло, так как мозг его постоянно сравнивал новую возникшую ситуацию с предыдущей и принятыми чуть ранее решениями. Благодаря этому ему удавалось всегда держать всю ситуацию под постоянным контролем.

Развернув эту мысль чуть шире, он подумал о том, что кроме постоянной переработки зрительной информации в осознанную картину, в которой первоначально увиденная цветная мозаика окружающего мира превращается в знакомые понятия, второй и важнейшей задачей нашего сознания, а может быть и первейшей, является именно контроль над последовательностью событий, или то, что мы называем еще нашей "кратковременной памятью". Именно наличие этой памяти дает нам возможность разумного существования во времени и пространстве, потеря же ее приводит к полной дезориентации.

Также он подумал о том, что часто, особенно с возрастом, люди теряют часть долговременной памяти, забывая имена людей, которых видели, места, где бывали, или содержание наук, которые изучали. Но, как правило, до последнего вздоха сохраняют кратковременную память. Ее потеря случается крайне редко и приводит к полной деградации личности. Человек без кратковременной памяти нуждается в постоянной опеке и не способен существовать самостоятельно.

Сейчас же, похоже, с нашим героем случилось именно что-то вроде потери такой памяти или, по крайней мере, части ее, так как никак не получалось связать события дня в единую цепочку. В голове был явный провал, и можно было до умопомрачения напрягать все свои мыслительные способности, что он и пытался проделать примерно в течение получаса или более, но стандартная логика никак не хотела работать.

Зимин прекрасно помнил, как прошли утро и день, когда он был на работе, а затем направился к метро, чтобы ехать домой, а вот потом ... Что последовало потом, и как, в конце концов, он очутился там, где оказался, он не мог вспомнить, как ни старался. А возникающее и все более усиливающееся чувство полного бессилия от невозможности восполнить этот пробел просто сводило с ума.

"Что же делать?" - ведь нужно было что-то предпринять, а странный "сон" никак не проходил. Дальнейшее стояние на месте также никак не помогало уменьшить чувство тревоги, все более охватывавшее его. И тогда он решился пойти хоть в какую-нибудь сторону в надежде, что по мере движения что-то сможет прояснить для себя. Так как направление в данном случае не имело большого значения, то он направился к рынку. Тем более что Алексей Николаевич по-прежнему по непонятной для него причине твердо знал, куда нужно идти. Он пошел по дороге вверх от моря. По сторонам улицы появлялось все больше магазинов и просто уличных торговцев. И вот, наконец, впереди показался и сам рынок.

Дорога шла вверх достаточно круто, так что все чаще и чаще стали попадаться возникающие в промежутках между магазинами и лавками обрывы вниз и даже крыши домов, расположенных ниже дороги, по которой он поднимался. Вдруг прямо перед ним выросла странная троица людей, двое молодых людей и девушка. От них явно исходила некая напряженность, или даже скрытая угроза. Да и выглядели они, скорее, как дворовая шпана. Парни были одеты в спортивные дешевые костюмы, майки и кроссовки, один, что повыше, был даже в кепочке, залихватски сдвинутой на бок. Девушка была в короткой вызывающей юбке, яркой блузке, и этот образ дополняла нелепая окраска волос в пепельный цвет и яркий макияж.

- Ну, что, голубчик, давай, поговорим - сказал тот, что пониже, и через мгновение эти двое уже подхватили и отвели Алексея Николаевича в узкий проход между домами. В конце прохода оказалась дверь, ведущая внутрь дома, откуда, скорее всего, эта троица и появилась.

- Да в чем собственно дело? - успел спросить Зимин, находясь уже внутри помещения - Отпустите меня сейчас же, мне нужно идти!

- Идти? Да разве есть повод, чтобы спешить? - обратился тот, что повыше к тому, кто пониже.

- Нет, определенно, нет - ответил второй, морща при этом лоб, хотя было видно, что он только делает видимость того, что данный вопрос действительно заставляет его задуматься. На самом же деле ситуация, скорее всего, просто его забавляла. При этом он ухмыльнулся и как-то весело и задорно переглянулся с девушкой - Нет, в этом нет, ну прямо, никакой необходимости.

- Да что же здесь происходит, черт возьми? - вырвалось у Алексея Николаевича - Может мне хоть кто-нибудь объяснить, где я нахожусь и что вам от меня надо?

-Ну, допустим, что это некий тренинг ... - был ответ.

- Какой еще тренинг? Да и какое вы имеете право? - ситуация все более выводила Зимина из себя в силу своей, как ему казалось, полной абсурдности. "Может быть, все-таки сон?" - подумал он в очередной раз.

- Ну, если не нравится слово тренинг, хотя почему бы и нет, то, скажем ... суд?

- Суд? Да кто вы такие и кто дал вам право, и, собственно, почему суд?

- Ну, скажем, были указания. И, потом, нас ведь трое, а этого числа всегда вполне достаточно для проведения самых разнообразных мероприятий, уж будьте уверены и поверьте. И, кроме того, ведь часто бывает совсем неважно, есть ли рядом с вами судьи и кто они. Задача суда, на самом деле, состоит лишь только в том, чтобы задавать наводящие вопросы, а ответы всегда дают сами граждане подсудимые, они же, как это не покажется странным, в итоге максимально способствуют принятию и решений. Поэтому, можно было бы нам и начать. Вот вы тут недавно, не так ли, подумали о потере памяти, но ведь такое с вами уже случалось, и не в первый раз, припоминаете или нет?

И тут произошло опять нечто не совсем обычное. Зимину действительно захотелось все рассказать этой странной троице, тем более, что, они, так получалось, скорее всего, были правы, и спешить было некуда. "А, может быть, от этого разговора что-то и прояснится" - промелькнула шальная мысль.

"Да, первый раз это случилось лет 5 назад, на даче" - Подумал он, и перед его глазами совершенно отчетливо встала картина, как он поехал пилить осенью засохшую большую иву у калитки. Никто не знал, почему она засохла, ведь ивы живут по несколько сотен лет, а эту посадили всего каких-то 50 лет назад. Но дело было даже не в этом. Просто, когда он закончил пилить, то тоже почувствовал нечто странное. Ему стало казаться, что умершее дерево каким-то образом воздействует на него. Это было неясное, необъяснимое и странное чувство, но подсказывавшее, что что-то вдруг начало идти не так, как обычно.

А потом, тем же странным образом возникло, тогда, в первый раз, чувство, что это лишь сон, в котором он проснулся у себя на даче. Позднее уже, когда Зимин анализировал случившееся, он понял, что ощущение сна появилось из-за разрыва временной последовательности событий. Но тогда это было просто чувство странности всего происходящего, потому что "сон" не проходил. Он по-прежнему знал, что он - это он, Зимин Алексей Николаевич, живущий в Москве, имеющий семью, окончивший школу, институт и т.д., но при этом из памяти выпадал некий ближайший к текущему моменту фрагмент времени, не подлежащий восстановлению.

Так как тот дачный "сон" не проходил, то он продолжил делать то, что всегда делал, приезжая на дачу. Потом, возвращаясь в Москву, он все время ловил себя на мысли о странности происшедшего. Единственно, что успокаивало его - это то, что ему было твердо известно, что он - это он.

Дома, когда он вернулся, появились новые подтверждения странности событий. Жена спросила, как чувствовала себя на даче его мама. А он совершенно "забыл", что приехал вместе с мамой, а потом она пораньше уехала сама с дачи. И только теперь, после вопроса жены, стал смутно и частично восстанавливать ход событий. Оказалось, что "потеря памяти" носила двойственный характер. Один из фрагментов времени выпал полностью и не подлежал восстановлению, а период времени, предшествующий ему, стал неким туманным воспоминанием, но, после определенных усилий подлежал восстановлению, как эпизод с мамой. Уже перед сном Зимин постарался объяснить самому себе все происшедшее как временную потерю памяти. И, хотя эта мысль и была крайне неприятной, все-таки наличие хоть какого-то разумного объяснения было лучшим выходом из сложившейся ситуации.

Все эти воспоминания промелькнули в голове Алексей Николаевича за несколько секунд, но, странное дело, хотя он вслух ничего и не говорил, по лицам трех людей, стоявших перед ним, было видно, что они были в курсе всех этих событий, что и подтвердилось из их дальнейших слов.

- Но, ведь это не единственный случай, а, Алексей Николаевич? Был ведь и еще один подобный эпизод, не правда ли? - спросил тот, что в кепочке, скорее всего самый главный в этой компании.

- Да, через пару лет опять случилось нечто подобное - ответил Зимин. И снова перед его глазами встала картина таких же странных событий. Это было в пятницу, в июне, года через два после первого случая. К тому времени о первой "потере памяти" он стал уже забывать. Другие мелкие, а порой казавшиеся важными, события его жизни отодвинули эти воспоминания, если и не на самый дальний, то на достаточно отдаленный план. В тот июньский день он, после работы, поехал на ту же дачу, а по дороге заехал в строительный магазин на кольцевой дороге, чтобы купить панели, которыми хотел обить кухню. Он выбрал те, что ему понравились, оплатил покупку на кассе и направился к машине, припаркованной на стоянке. И, опять, как и в тот первый раз, два года назад, уже подходя к машине, почувствовал некую странность событий. Опять возникло то же чувство, что это сон, а затем ощущение непонятной тревоги. И сон опять не хотел проходить.

Стоя рядом с автомобилем, не оставалось ничего иного, как погрузить панели в багажник, сесть за руль и попытаться сосредоточиться, чтобы восстановить ход событий. Но опять было чувство провала во временной последовательности. И, несмотря на все старания, не удавалось выстроить стандартную логическую цепочку событий. Уже позже, думая о случившемся, Зимин вспомнил, что за то время, что он шел к автомобилю, на улице наступила ночь. А ведь дело было в июне, когда долго не темнеет. Тогда же, в автомобиле, было лишь ощущение странности, тревоги и полного бессилия с помощью обычной логики понять, что происходит, и главное определить, что же делать дальше.

Чтобы прояснить ситуацию, Зимин решился все-таки позвонить домой. Попал на сына и тот сам дал ему нужную подсказку.

- Пап, а ты что, все еще не на даче?

"Ага" - понял Зимин - "Значит, мне нужно было ехать на дачу".

- Да попал в пробку - нашелся Зимин - Ну ладно, пока, а то, действительно поздно, нужно ехать.

Утром, думая о происшедшем, его осенила гениально простая мысль. Он достал чек из магазина и мобильный телефон. И там, и там было отпечатано время, когда он купил панели и пошел к автомобилю, это было в 7 вечера, и когда он позвонил сыну, это было уже около 11 часов ночи. Следовательно, для того, чтобы пройти примерно 50 метров от магазина к автомобилю, он потратил около 4 часов времени.

И в то же время он не терял сознания и не валялся где-то на тротуаре, иначе его бы подобрали. Т.е., со стороны, если бы кто-то наблюдал за ним, это должно было бы выглядеть, как, если бы он внезапно исчез, растворился, а затем снова появился из воздуха.

Так как в этом, втором случае удалось точно засечь интервал времени, который соответствовал "потере памяти", то, размышляя впоследствии о происшедшем, Алексей Николаевич уже не мог все списать на эту самую пресловутую потерю памяти. Все больше и больше в его голове выкристаллизовывалась мысль о "путешествиях во времени" и, странное дело, зазвучала и сформировалась идея о некоем "скольжении во времени".

- Ну вот, ведь были же у нас сомнения в правильности нашего выбора - Снова, как будто прочитав все мысли Алексей Николаевича, продолжил тот, что в кепочке.

- Да уж, надо же быть таким тупым - встряла в разговор девушка - Ведь вам были даны все нужные указания и инструкции.

- Какие указания? - удивился Алексей Николаевич - Так, значит, это вы все подстроили тогда?

- Не подстроили, а пытались дать вам некоторые инструкции для дальнейших действий. Мы надеялись, что вы поймете нас правильно и отреагируете соответствующим образом. И сейчас мы бы хотели все-таки получить отчет о выполнении порученного вам задания.

- Какого задания? Я, ведь, просто потом долго думал обо всем, что тогда со мной случилось. Что же касается "скольжения во времени", то я и не предполагал, что об этом нужно кому-то сообщать, но для самого себя я все сформулировал и даже записал.

- Ну да, да - тот, что в кепочке достал из кармана какую-то замусоленную бумажку и, нахмурив от усилия брови, хотя, скорее всего, эти действия были не более чем театральным эффектом, стал читать - "Старение организмов, возможно, связано не только с различной наследственностью и образом жизни, но также и со специальной программой в них заложенной. Программа эта, заключается не в наличии генетических отличий и возможностей, а в том, что можно было бы назвать "скольжением во времени". Это связано со способностью различных организмов совершать микро перемещения во времени в каждый миг прожитой ими жизни, благодаря чему и особи одного вида старятся неодинаково, и особи различных видов проживают свою жизнь за различные периоды времени. Хотя на самом деле жизнь их, померенная в абсолютных временных единицах (детство-юность-взрослость-старость) проходит одинаковые равно насыщенные этапы".

- Замечательно! Но, вернемся к заданию. Оно явно не выполнено - подытожил тот, что был пониже ростом.

- Да, да - подхватили остальные.

- Ну, ладно - снова сказал тот, что в кепочке - А как насчет того, что было до перемещений и скольжений, припоминаете?

- Да, было - Ответил Зимин - У меня ушло примерно полтора года, прежде чем что-то стало получаться.

- Получаться что?

- Я до этого увлекся и прочитал несколько так называемых эзотерических книг, и мне очень захотелось попробовать выходить из тела, повторив то, как в этих книгах описываются так называемые "астральные полеты". У меня очень долго ничего не получалось, но я не сдавался, постоянно думал об этом и старался добиться результата. И однажды это произошло, но не так, как я предполагал, не наяву, а во сне. Я проснулся во сне, и в то же время продолжал спать. Т.е. я начал во сне сознательно контролировать ситуацию. В результате мне удалось засечь тот момент, когда я стал выходить из тела.

- Как это было?

- Когда потом я стал сравнивать, то на ум пришло, что выход сопровождался вибрацией, аналогичной той, что бывает в автомобиле с ручной коробкой передачи, когда включаешь не ту скорость. А потом приходит ясное осознание того, что тело лежит там, внизу, где оно и должно лежать, когда спишь, а ты начинаешь двигаться из него. Я ясно ощущал, как взлетал, поднимаясь постепенно под углом примерно градусов 20-30 вверх, пока не переместился под потолок. Впрочем, на этом практически все в первый раз и закончилось. Я огляделся вокруг, увидел свою квартиру сверху из-под потолка, затем самого себя, лежащего на кровати, а потом стал двигаться вниз и когда снова совместился с телом, то проснулся уже по настоящему, как обычно. Но, главное, утром я встал совсем другим человеком, кем лег спать. Новое знание не давало покоя. Теперь я твердо знал, что все, что было написано в тех книгах - это правда. Люди действительно состоят из физического тела и души, которые могут быть разделены. Единственно, оставался все еще открытым вопрос о бессмертии души. Ведь я выходил из тела, которое было живо, но что происходит с душой, когда тело умирает, было по-прежнему неясно.

- Ну, хорошо, а что потом?

- Потом я стал выходить из тела все чаще и чаще и даже тогда, когда не заказывал такой выход. Кстати, очень интересно то, каким образом человек видит в таком состоянии. Во-первых, угол зрения гораздо уже, ты видишь как-бы узким направленным лучом. Но, главное, абсолютно непонятно, чем ты видишь, ведь глаза остаются закрытыми на покоящемся теле.

- Ну вот, мы и добрались до главного. Ведь была же мысль, что этот вопрос о зрении во время перемещений души и является одним из главных?

- Не сразу, но действительно чуть позже я много думал об этом. Ведь, если в астральном полете мы прекрасно все видим, то должно быть у человека и иное зрение, и, следовательно, и в обычном состоянии мы, скорее всего, можем видеть сразу двумя способами, просто второй способ может оставаться для нас в некоем подавленном состоянии, раз уж есть первый привычный, с помощью глаз.

- Ну да, да. Это, как и возможность думать - можно словами, а можно и без слов. Аналогия полная. И, Алексей Николаевич, заметьте, аналогии часто ведь бывают главнее, чем самые что ни есть важные законы. Но, возвращаясь к теме нашей беседы, нужно констатировать, что вы получили, и, заметьте, голубчик, уже во второй раз, все необходимые инструкции, и опять ничего не сделали. Но, а дальше-то что?

- А дальше, однажды я вылетел из тела и вдруг сильно испугался.

- Чего?

- Я стал подниматься вверх как-бы по спирали и вдруг почувствовал, что не могу вернуться обратно и найти свое тело. Это было очень страшно. А утром я проснулся, слава богу, в своей кровати, но с этого момента я был абсолютно уверен в том, что больше никогда не буду летать во сне. Это было абсолютное знание, как будто кто-то просто вложил эту мысль в меня.

- Да, к тому времени мы уже просто поняли, что толку не будет.

- Так это опять вы организовали?

- Ну не совсем, мы уже говорили, что ничего не организуем, а просто даем некие инструкции, хотя, надо признаться, может быть и несколько для вас странным способом. Однако, ведь нам пора и закругляться.

- Что вы имеете в виду? Как это - закругляться?

- Да в прямом теперь уже смысле.

И вдруг Алексей Николаевич почувствовал, что, как и тогда, во время своего последнего астрального полета, так и теперь, он вдруг оторвался от земли и стал подниматься вверх, медленно вращаясь по спирали.

"Ага, так вот что значит - закругляться" - успел подумать он, и в тот же миг его охватило чувство какого то неземного облегчения. Он взлетал все выше и выше. Южный город, в котором он только что был, куда-то исчез вместе со всеми своими зданиями и странными его обитателями.

Да Алексея Николаевича все это по какой-то странной особенности уже и не очень чтобы интересовало. В тумане, его окружающем, вдруг стал отчетливо виден впереди свет, который становился все ярче и ярче...

"Вот оно что..." - подумал Зимин, хотя мыслить словами хотелось все меньше и меньше. Мысли теперь рождались сами по себе, без слов. Но и это не вызывало больше удивления, а было вполне естественно, как будто иначе и быть не могло. Его все больше и больше охватывало радостное и неземное чувство всеобщего освобождения от всех старых тревог и забот. И это было одновременно и чувством радости от предстоящей встречи со светом, к которому он неумолимо приближался...

* * *

Когда приехала "Скорая помощь", вызванная женой, всем было ясно, что делать что-то уже поздно. На лицах врача и фельдшера читалась усталость. Было уже около 6 часов утра, и это был их далеко уже не первый вызов за эту ночь, а до окончания смены в 8 утра оставалось еще целых два часа. Врач пощупал для проформы еще раз пульс, хотя в этом и не было особой необходимости.

- Да, да, обыкновенный случай - сказал он в ответ на очередное всхлипывание жены - Да, я же вам уже объяснял - острая сердечная недостаточность, стандартный случай, городской образ жизни, мало двигаемся, неправильно питаемся, переедаем, как же-с. Сейчас дадим вам справочку, и обязательно дождитесь милицию. Впрочем, я уверен, проблем не будет, они вам тоже свой документик оформят, это так всегда положено.

От этого старомодного докторского "как же-с" жене почему-то стало сразу спокойнее и даже стало казаться, что потеря мужа действительно не так уж и страшна, и что все со временем образуется.

- Но, как же так? Отчего так вдруг, и так внезапно? - тем не менее, продолжала она по инерции, в который уж раз, задавать одни и те же вопросы.

- Бывает, с каждым может случиться. Приносим вам наши искренние соболезнования. А с другой стороны, это может быть даже и лучше вот таким-то образом, когда сердце остановилось, чем, скажем, когда инсульт, или там пневмония, или иные острые или хронические заболевания. А тут - раз, и даже, можно ничего и не почувствовать во сне-то. Вы, уж, нам поверьте, голубушка, мы дело говорим, всякое и не такое видали ...

- Эх... - и медработники в сине-зеленых робах скорой помощи, устало вздохнув, направились гуськом к выходу, стараясь полами своей одежды не задевать за близко стоявшую мебель...

  2016

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: