Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
 
Главная страница
Литературный Кисловодск и окрестности
Страница "Литературного Кисловодска"
Страницы авторов "ЛК"
Страница Сергея Смайлиева
 
Свободные стихи
Знак Стрельца
Стихи, опубликованные в "ЛК"
Фотографии
Памяти Игоря Панькова

Сергей Смайлиев

ЗНАК СТРЕЛЬЦА

(Вторая книга)

Компьютерный набор Л. Девяткиной.

 
Лишь добрался до этого края -
Ветер дунул и дождь закапал.
 
Одинокий скиталец - найду ли
Я пристанище в мире большом?
 
Мне достать бы облако с неба
И надеть бы его, как шляпу.
 
Мне б укутать себя землею,
Как простым дорожным плащом!
 
    Су Ши (Су Дун-по)
    1037-1101гг.
    перевод Игоря Голубева
 

* * *

Вот купись на призывы к духовности,
И уже не отпустят
Обольщенья прикрашенной совести,
Образцы респектабельной чуткости:
 
Потому-то какая мне разница:
Где идти, с кем связаться -
На дороге лишь деньги валяются
Да трескучие фразы.
 
    1986 г.
 

/ПРЕЛЮДИЯ/

Разве я виноват
В том что сейчас осень
 
В ожиданье весны
Сижу на полу у электрокамина
Если убрать от камина "электро" -
Чем не средневековье
 
Включаю григорианский хорал
Закрываю глаза
 
Можно молиться и умиляться
Прощать за добро и платить за грехи
И не любить за красивые ноги
 
Ночь
Италийская площадь
Дева босая у стрельчатого окна
Влюбленный соблазнитель
И так далее
 
Слезами мне хочется расцарапать пластинку
 
Я люблю тебя
 
Нужно же хоть с чего-то Начать
Еще одну песню
 
    1983 г.
 

* * *

Под взъерошенной дюной
С указателем
Где размышлять о величии моря
 
Мотылек
Моим телом
От ветра прикрылся
 
Время дождется чтоб каждый свою
Самоотверженность сотворил
И не оставит
 
Ни песка ни следов
Ни страстных озарений
На закатной дорожке
 
    1993 г.
 

* * *

Желанья чиститься
Привычки пачкаться
Кривые ноги подсолнуха
 
    1988 г.
 

* * *

Целый век прошатался в краю
Где рады восполнить утрату
Друзей и надежд
Подвернувшимся телом доверия
Ну хотя бы клочком
 
Не жалел что вся шкура в заплатах
Из того что взамен оставляли
 
Я тебя понимаю
Одинокая ива
На том берегу Подкумка
 
    1986 г.
 

* * *

Каждый день
из шкафов заводской раздевалки
За моим раздеванием следят
Фотографии
Мощных вояк
Музыкантов
Красивых машин
Обнаженных красоток
Бог весть о чем размышляющих
 
    1989 г.
 

* * *

Ночь - это множество звезд,
Не желающих светом делиться.
Жизнь - как безвыходный, свой,
Арестантский вагон.
Можешь прослыть хоть убийцей,
Хоть самоубийцей -
Ну-ка признай, что получишь
Все тот же перрон!
 
Время потерпит -
Узнаешь всего понемногу:
Битым успеешь, и милым, и темным
побыть.
Можешь считать,
Что таким ты и нужен был Богу -
Как же иначе
Надежду на нужность растить?
 
Можешь во что-то поверить,
А можешь не верить.
Хоть Соломона
Бездонной тоской переплюнь -
Всей этой спесью
Сработаешь только на время,
Даром, что времени
Самодержавный холуй.
 
    1988 г.
 

* * *

Всякий канет в свое -
Как ни тужься сбежать
В стаю родственных душ,
Восхищенных свободой.
Чем себя ни уймешь -
Если носишь печать
Очарованных вечностью
Звезд и подобий.
 
Даже если узнал:
Как придется платить
Ведам свежей травы
На оскалах проталин,
Даже если сумеется
Вымучить вид,
Что еще на потеху
Желаньям оставлен -
 
Под напором любви,
Каждым всплеском добра
Доводя до лохмотьев
И разум и тело:
Так легко себе
Судьбы творцов примерять,
Чтоб хоть где-то
Бессмертье души уцелело,
 
Чтоб - дурея
От женского смысла весны
Приобщиться
К цветению солнечных струек, -
В каждом тереме туи
Коснувшись цены,
В каждой крыше,
Развесившей сопли сосулек.
 
    1988 г.
 

* * *

Наперекор бессмыслице свершений
Красуется огромная луна.
В спокойном небе - звезд
    столпотворенье,
Непонятой Вселенной письмена.
 
Трезвея, у костра сидят ребята,
Забыв, что за горами город спит;
Зачем здесь этот лик, страна и дата?-
Где тыщи лет сошлись тебя лепить;
 
Когда черней и ближе черный купол,
Предначертавший каждый поворот
И этой вот бессоницы и смуты,
А Бог молчит, что сам свое
    возьмет.
 
    1980 г.
 

СВЕТЛАНЕ

Ты знаешь, ведь и я умру.
Умру и все. Без предисловий.
При чем здесь драма на миру -
Я сам себе вселенной вроде.
 
А как ты думала! Вот так -
Без дураков, причин, приличий,
Забыв терпение и страх,
Забив любовью горло птичье.
 
И чтоб вот так же кто-то мог
За чаем, чавкая печально,
Составить ахи в некролог,
Танцульки омрачив нечаянно:
 
Ты знаешь!
    Каждому - свое?
 
:И не заметят.
    И заменят.
Мое - заменят на новье -
Как и твое уже наверно.
 
Все жизни ради воронья.
Я может тоже проклял крылья.
И вот - отстал.
    Тебя, тебя В то воскресенье схоронили.
 
    1984 г.
 

* * *

Я закутаюсь в пар дыхания,
В зимних сумерек тишину,
Сквозь метели и расстояния
Дум подснежники протяну,
А потом - руками замерзшими
Буду снег души разгребать
И желаньями неосторожными
Твои следы целовать.
 
    1981 г.
 

* * *

И лопухи и царственные клены
Листвой в грязи сравнял
Осенний дождь.
 
    1989 г.
 

* * *

Сиденья у веселых каруселей
С такими лунками как будто
Их мастер представлял
Как замерзает дождь
И мертвая листва
 
    1988 г.
 

* * *

День ото дня в уютном кресле
А еще жалею
Умершую в вазе хризантему
 
    1987 г.
 

* * *

На предельной
Визжащей дымящейся скорости
Гоняю токарный станок
Нужно же отвести душу
Кромсая и обтачивая
Если не жизнь
То хотя бы стальную болванку
 
    1981 г.
 

* * *

Я так продрог без твоего тепла
Что глядя на меня
И крыши потемнели
И съежились могучие каштаны
Дрожит осенний дождь
 
    1981 г.
 

* * *

Дым горящей листвы
Взгляд листвы неопавшей
Вот и все что я помню
Настроение было такое.
 
    1989 г.
 

* * *

Зеленое живое дерево
В квартале умертвившем даже камень
Не умирай пожалуйста
 
    1985 г.
 

* * *

Три года не был у ручья
А он все также радостный и чистый
Могу ли я так о себе сказать?
 
    1987 г.
 

* * *

Заброшенное кладбище
Могил так много
Как будто кто сюда
Мои надежды приносил
 
    1980 г.
 

* * *

День за днем на ремонт уходил
А вчера даже ночью работал
 
Но зато в своем доме
То стою у окна на восток
То в окошко на запад
Вижу времени жить не осталось
 
    1989 г.
 

* * *

Голоса терпеливой горы
Не расслышать сквозь хитрые вздохи
Затоваренной станции
Тела и веко-чела.
Слишком много дорог,
Чтоб хотелось ходить по дороге.
Вот теперь и не верю:
Куда меня дурь занесла?
 
Хоть молись, чтоб Вадим
Отыскал нам тропинку в тумане.
Хоть припомни: чего не хватало
В родном барахле?
Что оставил здесь Бог
На вкраплениях черных тюльпанов? -
Чтобы я многозначным вопросом
Застрял на скале.
 
Ниже - дождь и Терскол.
Ждут туристов Сергей и Ирина.
Им, хранителям, ясно,
Что лучше видать с ледника:
Стройки, пушки: - мечтой
человека
Обрушить лавины
И мечтой неприступности гор -
Облака, облака.
 
    1995 г.
 

* * *

Я читаю исландские саги
И боюсь взглянуть в окно:
Там свирепые тучи-бродяги -
Будто викинги в страшном кино:
 
Не к добру столпились, наверно.
В темноте заблестел топор:
Да, подумаю, было время...
Мало что изменилось с тех пор.
 
    1981 г.
 

* * *

Может быть, это кони -
В бессонице - рысью?
То ли мчат от погони,
То ли рыжие, то ли стигийские?
 
Это, кажется, кони!
А дороги не видно за гривами,
Позади где-то родина, мама,
любимая.
 
Даже дух захватило.
Вот уже позади перепутье,
Где отчизна моя заблудилась
Минутная.
 
Позади...
И - уносят все дальше -
И от зорь и от плах, и от выдоха:
Не на продажу!...
 
Это, кажется, кони,..
Где-то родина, мама, любимая...
Прошуршали в бессонье
И сгинули.
 
    1983 г.
 

* * *

Разве много мы ждали
От этих сырых поцелуев?
Почему же ты так беспокойно
Сидишь на ковре,
Подбираешь слова,
К фотографии прежней ревнуя
Неожиданным "вы"
Второпях обратившись ко мне?
 
Неужели и ты...
Впрочем, Вы, моя польская панна,
Озабочены тем,
Что в ближайшие наши часы
В добродушном бреду
Заоконного звездного храма
Засверкают, ощерившись,
Злобные Гончие псы,
 
Те, что сбились со следа,
Отстали всего на мгновенье,
наши судьбы гоня
Через топи рождений и стран, -
Чтоб не встретились мы...
Только все это сказки, наверно,
Только повод обнять Вас
И спрятать в свой тошный туман.
 
    1983 г.
 

* * *

Отголоском чужого романа
В полудреме банальных свечей
Неумная польская панна
Замерла у меня на плече.
 
Новогодняя ночь не торопит.
Мне приятно повластвовать в ней,
Представляя растерянный шепот
Потерявших хозяйку гостей...
 
Хорошо у чужого дыханья,
Но становится страшно чуть-чуть,
Что она - не в минутном желаньи
Согласилась ко мне заглянуть.
 
    1983 г.
 

* * *

Без утешений и побед,
Устав бравировать сиротством,
Их одиночество поэт
И я... проспектами плетемся.
 
То вдруг завязнем в ручейке,
То в облаках, в деревьях, в лицах... -
Чего не встретишь в городке -
Заждавшегося: в ком раскрыться
 
Взаимным отзвуком тоски,
Гармонии, родства и ноши...
И потому нам шлют плевки
Все респектабельные рожи.
 
Не может родина рискнуть:
Избаловать добром того, кто
Едва нащупывает путь
Сочувствия в стране охоты.
 
И я на спутника гляжу -
Предвидя: что случится дальше.
Но не жалею, не скажу.
Как этот рыжий - мне - не скажет.
 
    1984 г.
 

ЛИТЛ РОК

(для гитары с оркестром)
Танцуйте
Какофония губ
Распутица жестов
 
Семь с половиной минут
Дешевого блица
Танцуйте
 
Семь с половиной минут
Всхлипов моих
На продажу
 
Семь с половиной минут
Моего гуманизма
Ибо
 
Задумавшихся
Расстреливают
Гимнами о свободе
 
    1983 г.
 

* * *

Вот это град! Вот это ливень!
Вот это случай для небес
Воздать за радугу уныний
И торжища моих торжеств.
 
И не спасает от ударов
Вершины тополиной топь.
И зонт, в угаре струй и страхов, -
Рад сам за мой укрыться лоб.
 
И больно. И спасаться поздно.
И где? - если не там, не с тем,
Кого успел предать и бросить -
Когда на зов остался нем.
 
И злится молний вереница,
И я, превозмогая лед, -
Как иудейская блудница
Под камнепадом у ворот.
 
    1982 г.
 

* * *

Ведь и сегодня не уйдешь
На край долины и удачи.
Встречаешь вечер, как задачу,
А если все-таки уснешь -
 
Простишь мечты свобод и уз...
Да мало ли - чем тешить хитрость.
И в новый день войдешь, как ?руз,
И ничему не удивишься:
 
А что поделаешь - февраль
Все переврет в свои туманы.
К закату грошики желаний
Порастеряешь - и не жаль.
 
    1985 г.
 

* * *

Я хочу, чтоб завтра плакал ветер,
Простодушный мелкий дождь шумел
И, мой путь предсказывая, где-то
Одинокий лист с ветвей летел.
 
Чтоб за горем городских окраин
Шляться по сверкающим лугам
Там, где холод сам себе хозяин
И ручей петляет по горам,
 
Чтобы недовольные погодой
Люди грелись, коротали век
И не ведали, что снова кто-то,
То есть я, брожу - один за всех.
 
    1980 г.
 

* * *

Небу легче во время ночного дождя.
Да и мой уже хлам растворился в дороге.
Зазевался - и вот разлетелась орда
Необузданных мыслей - куда: ради Бога.
 
Как невесело телу без этих кривляк
Беззащитно встречать не желающих встречи
Силуэты продрогших ворон в тополях
Да порыв ликованья лягушек от речки -
 
Будто знавших, что я оттого и смолчу,
Что в отчизне насмешек
    над нищим безумством
Так привык доверяться посредникам чувств,
Что уже и не вызвать доверие чувства.
 
    1987 г.
 

* * *

Когда я соберусь печатать прозу,
Наверно, проще будет иногда
Без дураков помучиться вопросом:
Как не оставить на земле следа?
 
Исправить невеликую заслугу
Желанья изменить, украсить мир -
Как всякий, кто навязывался другом,
Да столько наплутал и наблудил,
 
Что хочется еще пройти немного
И строчкой свежих простодушных слов
Закрыть свой гонор,как сентябрь - дороги.
Вон сколько листьев за ночь намело.
 
    1987 г.
 

* * *

О. М.
памятнику
Вот приехал в твой город,
    знакомый до слез,
Извини, что непрошено и безобидно.
Ленинград полушепотом, полувсерьез
Оглушает меня хороводом дождинок
-
 
Будто верит, что нечего мне досказать,
Твоей тенью уже занавесило море:
А кто я? Фарисей? Самозванец? Вагант?
Или просто дурак
    из бульварных историй?:
 
Твоей тенью уже занавесило дни:
Ленинград? Петроград?
    Спит Россия холопья? -
Не понять. Страшно,
    стыдно остаться в тени.
Страшно, стыдно, заманчиво -
    грудью на копья.
 
    1983 г.
 

* * *

Хотел спросить: чей это берег?
Да вот: родные ружья, рожи:
Кто хоть однажды видел Терек,
Кто прохолуйствовал вельможей:
 
Куда ж тут плыть? - повсюду студень
Вольноотпущенной державы:
Что ни Иван - то Божий дурень.
Да и Владимир, и: лукавый.
 
И здесь на всякого довольно
Хандры, и грязи, и сомнений:
Какой: какой еще угодно
Обжить грешок? Когда над сценой
 
То ли уже чернеет случай
Игры когтями и ехидцей:
Ну, где ж не выживет поручик!?
То ли и мне в седле не спится.
 
    1999 г.
 

* * *

Отец построил дом
Чему-нибудь
И я бы должен в детстве научиться
 
Да вот с тех пор
Когда мое окно
Чужие люди заложили
Чтоб лучше было видно телевизор
 
Еще прислушиваюсь:
Кто прояснить хоть что-то обещает?
Но в роль кирпичика
Все не гожусь и не гожусь
 
    1997 г.
 

* * *

И кто такие лебеди
За облаками в дождь и ветер
Не выяснить
У тех кто разгалделся у кормушки
 
Холодный ветер
Низкий дождь
Я в горы собираюсь
Чтоб в облаках витать
 
    1986 г.
 

* * *

В трамвае
Я передавал билет
Унылой женщине с ребенком
И улыбнулся о чем-то своем
А она
Передавая его дальше
Шепнула "спасибо"
 
    1982 г.
 

* * *

То ли просто забыли
Карусели покрасить
То ли знали что дети
И ржавым скрипучим уродцам
Будут рады
Как взрослые -
Каждому скрипу судьбы.
 
    1989 г.
 

* * *

Ну хотя бы обмолвись:
Как там без меня
Наш котенок,
Мой самый приятель усатый?
Хорошо хоть ему
Не могу объяснять:
Где Латинский квартал
Для мышей и пернатых:
 
В обольщеньях, что, может,
Не зря занесло
Нагрузиться - извечный студент -
До того, что
И себя разглядеть
Иногда тяжело,
Как божественный замысел
Между про-прочих.
 
    1991 г.
 

* * *

Ну и ливень - последний товарищ
За ночь до отъезда.
Вот и помощь очиститься,
Мирно взглянуть на отъезд.
Распахну все, что можно -
Чтоб ветра побольше и света -
Чтобы смыть и с двери, и с надежды
Завистливый крест.
 
Здесь все знаки свободы
Свели до клейма самосуда.
Здесь глашатаи духа
С душком и повадкой шпаны.
Здесь жилье от жилья
Отличают набором посуды
И удобством, что все:
И все ночи в цене для резни.
 
Дивный мир общежития
Памятных склок и претензий.
Где и я соучастник,
Мишень вековечных долгов.
Только в грохоте капель
Сморились бравурные песни
Под молчанье зарезанных
Ради мечты петухов.
 
Пышный город теряет огни,
Не успев и взмолиться.
Потерпи, мое сердце! -
Найдешь себе по сердцу нож.
Уезжаю с собой.
Принимай на прощанье, столица,
В свете всех моих окон
Весенний сверкающий дождь.
 
    1990 г.
 

* * *

Неожиданный снег - это праздник
Осмысленья работы в саду.
Неужели я тоже участник
Очищения через беду?
 
Ни просвета поблажки на лицах
Туч, деревьев, осипших дроздов.
Бесполезно копаться в теплице
Над простуженным стоном цветов
 
Обреченному выбрать: кто нужен
Ради кучек листвы и возни:
Или трепетный мир не нарушить
Всех, кто спрятался здесь до весны:
 
    1993 г.
 

* * *

Невелик урожай,
Да и тот уронил на пороге.
А ведь мог донести: до расчетов:
Насколько с ним жить?
 
Еще шаг - и сродниться
С претензией к вечности, к Богу,
Трепет хрупкости жизни
Утратив с набором защит.
 
Бесполезно стыдиться,
Что лишь хитроумная жалость
Неслучайных пощечин
Еще отрезвляет глаза.
Мне начать бы со счастья,
Что не нарастает усталость
Да орехи по комнате
Радостный кот разбросал.
 
    1992 г.
 

* * *

Не верилось
Что люди так сплотятся
В тяжелый год
Надеждой что-нибудь еще
Отдать за фантики и погремушки
 
Наверное и я
О чем-то грезил
За станком-кормильцем
 
Спешу домой
Великою китайскою витриной
Выпытываю:
Для чего
В беспамятство
Возводят благодатный труд?
Примериваю замыслы чужие
 
Предстать-то в чем?
 
    1999 г.
 

* * *

Под ярким солнцем
Гордится собственной
Большой и страшной тенью
Наивный маленький
Навозный жук
 
    1991 г.
 

* * *

Никто из дачников
Не вырастил такие сорняки
Как я минувшей осенью
 
Вот и теперь -
Еще не стаял снег -
Спешу взглянуть:
Готов ли кто
В садах взаимных пыток
Опомниться
Что у души
Особенные грядки:
Забросишь - и задушит урожай
Непрошеных рецептов ожиренья
 
    1992 г.
 

* * *

А вот у друга нет велосипеда -
Остался греться в комнате, в зиме,
Не зная, как свистит в ушах обида
И как гитара мерзнет на спине.
 
Он - там, я здесь. И некому представить:
Как посреди бессмертия нужны
За поворотом дом и чашка чая,
И верная дорога вдоль стены.
 
Он в теплом доме злится, я - в дороге,
Но ведь за злостью не видать ни зги.
И целый мир, разумный и широкий
Для нас двоих на целый час погиб.
 
    1985 г.
 

* * *

Даже битую чашку
Не выбросить мелкой утратой.
Где уж тут непристрастно
Узнать на оставшийся век:
Как изношено тело
Служением верой и правдой
Самым нежным и бережным
Сказкам в дурной голове.
 
И не то что привык.
Деться некуда.
Каждым движеньем
Утвердишь мирозданье,
В котором исполнишься сам.
Чьи осколки собрать? -
Все одно: просвещенье, прощенье:
И в захламленной кухне
Что может мешать небесам?
 
    1995 г.
 

* * *

Не желая служить -
заблудился в цветах
    Ли Бо
 
Молчу за письменным столом,
Не понимая слов о том, как
Под первым мартовским дождем
Простился с другом из поселка,
 
Как плелся в город по грязи,
Все соглашаясь понемногу,
Что вместо денег на такси -
Мне нужен ветер и дорога,
 
Как наконец пришел домой,
Играл с котенком, чаем грелся,
В уют поверил и покой,
Разнежился и осмотрелся,
 
И - не увидел ничего,
Что лишь недавно позволяло
Искать в дожде следы Ли Бо,
Древнекитайские развалы:
 
Ах да!.. И вот пишу стихи.
Пишу, рифмую потихоньку
Ассоциации тоски,
"в грязи - такси", Китай - с котенком.
 
Пишу. А хочется поныть
И, в тон банальному романсу,
Уснуть на девичьей груди
Или наоборот - скитаться,
 
Уйти к блаженным, как Ли Бо -
Погнавшись в реку за луною,
И вот сюда вписать любовь,
И кровь, и что-нибудь родное:
 
Молчу за письменным столом.
А дождь уже сменился снегом.
И я все больше незнаком
С собой - тем слабым человеком.
 
    1985 г.
 

* * *

На другой стороне
Бесконечных окраин души
У меня есть парадный костюм
И китайская роза.
Как стихийное бедствие - кот:
А на этой - дрожат камыши,
И, проспавшее зиму,
Болото насквозь безголосо.
 
Не успел и заметить,
Как сбросил с очей саркофаг -
Приобщая себя
Ко всему, ко всему, чему внемлю:
Ощущая готовность
Вмороженных в лед черепах
Пробудиться и жить,
И держать над безумием землю:
 
    1991 г.
 

* * *

Дожиться: не пойти ко дну
Своей нажитой преисподней,
Чтоб: не выдумывать вину
На промороженном перроне,
 
Влюбиться в оттепель пальто
И видеть в сумеречном снеге:
Как прорастает каждый вдох -
Когда осыпались доспехи.
 
Опомниться: какой же плут!
Но в чем? - себя уже не мучить:
Сегодня точно не придут
Ни друг, ни раздобревший случай,
 
Ни то, что привыкал спасать
Футляр души оледеневший:
Ты мне ли, Господи, дал знать:
Что значат искренность и нежность?
 
    1995 г.
 

* * *

Пусть робкие первые звезды
И заспанный бледный месяц
Расскажут тебе о чем-то,
Что мне бы сказать хотелось.
 
Пусть щиплет мороз немного.
Как память тревожит душу -
Ты шум тополей в дороге -
Как песню мою послушай.
 
А лучше меня не трогай,
Оставь на задворках мыслей
И шагу прибавь немного:
С работы ведь путь неблизкий.
 
Ты шагу прибавь! Так зябко
Цветам - хризантемам - синим,
Что я положил украдкой
Тебе на крылечке зимнем.
 
    1980 г.
 

* * *

Ты представляешь: первый дождь -
Такой простой и неуемный -
Как ты вчера, как грусть сегодня,
Как радость, что опять придешь.
Весенний дождь - как ты, как ты...
С бутонов туч - дождинки плавно
Летят, как лепестки желаний,
Еще не тронутых почти.
 
    1985 г.
 

* * *

Это все-таки удивительно
Безразличные лица прохожих
Светлеют ко мне обернувшись
И в набитом июньском автобусе
Уступают мне место теснятся
Даже три мужика в переулке
Пропускают не спрашивая
Мелкой монеты на пиво
 
А колючий солнечный лучик
Просто пробравшись сквозь кроны
Разомлевших деревьев
Пляшет на огненных розах
В потной моей руке.
 
    1981 г.
 

* * *

За стеной
Мой малыш и малыш черноносый котенок
Не поймешь: кто играл кто мурлыкал
 
Ах чужие возможности
Щедрого детства
Для того
Кто свои разбазарил
 
    1990 г.
 

* * *

Я люблю рисовать,
Когда рядом Ирина играет.
Вот заслушался скрипку
И сразу к бессмертью привык.
Пусть оно на картине
Красуется в солнечном платье -
Одиночества свежесть
Украдкой деля на двоих.
 
Краски радуют вечер -
Являя - что жесту открылось,
Скрипка дарит взаимность
Всему - что способно принять.
Хорошо, что сегодня
Терпенью дано причаститься
И послушное сердце
Не втискивать в роль скакуна.
 
Хорошо, что порой удается
Без лишней потуги -
Тем, чем мы не виновны, -
Уйти от жестокости дел.
Может - к их доброте -
Если все же поможем друг другу
Только цветом и музыкой
Высветить прожитый день.
 
    1985 г.
 

* * *

Каждый день какой-нибудь сюрприз.
А сегодня - настоящий праздник.
Потому что сын полил из лейки
Наши электронные часы.
 
Видно, просто захотел помочь
Вырасти зеленым ярким цифрам -
Наблюдая, как большая мама
Помогает вырасти цветам.
 
Значит есть желанье и любовь.
Ну а повзрослеет - разве трудно
Разобраться: как их применить.
Жаль, что сохранить их будет трудно.
 
    1987 г.
 

* * *

Позавчера ко мне приехал друг.
Всего на полчаса. Большой и рыжий.
Ну как ты, - говорит, - живешь в миру
Все перебранки прошлого забывших?
 
Привет! - любуюсь, - сядь. Вот на ковер.
Сейчас достану чашки и стаканы.
А помнишь наш последний разговор?:
А он спешил и говорил, что занят.
 
Я второпях показывал ему
Свои картины, фразы, чьи-то книги,
На красках жестов - чувства кутерьму,
Красавицу жену на фотоснимках -
 
Что подвернется - лишь бы донести:
Я так хотел, чтоб хоть через хозяйство
Он утвердился в собственном пути,
А не в чужих красивых пересказах.
 
    1986 г.
 

* * *

Рассыпал
Под колеса поезда
Опаздывающий пассажир
Заслуженные грамоты
Рисунки детские
Открытки прелестей
На взгляд своей судьбы
 
Как чутко и легко
Я подмечаю
То что сам оставил
 
    1991 г.
 

* * *

В ночном порту
Нелетная погода
Благотворит возможностью
Заняться чем сумеешь
 
Пьянит буфет
Дурманит телевизор
Излишней тяжестью
Священное писанье
И кто теплей - соседом - в толчее?
Воришка? Праведник? Веселая девица?
И кто к несчастью стережет пожитки?
 
Хоть раз и мне
Не снизиться
Ничтожные различья различать
 
    1992 г.
 

* * *

Если даже родные горы
Попросил подождать
Пока тобой полюбуюсь
Ни о чем меня больше не спрашивай
Ясный Бештау в снегу
 
    1989 г.
 

* * *

Сегодня сын у бабушки гостит
И мы с женой весь вечер на полу
Пускаем яркий милый паровозик
 
    1989 г.
 

* * *

Ах, соблазны сотворчества
Вечного "здесь ли я?"
И дотошного странствия
В смыслах "а что же я именно...?"
Увлекли и забыл,
Что не сдержат семья и Земля -
Лишь присел
На Юпитер в трубу поглазеть
удивительно.
 
Трудно даже опомниться:
Что спрессовал в себя взгляд
В передышке от боли до боли,
От фокусов счастья до фокусов.
Во взаимности с миром -
До грез, что такой же собрат
На меня: Может быть, наши взгляды
Сошлись в поединке средь космоса.
 
Чем представлюсь: Скопленьем идей?
Колким Знаком Стрельца?
Как вообще представляют
Планету, где в дружной апатии
То хоругви взметут
В направлении Лика Отца,
То лингам,
То Веселого Роджера, то астролябию?
 
Чем во мне отзовется взаимность? -
Усталостью глаз?
Звуком? Сном? Ощущеньем:
Как в кухне стареют бегонии?
:А жена бьет посуду
Со знаньем, что в этот уж раз
Я с бездушной стекляшкой
К сосулькам примерз на балконе.
 
    1998 г.
 

* * *

В уголок сведены:
Беспризорные лошади,
Свист осенних синиц,
Человеческий парк:
На влюбившихся в страх
Осторожных прохожих
Набрела приставучая
Свора собак.
 
Небеса. Небеса:
Распрекрасным чинушей
Городского абсурда
Кричит светофор:
Затаюсь: не узнаю:
Зачем он мне нужен?
И земного соседства
Приму приговор.
 
Растрепавшись на тракте
Заезженных знаков,
Сил найду ровно столько,
Что - пробуй - живи:
Ни добавить, ни взять:
Ни объедков собакам,
Ни травы лошадям,
Ни комфорта любви.
 
Чтоб опять самому
Всю возможность волшeбства
Понести
Только ради смиренья с собой.
Даже если на проблеск
Тепла и блаженства
Ветер сыплет в лицо
Леденящей листвой.
 
    1990 г.
 

* * *

От станицы к станице,
От пинка по колесам к пинку.
Не дорога, а пропасть
Всего, что сморила усталость.
Среди ночи не видно:
Что мне предстоит на веку:
Да и что от меня самого
После странствий осталось?
 
Нечем даже струхнуть.
Даже сердце грохочет вразнос,
Помогая мотору
Продраться сквозь месиво ливня,
Все роскошество света
До лучика фары слилось.
:Если мне повезет
Осознать это там - за пустыней.
 
Как и Старшего друга, поездку,
Ах, да!: Мне бы в сон, в теплый дом!:
Лучик света - уже кое-что
В том, что будет любовью.
Да и что значит вера, любовь -
Я осмыслю потом.
Сердце-сердце!.. И ты:
И тебя я когда-нибудь вспомню.
 
    1996 г.
 

* * *

Вот это да! А в Кисловодске - снег!
Куда же делись улицы-блудницы?
Весь городок и в замысел, и в свет,
И в легкий одуванчик превратился.
 
Встречает с гор во весь родной туман;
Спускайся, мол, в долину и попробуй -
Побудь-ка, без цветастых ран и тайн
Бесхитростным искрящимся сугробом.
 
Сейчас! - шепчу, - сейчас -
    возьму с собой
Привычки к спорам и разоблаченьям:
Но где они? Все так белым-бело,
Что и грехи утратили значенье.
 
    1985 г.
 

* * *

Отпускай. Улетаю. На вечном этапе
Вот такой и припомню тебя иногда:
В светло-сером плаще и коричневой шляпе,
В серебристом сиянье слепого дождя.
 
Будто: будто заметил: как длится творенье
Человека, узнавшего счастье свести
Бесконечные мелочи личных мгновений
В мироздание радости и высоты.
 
Будто что-то проявит: какие стихии
Осеняют разлукой, терпеньем, трудом:
Подожди. Мы недаром земные, живые.
Мы еще погуляем под красным зонтом.
 
    1992 г.
 

* * *

Приятно быть
Единственным клиентом
Заброшенного летнего кафе
 
Когда и парк и лужи и листва
Спешат в последний раз покрасоваться
А первый снег обожествляет землю
И местный кот готов за часть обеда
Учить мурлыкать
Понимать: что шепчут
Столы и стулья в клетке под замком
 
Линялые лохмотья-купола
Оставлены стонать на ржавых прутьях
Фонарный столб нашел в себе дыханье
Роднящее его с виолончелью
 
Не обвиняй в нелепости любовь
 
    1987 г.

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: