Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
 
Главная страница
Страницы друзей "Темного леса"
Страница Натальи Шемановой
 
Некоторые особенности развития личности взрослого человека сквозь призму художественных образов
Проявление кризиса идентичности в середине жизненного пути по материалам художественных образов
Особенность переживания возрастных кризисов развития мужчинами и женщинами
Переоценка ценностей в середине жизни
"Психология зрелости и старения" N1(61), 2013

Шеманова Наталья Алексеевна

Некоторые особенности развития личности взрослого человека сквозь призму художественных образов

В статье приводится анализ художественной литературы В. Гроссмана, И. Бергмана, В. Быкова, Б. Окуджавы и других авторов, иллюстрирующей теории развития личности взрослого человека. Так, иллюстрируется теория Б.С. Братуся о двух видах деятельности, которые совершает человек в процессе жизни. Первая из них - внешняя деятельность, познание, преобразование окружающего мира, производство инструментов своего развития. Другая - это внутренняя работа, осмысление взаимодействия с внешним миром, формирование ценностей и смыслов, осмысление событий, происходящих в жизни человека. Рассматривается теория К. Роджерса, который ввел положение о внутренней согласованности Я (отсутствие конфликта между разными образами Я) и конгруэнтности между восприятием себя и реальным субъективным опытом. В случаях несогласования человек может использовать защитные реакции - искажение субъективного опыта и отрицание существования опыта. Другая трудность, согласно К. Роджерсу, происходит из-за невозможности выбора или нежелания быть самим собой. За выбор собственного пути человек несет величайшую ответственность.

 

Время, в котором мы живем, является временем разрушения традиционного общества. В традиционном обществе человек не задумывался над смыслом своей жизни. Он рождался в семье, уже с детства ему было ясно, как он будет жить, чем он будет заниматься, кем он будет. Современный же человек сам выбирает свой путь жизни. Перед ним стоит вопрос: Кем он будет в будущем? Чем он будет заниматься? Это касается не только подростков, которые только начинают свою жизнь, но и взрослых людей. Современному человеку важно уметь быть гибким, он должен меняться и подстраиваться под любые ситуации, любые удары судьбы. Он может потерять работу, может заболеть, от него может уйти муж или жена. Для некоторых возрастные кризисы являются такими же "ударами судьбы". Кризис может, как и другие стрессовые жизненные ситуации, приводить человека в отчаяние, менять все смыслы его жизни.

Процессы, происходящие в человеке и ведущие человека к кризису, описывают как психологи, так и писатели и поэты. В данной работе сделана попытка проиллюстрировать причины возникновения кризиса - причины, по которым после долгого созревания некая внутренняя проблема человека вдруг вскрывается и обнажается.

Кто бы человек ни был - гений или умственно отсталый, святой или преступник, богатый или бомж - он человек. И каждый человек достоин уважения и отношения к себе как к личности. "Человек - это звучит гордо", - так говорит один из героев пьесы М. Горького "На дне". Каждый человек хранит в себе тайные глубины своей личности. Человек может не знать об этой глубине и никогда не встречаться с ней. У каждого есть свой жизненный путь, и каждый развивается в течение своей жизни. Даже преступник, совершивший преступление, - свободен в своем выборе. Мы никогда не знаем, как он может измениться завтра, что он будет чувствовать перед лицом смерти. Как пример можно привести старую песню "Про Кудеяра разбойника". Эта песня о лютом разбойнике Кудеяре, который в определенный момент раскаялся и изменил свою жизнь. Для человека, сознающего свою ответственность перед собой, самым сложным является труд оставаться человеком в течение всей жизни, оставаться верным себе. Формирование в себе человека, сама способность и возможность такого самостроительства подразумевает наличие некоего психологического орудия, постоянно координирующего и направляющего этот процесс. Личность является орудием этого труда, - пишет Б.С. Братусь. Именно в качестве личности человек ставит перед собой цели, принимает решения в минуты выбора, развивается в течение своей жизни. Личность человека открыта для принятия решений [3].

Б.С. Братусь пишет о двух видах деятельности, которые совершает человек в процессе жизни. Первая из них - внешняя деятельность, которая видна и самому человеку, и другим людям. Это познание, преобразование окружающего мира, производство инструментов своего развития. Другая - это внутренняя работа, осмысление взаимодействия с внешним миром, формирование ценностей и смыслов, осмысление событий, происходящих в жизни человека.

Развив теорию Л.С. Выготского и Д.Б. Эльконина о развитии ребенка, Б.С. Братусь также выдвинул гипотезу, что жизнь взрослого человека делится на периоды развития, в каждом из которых преобладает какая-то одна группа деятельности. Все это позволяет объяснить так называемые кризисы, переломные моменты развития, ведь в это время закономерно возникают несоответствия, "ножницы" между уровнями развития первой и второй группами деятельностей. Эти внутренние противоречия и необходимость их разрешения и являются движущей силой психического развития во взрослой личности человека [2].

Описание такой внутренней деятельности мы можем встретить в художественном творчестве. Этот внутренний процесс представлен в стихах Б. Окуджавы [11]:

Работа - есть работа. Работа есть всегда,
Хватило б только пота на все мои года.
Расплата за ошибки - ведь это тоже труд,
Хватило бы улыбки, когда под ребра бьют.

В своих стихах Б. Окуджава называет жизнь работой, трудом. Он описывает те жизненные ситуации, с которыми сталкиваются многие люди. Слова "хватило бы улыбки, когда под ребра бьют" напоминают реальный рассказ об одном солдате-призывнике, который, будучи в армии, был вынужден подыгрывать "дедам" в ситуации насилия с их стороны: он смеялся и обыгрывал унижение. Он, смеясь, ел из миски с пола - и при этом оставался самим собой, язвительным и умным.

Вспомним также повесть В. Гроссмана "Все течет". Главный герой повести Иван во второй половине своей жизни возвращается в город, где он жил в детстве. Многие годы он провел в сталинских лагерях, успев поседеть. Вспоминая свою жизнь, он размышляет о труде "оставаться человеком", о сохранении внутренней свободы. Иван думает, что "он ничего не достиг, после него не останется книг, картин, открытий. Он не создал школы, партии, у него не было учеников. Почему так была тяжела его жизнь? Он не проповедовал, не учил, он оставался тем, кем был от рождения, - человеком" [8]. Оставаться человеком в различных жизненных ситуациях, оставаться самим собой, накапливая опыт неудач и побед, - это то, что отождествляется с некой деятельностью, с внутренней работой.

В этой трудной внутренней работе, во время изменений ценностей и смыслов человек может сталкиваться с различными проблемами. К. Роджерс ввел положение о внутренней согласованности Я (отсутствие конфликта между разными образами Я) и конгруэнтности между восприятием себя и реальным субъективным опытом. Он считал, что человек усваивает именно те способы действия, которые согласуются с Я-концепцией. Согласно К. Роджерсу, человек переживает состояние неконгруэнтности, когда есть несоответствие между воспринимаемым Я и актуальным субъективным опытом. В этих случаях человек может использовать защитные реакции - искажение субъективного опыта и отрицание существования опыта.

В процессе становления человек часто впадает в отчаяние, происходящее от невозможности выбора или нежелания быть самим собой. Самое глубокое отчаяние наступает тогда, когда человек выбирает "быть не самим собой, быть другим". С другой стороны, желание "быть тем "Я", которое ты есть на самом деле", - это, конечно, нечто, противоположное отчаянию, и за этот выбор человек несет величайшую ответственность. К. Роджерс описывает возможность возникновения маски у человека [12].

В качестве примера приведем книгу В. Быкова "Сотников". Главный герой, партизан Рыбак, попадает в плен к фашистам. Ему предлагают выбор: либо пойти к немцам работать полицаем, либо его расстреляют. Рыбак рассуждает так: если меня расстреляют, я уже не смогу ничего сделать против немцев. Если я стану полицаем, то останусь в живых, а потом убегу к своим. Ему дают форму. Он ее одевает и становится полицаем. Внешняя одежда меняет его внутреннее состояние. Он чувствует, что он попался, что он совершил предательство, что он не сможет убежать к своим и стать прежним. Он пытается понять, когда он перешел ту невидимую черту, которая отделяла его от честных людей, и не может. "Да, возврата к прежнему теперь уже не было - он погибал всерьез, насовсем и самым неожиданным образом. Теперь он всем и повсюду враг. И, видно, самому себе тоже. Растерянный и озадаченный, он не мог толком понять, как это произошло и кто в том повинен. Немцы? Война? Полиция? Очень не хотелось оказаться виноватым самому. Да и в самом деле, в чем он был виноват сам? Разве он избрал себе такую судьбу?"

Тогда Рыбак решает: чтобы остаться честным человеком, надо покончить с собой. Он идет в туалет и пытается повеситься на ремне, но гвоздь не выдерживает, и Рыбак остается в живых. После неудачи он смиряется и продолжает жить не своей жизнью [6].

Социально не одобряемый поступок не всегда является внутренне разрушительным, изменой себе. Вспомним книгу Ф. Шанта "Пятая печать". В ней рассказывается о людях, попавших в гестапо за то, что они ругали в кафе нацистскую власть. Выпустить их могли лишь при условии, что они дадут пощечину заключенному-антифашисту. Никто, кроме одного, не смог совершить такой поступок. Тот же, кто дал пощечину, хотя и заслуживал осуждения, в действительности нес ответственность за несколько детей-сирот, живших с ним, и не мог позволить себе оставить их одних [15].

Изменить себе можно и тогда, когда общество требует от человека поступка, внутренне ему чуждого. В повести Василия Быкова "Мертвым не больно" идет рассказ о людях, которые сталкиваются после войны со своими фронтовыми воспоминаниями. Чтобы выполнить приказ Сталина, они, при отступлении, были обязаны убивать своих раненных однополчан, чтобы не оставлять их врагу. Со временем воспоминание о совершенном поступке уходит в прошлое. Однако в какой-то момент эти старые воспоминания, старые измены себе, как старые раны, дают о себе знать. Конечно, в данном случае идет речь об экстремальной ситуации - военном времени, однако и в мирное время люди совершают такие же измены себе, которые уходят глубоко внутрь.

Другое чувство, с которым сталкивается человек, по мнению К. Роджерса, - это открытие неизвестных компонентов своего "Я". В каждодневной жизни человека есть тысяча причин, которые не позволяют переживать ему все многообразие чувств в полной мере [12]. Это причины, проистекающие из прошлого и настоящего, причины, которые коренятся в социальном окружении. Переживать чувства свободно, во всей полноте, кажется человеку слишком опасным. Так, мужчины не плачут, так как в культуре другой образец поведения. Судя по всему, именно поэтому мужчины используют такую защиту, как сублимация, и выражают свои чувства через творчество. Многие психологи сталкиваются с тем, что мужчина на вопрос "Что вы чувствуете?" отвечает на вопрос "Что вы думаете?". Чувства же для него закрыты.

Женщина в ситуации унижения (например, когда ее бросает мужчина) также не будет открыто выражать свои чувства и, чтобы не показывать обиду, может начать рационализировать. Она может думать: ну и хорошо, мне же лучше, у меня будет больше свободного времени. Чувство обиды открыто не показывается и уходит внутрь нее. Однако вместе с потерей горьких чувств исчезают и радостные чувства. Человек перестает жить полноценно.

К. Юнгом описаны и другие, скрытые от человека, части "Я". Анима - интериоризированное мужское переживание женственности, сформированное у мужчины в основном его матерью и эмоционально окрашенное чем-то ему неизвестным и для него уникальным. Его переживание анимы составляет основу его отношения к своему телу, своим инстинктам, своей чувственной жизни и своей способности формировать отношения к окружающим. Анимус женщины - это ее переживание маскулинности, сформированное ее отцом и ее культурой. В этом переживании воплощаются ее ощущение приземленности, ее способности, ее возможность концентрировать свою энергию и добиваться в жизни исполнения своих желаний. Анима мужчины и анимус женщины являются скрытыми частями "Я". Однако все то, что человек не переживает осознанно, он проецирует на другого, и тогда он буквально влюбляется в отсутствующие части своей личности [17].

Скрытые чувства человека, им переживаемые лежат грузом в подсознании до определенных моментов. Иногда в жизни человека наступают периоды, когда появляется желание что-то изменить. Жизнь, внешне размеренная и спокойная, а внутренне тревожная и бессмысленная, заставляет человека задуматься об изменениях. Еще задолго до появления основных признаков кризиса у человека появляется некое предчувствие.

Как указывалось выше, согласно Б.С. Братусю, в основе развития личности лежит возникающее противоречие между двумя типами деятельности (внутренними - построением мотивов и смыслов - и внешними - производством материальных благ). По мере накопления жизненного опыта, у человека меняется знание о мире. Эти изменения могут длиться годами. Человек может многократно "наступать на одни и те же грабли", пока в нем что-то не произойдет. "Новые мысли, даже собственные, не скоро завоевывают наши симпатии. Нужно сперва привыкнуть к ним", - писал Л. Шестов [14].

Внутренние, постепенно происходящие изменения могут долго оставаться незамеченными в быстро меняющемся течении жизни, но в определенный момент человек обнаруживает внутри себя конфликт между изменившимся "Я" и своей налаженной жизнью.

Несогласованность внешнего бурного темпа жизни и внутреннего состояния задержки на себе демонстрирует песня В. Высоцкого "Кони привередливые". В песне виден контраст между размеренным, неспешным ритмом стиха и темпом исполнения, смыслом слов песни:

Чуть помедленнее, кони, чуть помедленнее!
Вы тугую не слушайте плеть!
Но что-то кони мне попались привередливые,
И дожить не успел, мне допеть не успеть!

В ней представлены переживания человека, находящегося в кризисе, когда он, "прежний", внешне очень интенсивно живет, а он, "новый", чувствует мир иначе, но остановить привычный темп не в силах. Это сделать не так-то и легко. Одни цели и ценности изменились на другие.

Состояние пересмотра ценностей в ходе кризиса описывает Мартин Бубер. "Старые органические формы часто сохраняют свою внешность, но при этом постепенно разрушаются изнутри, утрачивая смысл и духовную силу. Новые общественные формы и рожденные ими новые человеческие взаимосвязи - клуб, профсоюз, партия могут, конечно, с успехом разжигать коллективные страсти, "заполняющие" человеческую жизнь, но они не могут вернуть былое ощущение стабильности. Обострившееся чувство одиночества заглушается и подавляется деловыми заботами, но стоит человеку, отвлекшись от суеты, войти в своеобычное лоно действительной жизни, он сразу узнает всю глубину этого одиночества, а очутившись лицом к лицу с коренными вопросами своего бытия, изведает и всю глубину человеческой проблематики" [4].

Еще задолго до того, как начнет осознаваться разочарование в выбранном пути, до того, как начнет меняться мировоззрение, появляются предвестники - изменение отношения к тому, что раньше казалось важным, значимым или, наоборот, человек может ощущать недостаточность чего-то. Молодой человек, вступивший во взрослую жизнь, тоже теряет яркое и цельное переживание окружающего мира, которое он имел в детстве. Но это он принимает как должное, так как перед ним открывается будущее с множеством других жизненных задач. Человек среднего возраста, уже перед кризисом, находясь в состоянии изменений, начинает понимать, что ему не достает красок мира, которые он чувствовал в детстве. Эта нехватка говорит о наступающем кризисе.

Герои фильмов И. Бергмана могут про себя сказать: "Я чувствую, что я ничего не чувствую". В х/ф "Сцены супружеской жизни" одна из героинь произносит такие слова: "Мои чувства (зрение, слух, осязание) начинают подводить меня. Я вижу этот стол, но не могу потрогать его. По своему опыту я могу сказать, что он из сухого старого дерева. Так во всем: в музыке, в ароматах, лицах и голосах людей. Они беднее - бесцветные, безликие. Какие-то даже убогие".

Схожие переживания, предшествующие кризису при переходе из молодости в зрелость, описывает В.И. Красиков. Первые проявления кризиса возникают в юности как следствие наступающего краткого рассогласования между еще остающимся высокоскоростным восприятием, вспышками ощущения новизны, радостью запоминания и "вдруг" наступающим обеднением самой окружающей среды. Человеку уже не нужна доскональная информация об окружающем, это просто излишне и неинтересно. В этот период молодежь тяготит, что время тянется медленно, что вокруг все как бы застыло в неизменности - и поэтому не видно конца. Молодому человеку кажется, что он уже "схватил" незатейливую суть окружающей его жизни. Окружающее становится уже привычным, т.е. для его восприятия уже нужно лишь часть того, что раньше тратилось на него, остальное время - начало томления пустоты, бездеятельности [10].

Многие люди среднего возраста, находящиеся в таком состоянии, ощущая притупление и даже отсутствие чувств, пытаются их найти путем вступления в беспорядочные сексуальные отношения, предполагая, что так они решат эту проблему. Множество примеров показывает желание людей среднего возраста, находящихся в кризисе, вступать в такие отношения, чтобы пробить стену "бесчувственности".

Несоответствия прежних убеждений и нового опыта показывают, что человек в начале кризиса начинает видеть то, что он раньше просто не замечал. Это может быть проиллюстрировано примерами из интервью.

Наталья О. (42 года): "Я уже перестала хотеть что-то от своих детей и других людей. Всегда получается только хуже". Человек среднего возраста начинает понимать, что то хорошее (как ему казалось), что он делал до сих пор, только приносило вред.

Евгений Г. (47 лет): "В какой-то момент, когда я еще работал в банке, обратил внимание, что люди не работают, а "играют в работу". Все собираются, спорят о чем-то, тратят много времени, вместо того, чтобы собраться втроем и конструктивно все обсудить. Решение должен принимать директор, выслушав одного или двух коллег".

Валерий Г. (42 года): "Изменения во мне проходят в три этапа. Например, появляется мысль, что хорошо бы помочь жене. Подвернулось мытье посуды. Затем я чувствую, что я хочу ее помыть. Но у меня возникает одновременно другая мысль, и я начинаю думать - раньше я, как муж, никогда этого не делал, и почему мне это надо делать? Но я заставляю себя, потому что хочу. Когда это будет моим внутренним убеждением, то я буду ее мыть с удовольствием, потому что я буду помогать жене".

Осознание несоответствия себя внешнего и себя внутреннего приводит к пониманию своего внутреннего конфликта. Эти несоответствия себе в дальнейшем вызывают кризис, дающий человеку обрести себя вновь, перейдя на другой этап развития.

Литература

1. Братусь Б.С. Деятельность и вершинные уровни опосредствования // ж. Психологический журнал, 1999, N4 (102-105)

2. Братусь Б.С. К проблеме развития личности в зрелом возрасте. // ж. Вестник МГУ, 1980г, N2, 3-12

3. Братусь Б.С. Психология личности // сб. Психология личности, Самара, 1999

4. Бубер М. Я и Ты, - М., 1993.

5. Быков В. Мертвым не больно. - М., 2009

6. Быков В. Дожить до рассвета. Сотников. Обелиск. - М., 2010.

7. Выготский Л.С. Детская психология, Собрание сочинений, В 6т., М., 1984 - т. 4

8. Гроссман В.С. Все течет. М., 1989.

9. Крайг Г. Психология развития. Седьмое международное издание. - СПб, 2002

10. Красиков В.И. Синдром существования. - Томск, 2002.

11. Окуджава Б. Стихотворения. - М.: Проф-Издат, 2007.

12. Роджерс К. Что значит становиться человеком? // сб. Теория личности в западноевропейской и американской психологии. - Самара, 1996.

13. Холлис Дж. Перевал в середине пути. - М., 2002.

14. Шестов Л. Апофеоз беспочвенности. -Ленинград, 1991.

15. Шанта Ф. Избранное -М., 1980.

16. Эльконин Д.Б. К проблеме периодизации психического развития в детском возрасте. // ж. Вопросы психологии N4, 1971.

17. Юнг К.Г. Жизненный рубеж. Проблема души нашего времени. - М., 1996.

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: