Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
 
Главная страница
Страницы друзей "Темного леса"
Страница Натальи Шемановой
 
Некоторые особенности развития личности взрослого человека сквозь призму художественных образов
Проявление кризиса идентичности в середине жизненного пути по материалам художественных образов
Особенность переживания возрастных кризисов развития мужчинами и женщинами
Переоценка ценностей в середине жизни
Журнал "Психология зрелости и старения", N2, 2014

Н.А. Шеманова,
психолог, автор статей, специалист по УМР, РГГУ

Переоценка ценностей в середине жизни

по материалам художественной литературы

Настоящая статья, так же как и наши предшествующие работы: "Некоторые особенности развития личности взрослого человека сквозь призму художественных образов" [16], "Особенность переживания возрастных кризисов развития мужчинами и женщинами (по материалам художественных образов)" [17], "Проявление кризиса идентичности в середине жизненного пути (по материалам художественных образов)" [18] представляют единый цикл, описывающий феномен "кризиса среднего возраста", выполнены под руководством доктора психологических наук, профессора Л.Ф. Обуховой.

Статья посвящена переживаниям, возникающим при кризисе в середине жизни. Приводится анализ литературы, описывающей чувства и мысли людей во время кризиса. Кризис может сопровождаться пересмотром прежних ценностей, испытанием и самоотречением, потерей смысла жизни и как результат изменением поведения. Пересматриваются также отношения человека с церковью и с Богом. В статье приводятся высказывания Ф.М. Достоевского, Г. Гессе, Е. Гришковца, М. Кундеры, Кобо Абе, С. Беккета, Р.М. Рильке и др.

 

В обыденном сознании существует такое понятие как "кризис среднего возраста". Иногда считают, что это надуманная проблема, однако некоторые люди испытывают тяжелые потрясения в этот период жизни.

По мнению Л.С. Выготского развитие человека происходит путем чередования критических и стабильных периодов. При этом критические периоды являются переломными, поворотными пунктами, которые приводят к переходу на другую ступень не эволюционным, а революционным путем [4]. Отечественный психолог Б.С. Братусь, опираясь на теории Л.С. Выготского и Д.Б. Эльконина о развитии ребенка, проанализировал развитие взрослого и заключил, что примерно в 45 лет у людей наблюдается мотивационный кризис, сопровождающийся переоценкой ценностей [3]. Братусь объясняет это явление чередованием двух видов деятельности, каждая из которых, преобладая в один период, сменяет другую при переходе от одного периода развития к другому. К первому виду деятельности, которая видна и самому человеку, относятся познание, преобразование окружающего мира, производство инструментов своего развития. Другая - это внутренняя деятельность, выражающаяся в осмыслении взаимодействия с внешним миром, формировании ценностей и смыслов. Несоответствие и противоречие между уровнями развития первой и второй группами деятельности приводят к кризису. Человек, продолжая жить в прежней социальной обстановке, в той же семье, работая на прежней работе, вдруг обнаруживает, что все его окружение потеряло для него свой прежний смысл. Это противоречие приводит его в состояние кризиса.

Если человек обращал внимание на те изменения, которые происходили в период выстраивания у него новых смыслов и целей, то при переходе из одного возраста в другой возраст он может избежать кризиса, сопровождающего поиск новых смыслов жизни. Однако некоторые люди, проходящие возрастные переходы, не отслеживают тех изменений, происходивших в них на предыдущем этапе развития из-за разнообразия дел, которые они должны выполнять в своей жизни. В этом случае возрастной переход может сопровождаться кризисом, проявляющимся переживанием потери смысла жизни и побуждающим к поискам нового смысла. Старые формы жизни сохраняют свое внешнее постоянство, однако они, разрушенные изнутри, утрачивают смысл и духовную силу, дающую человеку возможность жить дальше. А новые формы еще не возникли или еще не осмыслены и потому не дают ощущения смысла жизни.

Кризис сопровождается переоценкой и сменой ценностей. Ощущение предательства, неоправданных ожиданий, вакуума и потери смысла жизни может сопровождать кризис [15]. "Жизнь лишается смысла, жизненный мир и время деформируются и разрушаются. Мышление и бытие теряют характер тождества, будущее не наступает, не достигается. Ад - это жизнь с не наступающим будущим. ... Ситуация складывается так, как будто внешний мир поворачивается к ним какой-то другой гранью, так что вокруг меняются все смыслы. Это можно еще сравнить с эффектом кривого зеркала, с целым "королевством кривых зеркал", с осколком разбитого Троллем и застрявшего в сердце Кая зеркала Снежной Королевы. Герда не узнает Кая" [14]. При переходе в середине жизни у некоторых людей прежние ценности теряют свой смысл. То, что ранее было верным и правильным, теперь начинает казаться фальшивым и неважным. Разрушение прежнего мира может вести к чувству подавленности и отсутствия смысла жизни. Прошлое, которое еще недавно имело смысл, уходит. Все, что было важно до настоящего момента, кажется уже ненужным и неактуальным. "А самое главное - время. Вот, казалось бы, совсем недавно, я ощущал время так: что-то было давно, что-то не очень давно, а что-то вчера... А сейчас для меня все давно. Все..." [7]. Осознание, что прошлого у тебя нет, что ты жил не так, не верно, а также отсутствие виденья будущего может приводить человека в отчаянье.

Прежняя работа, отношения в семье, друзья подвергаются анализу и переоценке иногда приводящей к смене работы или развалу семьи. Как говорит герой пьесы Е. Гришковца "Город", та работа, которой он занимался прежде, ему не пригодится в будущей жизни. Он понимает, что он теперь другой и ему надо жить по-другому. Отец напоминает сыну, что ранее он умолял его помочь устроиться на данную работу. На что главный герой отвечает: "Ну так что мне теперь делать, если я не могу там работать? Я действительно страшно рвался на это место... Мне там все нравилось - и условия, и люди, и... зарплата. Зарплата очень нравилась... А теперь все делаю через силу... Потому что, как только работа стала такой... ну, бессмысленной, невыносимой, - зарплата перестала нравиться..." [7].

Переоценка ценностей влечет за собой разрушение основ, на которых стоит человек. Смысл перестает быть совместимым с жизнью.

Как жить в такой ситуации? В этой ситуации открываются несколько выходов. Можно покончить жизнь самоубийством. А можно жить так, как будто ничего не произошло, убежав от себя. Изменения, происходящие в человеке, не соответствующие прежней жизни и остающегося внешнего мира могут привести человека к раздвоенности. Если человек не пытается понять изменения, происходящие в нем, то он может стать двуликим. Убежав от задачи восстановления взаимных связей смысла и существования, человек начинает жить интересами тела и ближайшего социального окружения. Другим вариантом является бегство от мира в себя: жить, находясь внутри своей души, презрев мир [11, 14].

Об этом состоянии писал Ф.М. Достоевский в повести "Записки из подполья". "Мне теперь сорок лет, а ведь сорок лет - это вся жизнь; ведь эта самая глубокая старость. Дольше сорока лет жить не прилично, пошло, безнравственно! Кто живет дольше сорока лет, - отвечайте искренно, честно? Я вам скажу, кто живет: дураки и негодяи живут" [8].

Однако имеется и продуктивный выход из кризиса. По мнению В.И. Красикова, не существует некоего изначального "Я", хранящегося в глубине души. Оно создается усилиями самого человека, человек сам себя творит. Кризис состоит в том, что смысл "Я" видится только в разрыве с существованием. Если человеку не нравится его существование, ему необходимо создать новые смыслы. Но новые смыслы невозможны без нового "Я", формами которого они являются. Чтобы изменить "Я", надо его знать, узнавание уже есть испытание и изменение. На грани саморазрушения может происходить феномен "второго рождения" - непрерывное самоотрицание и постоянное испытание себя [11].

Л.С. Выготский указывал, что у детей во время кризиса меняется поведение. У взрослых кризисы также могут сопровождаться изменением поведения, вызванным поиском себя, своих новых смыслов. У людей при поиске себя возникает стремление найти и почувствовать ценности нового, открывающегося мира. В этом состоянии возможно совершение поступков, которые человек ранее не смог бы совершить. Раз мир прошлого был неправильный, то и правила жизни и нравственные законы этого мира были ошибочны и их можно нарушать. Человек может столкнуться с проблемой самоотрицания, вызванного испытанием, и совершения поступков, которые он ранее не мог бы совершить.

В качестве примера можно привести поступки героев из двух романов. Кобо Абе и Милан Кундера в свое сорокалетие написали повести, где главные герои совершали с их же точки зрения недопустимые поступки.

Герой повести Кобо Абе "Женщина в песках" мужчина, которого похитили жители деревни, расположенной на дюнах, чтобы он помогал женщине, оставшейся одной, отгребать песок от дома, где та жила. При порывистом ветре песок начинал двигаться и засыпать дом. Из-за постоянного ветра, движения песка и отбрасывания песка от дома, дом находился в глубокой яме. Убежать из ямы мужчина не мог, уйти можно было только по веревочной лестнице. Так прожил мужчина с женщиной много месяцев. Однажды жители деревни, находящиеся на верху ямы начали ему намеками объяснять, что он должен сделать, чтобы получить свободу. Сначала мужчина не понимает, о чем его просят. Ему объясняют:

- "Ну, это... как его, самец и самка что? Спариваются... Вот так.

Переносчики песка дико захохотали. Мужчина замер, будто ему стиснули горло. Он с трудом начал соображать, о чем идет речь. Начал понимать, что он понимает. И когда понял, то предложение не показалось ему таким уж чудовищным. ... Мужчина заглянул в дверь и позвал ее. ...

- Вы что, с ума сошли?..

Может, и правда?.. Может, и правда я сошел с ума?.. Ожесточенность женщины заставила его отступить, но внутри росла и ширилась какая-то пустота... Я получил столько пинков! Какое же значение имеют теперь честь, достоинство?.. Когда на тебя смотрят, а ты делаешь что-то гадкое - это гадкое в той же степени марает и тех, кто смотрит... Нужно подумать еще и о том, какую награду ты получишь за это!.. Свободно разгуливать по земле!.. Я хочу вытащить голову из этого затхлого болота и вздохнуть полной грудью!" [9].

Другие чувства испытывает главный герой повести М. Кундеры "Вальса на прощанья". Диссидент Якуб перед выездом из советской Чехословакии на Запад приехал попрощаться со своими старыми друзьями и близкими в небольшой городок. Якуб совершает ряд осуждаемых им самим поступков. Он имеет сексуальные связи со своей приемной взрослой дочерью Ольгой, которая провоцирует его на эти отношения, хотя при этом он испытывает отвращение. Ольга является родной дочерью его погибшего друга. Якуб в другой момент бездействует и убивает женщину, хотя мог бы ее остановить в нужный момент, забрать у нее таблетку с ядом и тем самым предотвратить смерть. Когда Ольга предлагает ему интимные отношения, он думает: "Меньше всего в жизни он хотел заниматься любовью с этой девушкой. Он мечтал приносить ей радость и изливать на нее всю свою доброту, но эта доброта не только не должна была иметь ничего общего с любовным влечением, а прямо-таки исключала его, желая оставаться чистой, бескорыстной и не связанной ни с каким удовольствием. Но что сейчас ему было делать? Ради незапятнанности своей доброты отказать Ольге? Нет, это невозможно. Его отказ ранил бы Ольгу и, верно, надолго оставил бы след в ее душе. ... Якуб знал, что должен выдержать, испить горькую чашу доброты до дна, поскольку это бессмысленное объятие его единственный добрый поступок, его единственное искупление (его ни на минуту не оставляла мысль о яде в чужой сумке), его единственное спасение" [12].

Тема самоотречения и испытания, искушения и соблазнов, возникающих в середине жизни, сквозит и в других произведениях. Если рассмотреть творчество различных авторов, то можно увидеть в них тему ветхозаветного Иова. Сатана с согласия Всевышнего начинает искушать праведника Иова, чтобы тот отказался от Бога. И. Гете в 40 лет начал писать роман "Фауст", где сатана Мефистофель выторговал разрешение искушать праведника верного Богу - Фауста [6].

Господь уверен в Фаусте и говорит Мефистофелю:

Он отдан под твою опеку!
И, если можешь, низведи
В такую бездну человека,
Чтоб он тащился позади.
Ты проиграл наверняка.
Чутьем, по собственной охоте
Он вырвется из тупика.
  (пер. Бориса Пастернака)

Нидерландский художник Иероним Босх в середине жизни создает картины, посвященные страшному суду. В этот же период, когда страшные видения конца мира и ада достигают апогея, он создает ряд произведений с изображениями святых "Искушение св. Антония", "Молитва святого Иеронима", "Иоанн Креститель" и другие. Удалившиеся от мира, они предаются размышлениям, но при этом пустынников искушают видения мирского зла.

В связи с переоценкой ценностей в середине жизни пересмотру подвергается церковь и отношения с Богом. Так описывает свои чувства одна из участниц психологических опросов Наталья Н. "Кризис сорокалетия сопровождался у меня изменением моих отношений с Богом. Я обратилась к Богу в молодости, в двадцать три года. И всю жизнь у меня был образец, которому надо стремиться христианину - стать бедной и больной. Именно так были представлены люди, которые близки Богу. Все проповеди и Библия говорили мне об отрицании богатства и праздной жизни. Собственно об этом написана вся классическая литература. И вот в 39 лет я, поразмыслив о себе, поняла, что я стала бедной и больной, но поняла я и то, что Богу это вряд ли надо. В это время я нуждалась в других людях, которые меня содержали, меня поддерживали. От меня никто ничего уже не ждал. Чем я могла помогать другим людям, моим близким? Ничем. Возникло чувство озлобления".

Верующий, в момент кризиса, видит церковь внешней. Обряд ему кажется фальшивым. "Когда я вижу этого слащавого, глупого Спасителя и вижу, как другие находят такие картинки прекрасными и возвышающими душу, я воспринимаю это как оскорбление настоящего Спасителя и думаю: ах, зачем он жил и так ужасно страдал, если людям достаточно и такого глупого его изображения!", - отмечает Герман Гессе [5].

В период кризиса человек может ощущать свое богоборчество. Он даже может себе не признаться в том, что у него есть недовольство. Человек продолжает надеяться на тот образ церкви, который у него был многие годы. Но через некоторое время он понимает, что церковь не поддерживает его, не помогает ему решать его внутреннюю проблему. Сэмюэл Беккет пишет: "В минуту кризиса от нее (религии) не больше пользы, чем от старого школьного галстука" [1]. И человек вынужден искать точки опоры самостоятельно. Этот опыт изображен в самой Библии в книге Иова.

Человек видит себя, как Иов. И начинает осознавать, что он в какие-то моменты жизни имеет право искренне говорить о своих чувствах, о своем ропоте и не должен скрывать своих чувств. И тогда он говорит: "На что дан свет человеку, которого путь закрыт и которого Бог окружил мраком?" И уже потом, как Иов, после кризиса, после внутреннего диалога он скажет: "Господи, раньше я о Тебе слышал, теперь я Тебя вижу".

"Я слышал о Тебе слухом уха; теперь же мои глаза видят Тебя,
Поэтому я отрекаюсь и раскаиваюсь в прахе и пепле".
  (Иов, 42:5-6)

В этих словах и переживаниях ясно видно внутреннее изменение личности человека характерное для кризиса среднего возраста. В результате происшедшей с Иовом перемены у него целиком изменилось отношение к Богу, и он стал иначе осознавать себя.

В процессе этого кризиса человек выстраивает отношение с Богом заново или утрачивает его.

В конце своей жизни А.Ф. Лосев говорил: "Бог творец, всемогущий - а здесь, что творится? Разве не может он одним движением мизинца устранить все это безобразие? Может. Почему не хочет? Тайна..." [2]. Понимание тайны и могущества Бога начинает звучать по-другому.

У Райнера Марии Рильке есть стихи о борьбе Иакова с Богом [13].

"Кого тот Ангел победил,
Тот правым, не гордясь собою,
Выходит из любого боя
В сознанье и расцвете сил.
Не станет он искать побед.
Он ждет, чтоб высшее начало
Его все чаще побеждало,
Чтобы расти ему в ответ"
  (пер. Бориса Пастернака)

Меняется отношение человека к своему участию в церкви. Характерным примером изменения отношения человека с Богом являются следующие слова А.Ф. Лосева: "У меня не отчаяние, а - отшельничество... Как Серафим Саровский, который несколько лет не ходил в церковь. Все знают, что Лосев не участвует в общественной жизни. Раньше было другое, но теперь наступило отрезвление" [2].

Если человек пройдет эти испытания, то он сможет построить иные отношения с миром, другими людьми, Богом и с церковью.

Литература

1. Беккет С. Театр - СПб, 1999

2. Бибихин В.В. Из рассказов А.Ф. Лосева // Начала, N2, -М., 1993.

3. Братусь С.К. К проблеме развития личности в зрелом возрасте // Вестник МГУ, 1980, N2, 3-12.

4. Выготский Л.С. Детская психология // Выготский Л.С. Собрание сочинений, В 6т., - М., 1984 - т. 4

5. Гессе Г. Степной волк - Новосибирск, 1990.

6. Гете И. Фауст - М., 1960

7. Гришковец Е. Город - М., 2001.

8. Достоевский Ф.М. Записки из подполья - М., 2005.

9. Кобо Абе Женщина в песках - М., 2004.

10. Крайг Г. Психология развития. Седьмое международное издание - СПб., 2002.

11. Красиков В.И. Синдром существования - Томск, 2002.

12. Кундера М. Вальс на прощание - М., 2002.

13. Рильке Р.М. Новые стихотворения - М., 1977.

14. Токмачев К.Ю. Необратимые события в человеческой судьбе // От философии жизни к философии культуры - СПб., 2001.

15. Холлис Дж. Перевал в середине пути - М., 2002.

16. Шеманова Н.А. Некоторые особенности развития личности взрослого человека сквозь призму художественных образов // Психология зрелости и старения. N1 (61), 2013г.

17. Шеманова Н.А. Особенность переживания возрастных кризисов развития мужчинами и женщинами (по материалам художественных образов) // Психология зрелости и старения. N2 (62), 2013г.

18. Шеманова Н.А. Проявление кризиса идентичности в середине жизненного пути (по материалам художественных образов) // Психология зрелости и старения. N3 (63), 2013г.

19. Эльконин Д.Б. К проблеме периодизации психического развития в детском возрасте // Вопросы психологии N4, 1971.

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: