Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
Главная страница
Литературный Кисловодск и окрестности
Страница "Литературного Кисловодска"
Страницы авторов "ЛК"
Страница Н.Рябининой
 
Стихи
Снежинки
О И.Л.Сельвинском
О Н.К.Старшинове
О Г.М.Левине
О Г.В.Иванове
Петербургский период Г.В.Иванова
О С.И.Гаделия
О Е.Резник
Литературный Кисловодск N61

Наталья Рябинина

ГЕОРГИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ ИВАНОВ

(1894 - 1958)

"В самом деле, за что любить этого бывшего молодого петербургского сноба, "объевшегося рифмами всезнайку", избалованного ранним признанием "лучших кругов" - в безвоздушной эмиграции вдруг ощутившего бессмыслицу, пустоту, дырку (жизни, искусства ли) и в не очень приятной форме доложившего об этом читателю. Если же обратиться к "стихов виноградному мясу", то где ещё сейчас найдёшь эту простоту и вместе неуловимость, это чувство современности в сочетании с ароматом недавнего прошлого, эту смесь едкости и красоты?" - писал Владимир Марков, младший, на четверть века, современник поэта, известный критик русского зарубежья.

"Георгия Иванова любишь за современность. Это не значит, что он "откликается на современность". Это значит, что он задумывается о том, о чём я задумываюсь, дышит одним со мной воздухом, говорит на моём языке... Георгий Иванов верен веку и себе больше, чем пишущие статьи о политической сущности момента, он открыт ему, как пушкинское эхо, может окрасить строку и политику, ничего не удешевляя при этом.

Георгия Иванова любишь за человечность, качество, в значительной мере утерянное поэзией. Его человечность в том, что он не лжёт ни себе, ни другим, что он с ворчанием говорит истины, которые принято вещать. И почти во всех своих стихах он, одному ему ведомым путём, объединяет те две ипостаси, которые сам Пушкин так резко разделил: "ничтожного" и "широкошумного".

Георгия Иванова любишь за редкую, ни на кого не похожую красоту его стихов. Кстати, те, кто любит говорить о его "нигилизме", забывают, что замечательное произведение, - как и вообще всё удачное в искусстве, всегда утверждает, даже если повествуется о всеобщем отрицании. Стихи Георгия Иванова не о нигилизме, а о невозможности нигилизма, о преодолении его.

В его "позе" больше правды, чем в нашей претенциозной серьёзности".

Георгий Иванов покинул Россию в возрасте 28 лет. Можно говорить о фантастически раннем дебюте и довольно продолжительном созревании его как поэта. Петербург для него и школа, и университет, и молодость, и дружеские связи, и Россия. Достаточно проследить его творческий петербургский период, насыщенный профессиональным литературным трудом: поэта, прозаика, критика, переводчика. Именно петербургские впечатления питали эмигрантское творчество Георгия Иванова. Это не только мемуарная проза "Петербургские зимы" и "Китайские тени", не только пристальное внимание к творчеству талантливых земляков, оказавшихся вместе с ним на чужбине, но и его незабываемая поэзия. Кто бы мог представить "Жоржика", способного на любовь до последнего вздоха и писавшего изумительные любовные стихи своей ЖЕНЩИНЕ! Кто бы мог подумать, что именно он создаст такие чистые, такие пронзительные стихи о России! Что он, бывший любитель лёгкого отношения к жизни, так страдальчески будет добывать смысл её из собственных страданий и поражений. Что он, представлявший искусство искусной игрой, проживёт такую серьёзную и предельно честную жизнь в искусстве, по-блоковски "вывернет себя наизнанку".

В 1989 году на презентацию трёхтомника Георгия Иванова в Центральном Доме Литераторов ломилась, кажется, вся Москва. Большой зал писательского клуба был набит до отказа. Стояли и сидели на ступеньках, в проходах, держа в руках жаркие шубы. Это был счастливый день - Георгий Иванов вернулся в зимнюю Россию бессмертными стихами.

 

Наталья Рябинина. Петербургский период - фундамент эмигрантского творчества Георгия Иванова

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: