Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
 
Главная страница
Страницы друзей "Темного леса"
 
Воспоминания об Ирине Ватман (Мисс Морган): Ю.Фридман
Н.Шеманова
М.Бялик

Юлия Фридман

МИСС МОРГАН

http://lj.rossia.org/users/aculeata/1142015.html

Отец Мисс Морган был коммунистом в Америке. В конце двадцатых он был арестован и приговорен к смерти (подбивал рабочих не работать). Советские чекисты выкрали его из камеры и вывезли чуть не в трюме. Фамилия его была Ватман. И Мисс по паспорту - Ирина Ватман.

Лет десять он прожил в Москве, заправлял чем-то на тракторном заводе. "Десять лет без права переписки" получил уже от московских коммунистов в 37 году. Успел родить дочку на момент ареста, и было ей тогда два с половиной года.

У Мисс Морган был старший брат, мамин сын от первого брака. Когда маму арестовали, он попал, видимо, не в детдом, а к родственникам. А Мисс отвезли в Харьковский детдом в Мерефе. Но маму не расстреляли, через несколько лет она вернулась домой.

Когда пришли немцы, Мисс Морган была в Одессе с бабушкой и дедушкой. Правда, деда, нарушившего комендантский час, повесили на третий же день. Есть что-то вроде интервью Мисс, там много об этом, если мне разрешат, я его вывешу. Она рассказывала: "Немцы вошли в город, и это надо видеть. Очень легко увидеть, когда Вы смотрите кадры, как наши входят в Чехословакию. В Чехословакии встречали хлебом-солью, с цветами, они берут на танки детей, старушки целуют руки-ноги. Мы же видели такие кадры в хронике. Вот ровно так немцы входили в Одессу. Улица была полна народу, все стояли и преподносили хлеб и соль, и радовались - наконец наступит порядок."

Порядок наступил на многих, как известно. Мисс и сама чудом осталась жива.

Потом она выросла - и есть много, много историй. Я ее увидела в первый раз, когда ей было под шестьдесят. Это, может быть, самая обворожительная женщина, которую я когда-либо знала. Похожие впечатления не только у меня, есть много тому свидетельств, но приводить их здесь едва ли уместно. Мне всегда хотелось иметь достижения и хвастаться ими, и чтоб она слышала.

Я узнала о ней еще в детстве, в Москве. Она преподавала английский по системе "погружения", сейчас это назвали бы ролевой игрой. В советской Москве это и была игра: знать живой язык тогда было незачем, получалось по смыслу больше похоже на знакомство с культурными реалиями. Моя сестра училась в одном классе с ее дочкой Машей, и весь класс под руководством Мисс играл в эту игру. Когда Мисс переехала в Америку, общекультурная часть уроков стала сравнительно куцей, занятия стали привязаны к практике, к насущной потребности эмигрантов.

Работал двухмесячный курс погружения в английский удивительно, приводя к стопроцентному почти трудоустройству эмигрантов. Оказалось, что американский английский здорово ритуализирован. Если словарный запас Эллочки-людоедки отскакивает от зубов, и видно, что человек рефлекторно произносит нужную фразу - он воспринимается как свой, нужно такого брать.

В Москве ли, в Америке 13 октября перед дверью квартиры Мисс стояли цветы, корзины цветов. В Бостоне она жила в таком помещении, куда днем не заглядывало солнце - а надо понимать, что летом там страшно жарко, и если проводишь дома занятия с группой в тридцать человек, нужно внимательно выбирать место для жизни. Она ложилась поздно. С ней было невероятно здорово гулять днем и ночью, потому что она замечала подробности. Оказывалось, что существуют поблизости очень красивые вещи, и вот они вдруг попадаются на глаза.

В ее доме водилось очень много разных растений, какие-то приносили нарочно, какие-то возникали непонятно как. Где бы она ни жила, как бы мало это ни соответствовало климату, местной экологии и проч., рядом с ее домом скоро начинали расти незабудки.

Так было и в том доме, в который она переехала в последние месяцы перед смертью. Она почти не могла ходить, поэтому незабудки выросли у самого крыльца.

Литературоцентричное поколение читает жизнь, как книгу, а в книге важен конец. Ей не нравилась мысль лечиться от рака, не хотелось начинать цепляться за соломинки, это противоречило ее представлению о том, что значит умереть достойно. "Котинька, - она сказала, - я знаю, что эти методы помогают. Но они помогают тем, кто в них верит, а я, ты знаешь, не отношусь к этой категории," - и засмеялась. Но она уже кашляла, когда смеялась, всегда.

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: