Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
Главная страница
Литературный Кисловодск и окрестности
Страница "Литературного Кисловодска"
Страницы авторов "ЛК"
Страница Н.Рябининой
 
Стихи
Поэма любви
Снежинки
О И.Л.Сельвинском
О Н.К.Старшинове
О Г.М.Левине
О Р.А.Ивневе
О М.К.Луконине
О Н.М.Рубцове
О Г.В.Иванове
Петербургский период Г.В.Иванова
В сторону Н.Гумилева
О С.И.Гаделия
О Е.П.Резник
"Литературный Кисловодск", N68 (2018)

Наталья Рябинина

МИР ТЕСЕН...

(В сторону Н. Гумилева)

В середине шестидесятых годов прошлого века я была знакома с младшей дочерью Анны Николаевны Гумилёвой, второй жены Николая Гумилёва, Галей. Своим отцом Галя считала грузинского театрального режиссёра, не буду называть фамилии - боюсь ошибиться.

После окончания ленинградского института она работала в Челябинской областной публичной библиотеке. Запомнилась очень худой, некрасивой, бледной, с тёмными жидкими волосами, в толстых очках, один глаз у неё заметно косил. Но в общении - очень симпатичной, милой, вызывающей уважение.

Мать Гали и старшая сестра Лена (дочь Гумилёва) погибли в блокаду. Пишут, что смерть Анны Николаевны была ужасной. Её, умирающую от голода, ещё живую, загрызли крысы. Маленькую Галю с детским домом вывезли из блокадного Ленинграда. Потом её удочерили дальние родственники. Дали ей новое отчество и фамилию: Галина Серафимовна Недробова. (Хотя, может быть, это фамилия её мужа).

Я бывала у Гали, ещё незамужней, в комнатке общежития. А запомнился мне семейный альбом в потёртом бархатном переплёте. В нём я впервые увидела портрет Гумилёва, а также, что меня тогда особенно интересовало, фотографии Ахматовой. Там же были снимки детей, Лёвы и Лены, дочери Гумилёва, самой Анны Николаевны и ещё каких-то незнакомых мужчин и женщин. Ах, как хотелось бы сегодня полистать тот альбом!

И вот недавно, блуждая по закоулкам интернета, я наткнулась на фотографию Гали, похоже, ещё школьницы. К ней был приложен интереснейший текст и скупые сведения о ней. Я обрадовалась, что память меня не подвела.

Странно: на следующий день пропала из галереи фотоснимков и сама Галя, и текст.

* * *

Урал считался "опорным краем державы" и здесь блюли идеологическую невинность - Челябинск сидел на голодном культурном пайке.

И вот - во второй половине шестидесятых - в город приехала группа выпускников МГУ. Многие из них готовились к совсем другой карьере, но возникла надобность укрепить школы молодыми образованными кадрами. Я подружилась с некоторыми. Жена нового приятеля работала в Москве, в Государственной публичной библиотеке имени Ленина. В своей московской поездке я с ней встретилась, и она передала для мужа довольно увесистую пачку папиросной бумаги со стихами Гумилёва. Читать слепой текст было трудно. Приходилось подкладывать белый лист и направлять свет настольной лампы на страницу. Но не только это мешало чтению. Мне не нравились стихи. Они были совершенно не похожими на любимые, знакомые с детства. Пришлось приложить максимум волевых усилий, чтобы не бросить чтение. Тем более, приезжие москвичи восхищались малопонятными стихами. И наконец лёд тронулся. Я начала осваивать незнакомый поэтический язык. Осилив всю пачку, сделала вывод, что Николай Гумилёв упорно, не зная падений и задержек, развивался неуклонно вверх. Меня это поразило.

Для сегодняшнего молодого человека покажется странным, что мне, вполне грамотной, с таким трудом пришлось одолевать гумилёвские стихи. Замечу, что не только гумилёвские. Из литературного богатства были изъяты и Есенин, и Блок, и Мандельштам. Приплюсуем сюда всё русское зарубежье и многое-многое другое. Мне и Блока пришлось долго осваивать: другой язык, другая поэтика.

* * *

Ахматова в ранге "королевы поэзии" умерла, оставив не лишённые мифотворчества воспоминания о Гумилёве. Об Анне Второй, вдове Гумилёва, сохранились скандальные сплетни ревнивых поклонниц поэта. Не думаю, что эти оценки заслуживают доверия: слишком однообразны, бездоказательны.

Она была из известной семьи. Отец её, Николай Энгельгардт, женился на бывшей жене Константина Бальмонта, и Анна росла вместе с его сыном. Отец - из известного в России рода Энгельгардтов: один из них был директором Царскосельского лицея. Николай Энгельгардт был плодовитым историком, публицистом, писал стихи. Анна с гимназических лет дружила с Лилей Брик. Вместе с другой подругой, Ольгой Арбениной, познакомилась с Гумилёвым на его лекции. Когда тот стал ухаживать за Анной, ревновала и Ольга, и другие девушки из его окружения. Не такая уж пустая и глупая она была!

Свой последний стихотворный сборник "Огненный столп", лучший из всего им написанного, Гумилёв посвятил ей. Сначала сборник назывался "Посредине царствия земного". Кстати, поэт рассчитывал жить до девяноста лет. Но затем название сборника было переменено на "Огненный столп". Он вышел в количестве 1000 экз., немаленьким, по тем временам, тиражом, в издательстве "Петрополис" в роковом августе 1921-го года.

* * *

Николай Степанович Гумилёв был "пассионарием". Термин принадлежит его сыну, Льву Гумилёву, известному учёному, унаследовавшему от отца замечательные качества. Как пассионарий, Николай Гумилёв активно продвигал свои идеи в среде многочисленных единомышленников. Я посмотрела список лекций, которые он читал в "Цехе поэтов" и мне стало стыдно за собственное невежество и совершенно другой уровень сегодняшних знаний и интересов (не только моих). Восхищают меня гумилёвские "Письма о русской поэзии", рецензии на поэтические публикации (1908-1916гг.).

У него нет пиетета перед общепризнанными "авторитетами". Он с одинаковой меркой подходит к стихам как выдающихся поэтов, так и поэтов малоизвестных, или совсем неизвестных. Гумилёв не злоупотребляет литературоведческими терминами. Он очень чётко, скорее как математик, учёный, а не как поэт, препарирует стихи.

Очень рекомендую почитать гумилёвские "Письма о русской поэзии" всем, кто пишет стихи и тем, кто их любит. Увлекательнейшее чтение!

* * *

Да, мир тесен.

В Челябинске в Союзе писателей мне регулярно давали на консультацию стихи авторов из области. Так ко мне попало письмо из районного города Пласт от некого Гумилёва, молодого человека, дальнего родственника поэта. Я подробно и дружелюбно ответила. К пишущим стихи всегда относилась уважительно и сочувственно.

Прошло несколько лет. В издательстве "Молодая гвардия" вышел мой первый сборник "Живая душа". И как-то в редакции мне передали очередную порцию писем от читателей. Среди них была бандероль из Пласта. Мой тощий сборничек был исчёркан вдоль и поперёк. А письмо, приложенное к нему, было злорадным и грубым, из серии - "сама дура".

Я поняла, что есть человеческие качества, которые не передаются по наследству, а добываются самовоспитанием, образованием. И ещё раз восхитилась, как поэт Николай Гумилёв "сделал" себя.

 

Последнее изменение страницы 6 Aug 2019 

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: