Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
Главная страница
Литературный Кисловодск и окрестности
Страница "Литературного Кисловодска"
Страницы авторов "ЛК"
Станислав Подольский. Стихи
Станислав Подольский. Проза
 
Попытка автобиографии
Облачный стрелок
Евангелие от Анны
Побережье
Новочеркасск - 1962
Черные очки
Упражнение на двух расстроенных струнах
Чистая душа
Мама неукротимая
Микроновеллы
Учитель и другие
Офеня
Заветы вождя
Председатель земшара
Конница - одним, другим - пехота...
"Враг народа" Мойше Рубинштейн
Снежный человек Алазян
Как у людей
Графоман
Поединок
Призвание
Призраки будущих городов
Столкновение
Факел
Разговор
Побег
Спортзал
Запах пыли
Воскресение
В цепях звенят
На завалинке
Вперед! Вперед!
Мытье посуды
В эту весну
День первый
Заполярные шахматы
Все мы человеки
Древо жизни (Онкодиспансер)
Собрание
Бригада
Молитва юности
Когда лучше?..
Каменщик
Обелиск
Подземная река
Азъ есмь
Дождь
Старые сосны
12 стихотворений
Стихи, опубликованные в "ЛК"
Из стихов 1990 г.
Из стихов 2001-2002 гг.
Свободные стихи
Ледяная весна свободы

Станислав Подольский

Графоман

Это сентиментальная притча о человеке, который видел мир ярким и переполненным жаждой движения. Что-то он схватывал на лету, а что-то ему не удавалось передать из своих видений. Или попросту не было точной связи между зрением души и рукой, которая художничала и наносила слова на бумагу как бы сама собой. Дело в том, что никто из читавших его произведения - кроме него самого - не ощущал необыкновенности рассказанных пространств и событий. Поэтому человека считали графоманом. Так его и называли, часто в глаза: это ведь были уважающие себя люди и считали неправильным думать так и не высказать вслух или высказать за глаза. Людей этих называли критиками, и читатели уважали этих людей за их познания и прямоту. И он уважал критиков тоже. Хоть и считал себя не графоманом, а обыкновенным великим писателем.

Правда, одной одаренной женщине удалось понять его слова и увидеть то, о чем он повествовал. Но у неё от высоты закружилась голова: от высоты её всегда немного подташнивало. И потом ей неудержимо захотелось летать - самой, без помощи летательного аппарата. Однако она догадалась, что это ей хочется упасть с его высоты и что это наверняка скверно кончится. Просто она не выдержала ярости его обнаженного мира. Она промолчала обо всем увиденном и понятом. Просто ушла. Поэтому мастер так и не узнал, что его и вправду можно понимать.

Постепенно он согласился с теми, кто говорил, что он - графоман. Но уже не мог остановиться, не творить и, как все графоманы, занялся техническим усовершенствованием своего стиля.

Пока он занимался самоусовершенствованием, солнце его вселенной погасло.

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: