Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
 
Главная страница
Страницы друзей "Темного леса"
Страница Натальи Шемановой
 
Некоторые особенности развития личности взрослого человека сквозь призму художественных образов
Проявление кризиса идентичности в середине жизненного пути по материалам художественных образов
Особенность переживания возрастных кризисов развития мужчинами и женщинами
Переоценка ценностей в середине жизни
"Психология зрелости и старения" N3, 2013г.

Н.А. Шеманова,
специалист по УМР, РГГУ

Проявление кризиса идентичности в середине жизненного пути по материалам художественных образов

Статья посвящена описанию кризиса идентичности, связанному с переходом из одной стадии на другую взрослого человека. Согласно Э. Эриксону, каждая стадия имеет свои задачи. В период перехода с одной стадии на другую может возникать чувство несоответствия себя внешнего и себя внутреннего, приводящее к пониманию внутреннего конфликта. Это несоответствие проходит в различных плоскостях и иллюстрируется произведениями Б. Пастернака, А.С. Пушкина, Ю. Трифонова, Г. Гессе, Х. Мураками и другими авторами.

 

Понятие кризиса идентичности личности ввел американский психолог Э. Эриксон. Э. Эриксон разбил жизнь человека на стадии. Для каждой стадии развития имеется своя задача, поставленная обществом. Решая эту задачу, человек приобретает другую форму эго-идентичности. Понятие идентичности обозначает твердо усвоенный и личностно принимаемый образ себя во всем богатстве отношений личности к окружающему миру, чувство адекватности и стабильного владения личностью собственным "я" независимо от изменений "я" и ситуации. Переход из одной стадии к другой сопровождается кризисом. По Э. Эриксону кризис есть потенциальный выбор, который осуществляется в процессе онтогенеза между благоприятным и неблагоприятным направлением развития. Эриксон выделил восемь стадий развития идентичности, на каждой из которых человек делает выбор между двумя альтернативными фазами решения возрастных задач развития. Характер выбора сказывается на всей последующей жизни в смысле ее успешности и неуспешности. Человек выходит из каждого кризиса с усилившимся ощущением внутреннего единства, с развившимися способностями к здравым суждениям, к "хорошим действиям" в соответствии со своими собственными стандартами и стандартами значимых для них людей [14].

В периоды перехода с одной стадии на другую может возникать чувство несоответствия себя внешнего и себя внутреннего, приводящее к пониманию своего внутреннего конфликта. Это несоответствие может проходить в разных плоскостях.

1. Человек среднего возраста сталкивается с изменениями в своем теле.

В первую очередь сюда может быть отнесено как здоровье человека, так и внешний вид. По результатам исследования А.А. Кроника была выявлена определенная тенденция, обозначенная авторами как феномен "консервации возраста". С возрастом значительно увеличивается число лиц, оценивающих себя более молодыми, чем в действительности [4]. Нередко можно встретить мужчину среднего возраста, который просит, чтобы его называли на "Ты". И он очень удивляется, что какому-то молодому человеку это будет сложно сделать. Многие взрослые мужчины понимают, что теперь их сын обыгрывает его в спортивных играх, хотя несколькими годами раньше было наоборот. Об этом переживании Ю. Трифонов пишет "Человек осознает свой возраст с опозданием. Вроде того, как с изменой жены: все уже всё знают, а ты не догадываешься. Но есть нечто, существующее помимо сознания, какой-то тайный часовой механизм, который вдруг подает сигналы" [8].

Период от юности до периода зрелости многие переживают как один возраст. Ф. Феллини писал о себе: "Я пребывал в том застывшем отрезке времени, с которым мы не расстаемся очень долго - от восемнадцати лет до зрелого возраста. Мне приходилось даже на мгновение напрягаться, чтобы вспомнить, сколько же мне лет на самом деле" [10]. Но в один момент человек вдруг понимает, сколько же ему лет.

Принятие своей измененной внешности и ухудшившегося здоровья является одной из задач кризисного периода.

Во-вторых, в период кризиса начинается физиологическая перестройка человека. (У мужчин снижается количество мужских гормонов или чувствительность рецепторов, у женщин - женских). Физиологические изменения, происходящие в организме, приводят к тому, что женщины становятся более мужественными, а мужчины более женственными. Мужчинам в большей степени необходима эмоциональная жизнь, а женщины становятся менее эмоциональными, а скорее рациональными. Очень сходно это изменение описано у К. Юнга, который считал, что мужчины и женщины имеют одновременно как мужские качества, так и женские. В процессе взросления человека черты противоположного пола подавляются. Но в зрелом возрасте, который сопровождается кризисом, мужчины и женщины начинают находить тайные части своей личности, связанные с противоположным полом. И тем самым обретают единство этих противоположных частей. "Для южных народов особенно характерно, что у пожилых женщин появляется хриплый, низкий голос, усы, жесткие черты лица и разные другие мужские признаки. И наоборот, мужской физический хабитус ослабляется женскими чертами, например увеличением жировой прослойки и более мягким выражением лица" [15]. Человек в период кризиса среднего возраста переходит от четких половых границ к периоду размывания границ. В этом его отличие от кризиса юности, когда в процессе перехода из детства в юность создаются половые различия.

Сходным образом описывает кризис Г. Гессе в повести "Степной волк". Герой книги Гарри всю жизнь придавал значение лишь тем способностям, в которых случайно оказался силен. Он был очень тонким специалистом по части поэзии, музыки и философии, а все остальное в своей личности, весь прочий хаос своих инстинктов, воспринимал как обузу и окрестил "Степным волком". Он всегда стремился к великому и вечному, никогда не довольствовался красивым и малым. Чем больше будила его жизнь, тем больше возвращала она его к нему же самому, тем больше становилась его беда, тем больше погружался он в страдание и страх. Девушка, которая встретилась ему в жизни, говорила: "Ты удивляешься, что я несчастлива, ведь я же умею танцевать и так хорошо ориентируюсь на поверхности жизни. А я удивляюсь, что ты так разочарован в жизни, ведь ты-то разбираешься в самых прекрасных и глубоких вещах, ведь ты же как дома в царстве духа, искусства, мысли! Я научу тебя танцевать, играть, улыбаться... Ты любовь принимаешь очень уж всерьез. Для тебя важно чтобы ты освоился в маленьких, легких, житейских искусствах и играх. Любить идеально, трагически - это ты умеешь. Теперь тебе необходимо любить еще и обыкновенно, по-человечески". Задачей Гарри является обрести свою скрытую часть, ту, где разум не нужен [3].

Интересно, что, если проследить, как менялись постановки Ф. Феллини и И. Бергмана, можно заметить, что с течением времени содержание фильмов значительно изменилось: тема одиночества, тема глубокой трагической любви, великие и вечные темы сменились поиском глубокого вечного смысла в смехе, игре, мелочах и земной любви.

2. Человека формирует не только наследственность, но и личный опыт. В. Франкл считает, что "всякая человеческая личность представляет собой нечто уникальное, и каждая из ее жизненных ситуаций неповторима" [12].

Во время кризиса в человеке происходят изменения, связанные с переходом в другой период его жизни. Он переживает свой внутренний жизненный опыт, старается взять ответственность за все, что случилось в его жизни. Эта внутренняя работа приводит к смене ценностей. Меняется иерархия ценностей. Человеку необходимо привыкнуть к себе, и задача человека в этот период понять, кто он есть сейчас. Человеку необходимо очертить свои новые изменившиеся границы - идентифицировать себя в качественно новых условиях физиологического состояния.

Человек, совершая внутреннюю работу, все время меняется. Как писал М.М. Бахтин, человек никогда не совпадает с самим собой, к нему нельзя применить формулу тождества: А есть А [1]. Познание человека возможно только в диалоге с ним. Человек видит себя со стороны иначе, чем себя же внутри. Для его развития очень важен внутренний диалог. В состоянии кризиса у человека возрастает значение внутреннего диалога по сравнению с внешним общением. Отчасти с этим связано стремление к освобождению от связей с другим и стремление к одиночеству. Формирование новой личности требует разрыва прежних отношений, и поэтому кризисы среднего возраста сопровождаются этими разрывами.

Несоответствие себе описано в романе Х. Мураками "К югу от границ, на запад от солнца": "А ведь я живу какой-то чужой жизнью. Будто кто-то приготовил все для меня, саму жизнь приготовил. Много ли во мне от меня самого? Где граница, до которой я - это я, а за ней - уже не я? Руки на руле... На сколько процентов это мои руки? И все, что меня окружает... до какой степени оно реально?" [5].

Состояние, характерное для продуктивного переживания кризиса, выражено также в словах Г. Гессе: "Отчаянно цепляться за жизнь - это значит идти вернейшим путем к вечной смерти, тогда как умение умирать, сбрасывать оболочку, вечно поступаться своим "я" ради перемен ведет к бессмертию" [3]. Готовность к переменам предстает как путь к возобновлению жизни.

Согласно Р. Мэйю человек во время кризиса пытается найти свой новый центр, свою сущность. "Все живое на земле (включая растения и животных) центрировано на себе. Когда срезаешь верхушку дерева, оно вновь пустит ветви к солнцу, зная, где создать новый центр. У человека это способ принятия небытия, для того чтобы получить возможность сохранить свое маленькое бытие" [6].

В кризисе среднего возраста, как и в кризисе юности, задействована вся личность в целом. В это время происходит полное изменение и обновление личности в отличие от детских кризисов, которые являются этапами развития личности, и кризисами взрослых, связанных с событиями жизни (рождение детей, смерть близких, уход выросших детей из семьи, изменение социального устройства, например перестройка в СССР), когда человек открывает различные аспекты своей личности. Но личность целиком не меняется. Человек ощущает в себе отмирание какой-то одной своей части и открытие или возникновение другой части. Например, в ситуации смерти родителей возникает чувство "сиротства" даже у взрослых людей. В процессе кризиса среднего возраста вся личность встает перед проблемой смерти. В кризисе юности вся личность впервые рождается.

3. На формирование человека важное влияние оказывает та культурная среда, в которой живет человек. Значительная часть того, что люди думают, чувствуют и чем они являются, определяется культурой, к которой они принадлежат. Каждое общество ценит определенные личностные качества выше других, и дети усваивают эти ценности благодаря социализации. Огромное воздействие на их поступки и стремления оказывают культурные идеалы данного общества.

Происходящие в человеке процессы неминуемо приводят человека к переоценке смыслов и ценностей, и осознание такой резкой перемены может вызвать у него отчаяние. Он осознает, что у него нет прошлого. Все, что он делал до сих пор, было ошибкой, то, что он чувствовал до этого времени, было примитивно. Человек может совершить самоубийство не только, когда у него нет будущего, нет настоящего, но и когда у него нет прошлого. "Мне кажется, - писал Б. Пастернак, - Маяковский застрелился из гордости, оттого, что он осудил что-то в себе или около себя, с чем не могло мириться его самолюбие...." [7]. Мужчина может почувствовать, что его жена ему совершенно чужая. Тот образ жизни, который человек вел до сих пор, не имеет для него никакого внутреннего смысла. Задача человека во время кризиса принять свое прошлое, видеть не только одни ошибки, а научиться различать в нем и что-то хорошее. Прошлое необходимо принять как часть целой жизни. В. Хесле пишет: "Если я признаю скрытую закономерность своего прошлого, то я могу примириться с ним, даже если и отвергаю его исходя из принятых мною новых норм. Ибо даже, если я и совершил ошибки, которые не должен был совершать, я могу усмотреть в них условие возможности прогресса: прогресс был бы невозможен, если бы я достиг совершенного понимания уже в начале жизненного пути" [13].

Принятие своего прошлого отражено в стихотворении А.С. Пушкина "Воспоминание":

Воспоминание безмолвно предо мною
Свой длинный развивает свиток;
И с отвращением читая жизнь мою,
Я трепещу и проклинаю,
И горько жалуюсь, и горько слезы лью,
Но строк печальных не смываю.

В состоянии кризиса человек оглядывается назад, анализирует свое прошлое, пытается себя понять в настоящем и думает о будущем. Он пытается подвести предварительные итоги. Человеку, находящемуся в кризисе, будущее представляется черной дырой. Неясность будущего, которое приближает к смерти, приводит человека к утрате смысла жизни.

Во время кризиса происходит смена ценностей, человеку необходимо найти в культуре новые образцы жизни. Предыдущие ценности ему кажутся бессмысленными, он начинает искать другие ценности, чтобы решить вопрос приближающейся смерти, найти способы остаться бессмертным. Человек начинает искать этот смысл в том, "что превосходит конечную индивидуальную жизнь, что не уничтожается фактом смерти". К вопросу смысла жизни и поиску бессмертия обращались многие философы, психологи и художники.

Как писал В. Франкл, человек в отличие от животного обладает способностью понять, что должна существовать мудрость, которая принципиально превосходит его собственную, а именно надчеловеческую мудрость, которая вселила в него разум и в животных - инстинкты [12].

Человек начинает болезненно осознавать конечность собственной жизни и стремится понять, как преодолеть эту конечность. А.Ф. Лосев писал: "Уже самое предложение "я умру" показывает, что "я" и "смерть" разные вещи". В кризисе юности человек тоже не видит будущего, оно ему тоже не ясно, но именно в кризисе среднего возраста за временной перспективой человек видит смерть [2].

Наиболее отличительной характеристикой человека в сравнении с животными является способность сознавать наличие будущего и неизбежность смерти считает Р. Фейфел. Смерть - это нечто, что случится с каждым человеком. Уникальность человеческой жизни получает истинное значение при осознании того, что он смертен. И встреча со смертью открывает для человека жажду бессмертия. Жизнь нельзя по-настоящему охватить или прожить полноценно, если не пытаться учитывать идею смерти [9].

В. Франкл пишет об этом так: "Небытие, которого человек страшится, находится не только вне человека, но и заключено в нем самом. Именно перед этим внутренним небытием человек испытывает страх, и из страха перед самим собой он бежит от самого себя: он бежит от одиночества, так как одиночество означает - быть всегда наедине только с самим собой. Люди боятся крушения их надежд, боятся ощущения бессмысленности собственного существования, которое порождает безысходную скуку" [12].

Человек в сорок лет начинает видеть рубеж.

За поворотом в глубине лесного лога
Готово будущее мне верней залога,
Его уже не втянешь в спор и не заластишь,
Оно распахнуто, как бор, все вглубь, все настежь.
  (Б. Пастернак)

Здесь будущее осмысленно, как суд, как отчет перед совестью. Несмотря на перспективу смерти, будущее не теряет смысла, что выражено в словах "распахнуто вглубь и настежь". Это свидетельствует о продуктивно пережитом кризисе.

Все перечисленное показывает, что происходят изменения личности в целом и человек встает перед проблемой формирования личности заново.

Внутренне подавленное состояние переносится на внешний мир, и он может восприниматься в "темных тонах", как это было у героя х/ф Антониони "Профессия репортер". Герой фильма через некоторое время после обретения внутренней свободы говорит о знакомом слепом, который прозрел, когда ему было почти сорок лет после операции. "Сначала он был счастлив по настоящему. Лица, цвета, пейзажи. Но потом все стало меняться. Мир оказался гораздо хуже, чем он представлял. Никто не говорил ему, сколько вокруг грязи, сколько уродства. Он замечал это уродство повсюду. Когда он был слепым, он переходил улицу один с палочкой. Когда ему вернулось зрение, он стал бояться. Стал жить в темноте, никогда не выходил из своей комнаты. И через три года покончил с собой".

Страдания, перенесенные во время кризиса, могут превратиться в достижения и победы. Пережив кризис, приняв трагизм жизни, человек открывает виденье реальности большего масштаба, большей глубины.

Список литературы

1. Бахтин М.М. Герой и позиция автора по отношению к герою в творчестве Достоевского, // сб. Психология личности: Тексты - М., 1982

2. Бибихин В.В. Из рассказов А.Ф. Лосева, // Начала, N2, М., 1993.

3. Гессе Г. Степной волк. - Новосибирск, 1990.

4. Головаха Е.И., Кроник А.А. Психологическое время личности. Киев, 1984.

5. Мураками Х. К югу от границ, на запад от солнца. - М., 2010.

6. Мэй Р. Экзистенциальные основы психотерапии // сб. Экзистенциальная психология. - М., 2001.

7. Пастернак Б. Люди и положения. В сб.: Воздушные пути, М., 1983.

8. Трифонов Ю. Долгое прощание. - М., 1973.

9. Фейфел Г. Смерть - релевантная переменная в психологии. // сб. Экзистенциальная психология, - М., 2001.

10. Феллини Ф. Делать фильм. - М., 1984.

11. Франкл В. Человек в поисках смысла. - М., 1990.

12. Франкл В. Психотерапия на практике. - СПб., 2001.

13. Хесле В. Кризис индивидуальной и коллективной идентичности. // Вопросы философии. 1994, N10.

14. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. - М., 1996.

15. Юнг К.Г. Жизненный рубеж. Проблема души нашего времени. - М., 1996.

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: