Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
 
Главная страница
Из нашей почты
 
А.Мусина. Лес и человек.
В.Бохов. Рассказы
М.Асанова. Стихи
А.Габов. Стихи
Г.Гузенко. Стихи
Н.Сухинова. Стихи
А.Виниченко. Стихи
И.Тарасенко. Бабочка и Будда
В.Макаров. Южный город
В.Макаров. Якутианские хроники
И.Криштул. Стихи
Г.Моверман. Стихи
И.Манина. Стихи
Е.Каргопольцева. Стихи
С.Уткин. Стихи
С.Уткин. Прозаические миниатюры
Е.Зарубина. Стихи
М.Краева. Стихи
Е.Щенникова. Стихи
М.Дарбашкеев. Стихи
С.Белый. Стихи
В.Власова. Стихи
Ю.Лысова. Стихи
А.Беланцева. Стихи
Е.Галямова. Здесь оставаться нельзя
В.Нервин. Стихи памяти Венедикта Ерофеева
В.Нервин. Баллада о бифштексе
Р.Любарский. Стихи
Р.Любарский. Рушник
Р.Любарский. Последний звонок
Р.Любарский. Город Медем

Александр Габов

 

Глазнюк в космосе

С ностальгией по шестьдесят первому
вспомнил Юрочка детско-советскую,
подчинившуюся делу хлебному,
ту мечту Байконуро-Храбрецкую.
Юра нам про мечту не расскажет
(мол, простите, но слишком уж личное),
растворивши себя в антураже
заокладного и заналичного.
В белоснежном просторном скафандре,
прибывая в стерильной нирване,
он, безногой молясь саламандре,
смотрит алые меридианы.
Те ведут толи к центру Земли,
толи к астигматической точке,
из которой торчать бы могли
нашей оси вращенья сучочки.
Кружит на пациента орбите,
щурит карие спутники Юрий:
«Говорил же я вам, берегите
и один, и второй свой меркурий!»
И на левой планете увидев
поражение явное склеры,
ухмыльнул в дальний угол апсиды:
«Не в порядке у вас атмосфера…»
К детству мы пристаем с челобитными,
а для Юры всё совершено!
И, возможно, что неочевидная,
и, возможно, что лишь для него
сквозь озоновую роговицу,
сквозь арктические льды хрусталика
мечтой, сбывшейся через глазницу,
разлилась неземная романтика...

Сновиденческая память

I
Никта зажигает
черничным цветом светофор,
к ужину шагают
Морфей, Фантас и Фобетор,
а каждый за собой ведет
голодных, но красивых женщин,
и чернозёмный небосвод
босыми ножками увенчан.
(Хоть греки назвали и верно
поваров, созидающих сны,
Богам унизительно-скверно
к людским адресатам идти:

работу, как водится, чёрную
на чревоносящих свалили;
но здесь справедливо гнетенные!
С проклятием - чтоб не родили.)
Разбирают стулья,
к трапезе готовы.
Плавники акульи
будут бестолковы,
блюда актуальны
здесь совсем другие:
зубы, люди, ванны,
новости благие,
ужасы, кошмарши, -
всё из этих тем.
И, перемешавши
блюда в животе,
без стратификаций,
возрастов и наций
поспешат нам сбацать
мир галлюцинаций.
С походкой и вздохами томными
к заснувшим с попыткой подходят
и бремени ждут эмбрионного, -
сознанье инстинктом изводят.
Плацентой подключат, как кабелем
к миру внутриутробного дна,
подкармливая переваренным,
в фазе парадоксального сна.
В слезах - ушла сизигия…
кричат: «Ах, Ева, нам бы в муках!
Мы из другой религии…
что облака для близоруких?»
Ухом ультракрасным
мы, эхо стонов уловив,
вспомним сон напрасный =
сквозной инфрафиолетив.
II
Мы с тобою давно не виделись,
ты боишься, меня не узнаешь,
фотографии - исправители
корректируют черт моих залежь.
Но одних их тебе не достаточно,
тоской общей мы разделены
и придумал я способ загадочный…
Где твои материнские сны?
Не побоюсь нарваться я
к троице на беду,
если откажут хладные -
к женщинам я пойду.
И (не раскрыться чтоб в зависти)
в тысяче не состоявшиеся,
женской гордясь солидарностью,
к дважды счастливой без аиста
и без капустных зарослей
мой принесут фантом:
в торопь - не из-за старости,
но чтоб забыть наш дом…
Подсознание много внимательней, -
ходят слухи, помнит, мол, всё,
на подошве резинкой жевательной
собирает всякий песок.
Память матери ненасытна.
Ты проснешься и не осознаешь,
но встречая с дороги сына,
мои щеки губами узнаешь.

Капает из крана

Закрутите кто-нибудь кран!
"Тв м-ть" только в алфавите;
рот - в кабак, а не в ресторан!
Боже, кто-нибудь, закрутите!

Капля атаковала
и ударами подает
разность потенциалов
на искрящийся нервосвод.

Может я устарел морально,
и нового формата сном
со мной делится либеральный
водопроводный метроном?

Поздно. Вынужден с большинством
согласиться и быть как все,
я весь день (нынче и перед сном)
не меняюсь в своем естестве:

на зло шоумен-ветеранам,
на зло давящей нас рекламе,
политикам, каплям из крана -
я с закрученными ушами.

Мимолетные леопарды


На голых землях, напитанных
летним теплом, расслабившись,
капризно в небо уставившись,
люди лежат во свитерах.

Косяк в небе белый лососевый
взглядами мы обнаружили,
но не заметили душами
приход леопардовой осени:

кругом не сухой лист матовый,
не на почве лежим, кто ослаб,
а на мягких подушечках лап
в объятиях леопардовых.

Наверное, дух лососевый
манил этих кошек осени...
Багрянеци злато сквозь
мурлыканье раздалось...

Опережая мысль,
ровно, как страх скомандовал,
топнул, я с дурью адово,
в голос прикрикнул: "Брысь!"

Прыжком удалилась нега
сквозьветви сухого ореха.
Сквозь не отзвучавшее эхо
посыпали хлопья снега:

лососи накрыли зонты;
окружающие разбежались.
В голове кручу видеозапись
как пятна уносят коты...

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: