Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
Главная страница
Страницы друзей "Темного леса"
Страница Акопа Назаретяна
 
Интеллект во Вселенной
Цивилизационные кризисы...
Антропология насилия...
Антропогенные кризисы...
Нелинейное будущее
Единое и расчлененное знание...
Психология стихийного массового поведения
Научная автобиография
Панов о Назаретяне
Ограниченность гуманизма...
Беспределен ли человек?
Эволюционные кризисы...
Совесть...
"Конец истории"...
Истина...
Демографическая утопия...
Синергетика в гуманитарном знании
Человек для биосферы?
Векторы исторической эволюции
Нас много?..
Архетип восставшего покойника...
Насилие и ненасилие...
Универсальная история...
Смыслообразование...
Виртуализация социального насилия...
Отчего вымерла мегафауна плейстоцена?..
О "соловьях палеолита"...
Терроризм и религия...
Проблема жизненных смыслов...
Выступление в Белгороде
Загадка сингулярности...
Закавказская конфедерация?..
Национальная идея в "век бифуркаций"
Россия в глобальных сценариях...
Вглядываясь в XXI век...
Глобальная геополитика...
"Агентура влияния"...
Интервью АИФ
Психология в социальном прогнозировании...
Интрига "конца истории"
к 50-летию Римского клуба

Александр Панов

А.П. НАЗАРЕТЯН И УНИВЕРСАЛЬНАЯ ЭВОЛЮЦИЯ

.
Послесловие к 5-му изданию книги Акопа Назаретяна "Нелинейное будущее"

Научное дарование Акопа Погосовича Назаретяна невероятно многогранно. Совсем непросто охватить все аспекты проявления его таланта ученого, просветителя, организатора науки, общественного деятеля, мечтателя и борца за будущее людей. Я хочу коснуться вклада Акопа Погосовича только в учение об Универсальной эволюции, чему, главным образом, и была посвящена эта книга. Квинтэссенцию вклада А.П. в эту область человеческой мысли можно зафиксировать в нескольких научных терминах, которые следует однозначно связать с его именем. Замечательно то, что просто последовательное разъяснение смысла этих понятий, одного за другим, довольно точно передает каркас теории прогрессивной эволюции Назаретяна. Это, в свою очередь, является показателем степени оригинальности теории: все ее существенные аспекты, при всей ее полноте и замкнутости, так или иначе связаны с именем Акопа Погосовича. Введение в научный оборот соответствующей терминологии было бы лучшей памятью Назаретяна. В этом постскриптуме я хочу только зафиксировать эти термины вместе с очень короткими разъяснениями их происхождения и смысла.

А.П. по первой своей профессии был близок психологии, хотя кончал языковый ВУЗ. Его первой диссертацией была диссертация на соискание степени кандидата психологических наук, и, собственно, психология, в особенности массовая психология и психология толпы, всегда оставались в сфере его интересов. По первой фундаментальной монографии Назаретяна "Интеллект во Вселенной" (1991) можно проследить и почувствовать, как профессиональный интерес психолога к феномену человеческого интеллекта вырос до масштабов Универсальной эволюции. Вопрос, который, занимал А.П., состоял в том, как, вопреки разрушительному действию второго начала термодинамики, природа могла создать такое антиэнтропийное чудо, как человеческая психика, которая и была первым объектом научного интереса Акопа Погосовича. Эта проблема быстро вывела его к вопросам о причинах и природе прогрессивной эволюции вообще и оказалась вложенной в контекст эволюции не только жизни, но и неживой природы, эволюции материи во Вселенной начиная с Большого взрыва. А это был уже Универсальный эволюционизм.

Можно сказать, что ядром интереса А.П. к природе эволюции стал парадокс: как и почему, вопреки действию универсального второго начала, требующего всеобщего распада и движения к хаосу, эволюция создает структуры все более и более высокой степени организации, приводя, в конце концов, к возникновению человеческой психики и сложнейшей социальной системы, связанной с этим феноменом. Квинтэссенцией изумления Акопа Погосовича этим парадоксом, очень ярко переданного в его текстах, стало определение понятия прогрессивной эволюции, которое лежит в центре всех построений Назаретяна:

Прогрессивная эволюция по Назаретяну: это эволюция, ведущая к росту "уровня неравновесия", или, другими словами, эволюция, "ведущая к удалению от естества" (закавычены термины, которые употреблял сам А.П.). Определение фиксирует противостояние прогресса и второго начала с его стремлением к термодинамическому равновесию, это противостояние является ядром определения. Имеется множество различных представлений о том, что такое прогрессивная эволюция, но Акоп Погосович однозначно поставил на первое место уровень неравновесия системы, - перед сложностью, перед информационным или энергетическим содержанием, интеллектуальностью и т.д. Все эти показатели тоже используются Назаретяном, но они возникают как производные от степени устойчивого неравновесия, от глубины нарушения второго начала. Следует также подчеркнуть, что прогрессивность эволюции по Назаретяну не подразумевает оценочности этого критерия по оси хуже-лучше. А.П. многократно подчеркивал, что прогрессивность эволюции отнюдь не означает автоматически движения от плохого к хорошему или от хорошего к еще лучшему - направленность этого вектора, вообще говоря, совершенно иная (лишь выбор меньшего из зол - см. ниже).

После фиксации понятия прогрессивной эволюции Назаретян, естественно, поставил вопрос о том, почему эволюция прогрессивна. Что заставляет эволюцию идти против течения, диктуемого вторым началом? А.П. был сосредоточен на том, чтобы найти понятные и естественные механизмы и причины этого движения, устранив из теории эволюции широко распространенные полумистические телеономические построения, к которым относился с большим недоверием. Как он справедливо заметил, одного только принципа дарвиновского естественного отбора, который говорит о том, что выживает более приспособленный, недостаточно для объяснения именно прогрессивного характера эволюции, так "как более приспособленный" не означает автоматически "более прогрессивный". Заметим, что при этом Назаретян был, безусловно, дарвинистом - принцип естественного отбора и другие составляющие дарвинизма он полностью принимал, однако он понимал также, что их одних не хватает для объяснения именно прогрессивного характера эволюции.

А.П. Назаретян пришел к своему собственному оригинальному пониманию причины прогрессивности эволюции, основанному на понятии эндо-экзогенного кризиса.

Эндо-экзогенный кризис Назаретяна. Эндо-экзогенный механизм эволюционного кризиса является ядром эволюционной теории Назаретяна, так как именно преодоление эндо-экзогенных эволюционных кризисов приводит к прогрессивным эволюционным переворотам. Эндо-экзогенные кризисы - это такие кризисы, которые вызваны не внешними причинами, а активностью самой системы по сохранению состояния "устойчивого неравновесия". Такая активность неминуемо приводит, в полном соответствии с вторым началом, к разрушению или деградации среды обитания. Кризисы такого типа либо преодолеваются за счет перехода системы на еще более высокий уровень неравновесия, что, собственно, и является прогрессивным шагом эволюции, причиной "продуктивности" кризиса, и по факту ведет к усложнению системы, усложнению управления, повышению уровня насыщенности информацией и т.д.; либо системе не удается найти путь к переходу в такое новое состояние, тогда система деградирует или разрушается. Выживают те системы, которым удается находить пути к состояниям устойчивого неравновесия на все более высоком уровне. Все прочие устраняются отбором. Именно поэтому эволюция движется в сторону создания систем, все более далеких от равновесия, т.е. в сторону прогресса.

В ходе человеческой истории эндо-экзогенные кризисы принимают преимущественно специфическую форму кризисов нарушения техно-гуманитарного баланса:

Техно-гуманитарный кризис Назаретяна. Является частным случаем эндо-экзогенного кризиса, который оказывается наиболее важен на этапе социальной эволюции. По мере роста совершенства технологий, растет и их разрушительная сила во всех смыслах: и в смысле роста убойной силы оружия, основанного на этих технологиях, и в смысле потенциальных возможностей разрушения среды обитания. Для того, чтобы рост технологий не приводил к фатальным последствиям, параллельно с ростом технологий должен расти уровень культурных сдержек, направленных против использования этих технологий чрезмерно разрушительным способом. В действительности уровень культурных сдержек в моменты прорывного развития технологий часто не поспевает за ними, что приводит к резкому ухудшению социальной или природной среды обитания - в этом и состоит техно-гуманитарный кризис. Преодоление эндо-экзогенных кризисов в форме кризисов нарушения техно-гуманитарного баланса - основная причина прогресса в фазе социальной эволюции.

С техно-гуманитарными кризисами тесно связан закон техно-гуманитарного баланса:

Закон техно-гуманитарного баланса Назаретяна. Точная формулировка: "Чем выше мощь производственных и боевых технологий, тем более совершенные средства культурной регуляции необходимы для сохранения социума". Следствием этого является то, что в успешно развивающемся социуме уровень культурных сдержек разрушительной силы технологий подтягивается к растущему уровню самих технологий и эволюционирует параллельно с ним - если бы это было не так, то социум погиб бы в результате саморазрушения. По сути, это приводит к синхронной эволюции технологий и человеческой морали{1}. Мораль не является априорной константой, данной свыше или имманентно присущей человеческому роду, но является продуктом эволюции, зависящим от времени, как и все эволюционирующие сущности. С этим связано, в частности, падение удельного уровня кровопролития в военных столкновениях (в расчете на душу населения), несмотря на рост убойной силы оружия. До сих пор закон техно-гуманитарного баланса выполнялся глобально. Локальные социумы, не соблюдающие этот закон, неоднократно выбывали из эволюции. Человеческая цивилизация будет существовать до тех пор, пока на Земле будет глобально выполняться закон техно-гуманитарного баланса. Чрезмерное нарушение этого закона в современных условиях может привести к гибели земной цивилизации либо в военном конфликте, либо в экологической катастрофе техногенного происхождения.

Закон избыточного многообразия фиксирует способ преодоления эндо-экзогенных кризисов всех типов:

Закон избыточного многообразия Назаретяна. Та подсистема, которая обеспечивает возможность перейти на более высокий уровень неравновесия в момент преодоления эндо-экзогенного эволюционного кризиса, не возникает в момент этого перехода, но выбирается из пула избыточного многообразия в эволюционирующей системе предыдущей фазы. Под объектами или подсистемами избыточного многообразия понимаются такие, которые не играли существенной роли в гомеостазе на предыдущей фазе эволюции, обеспечивая, однако, большое разнообразие актуально бесполезных или слабо-вредных признаков и функций. Из закона избыточного многообразия следует, что чем разнообразнее эволюционирующая система в целом, тем больше у нее шансов успешно преодолеть очередной эндо-экзогенный эволюционный кризис. В акте выбора прогрессивной системы из избыточного многообразия нет никакой целенаправленности, нет никакой телеологии, это только вариант работы дарвиновского отбора, который нацелен, как обычно, исключительно на выживание. Т.е. выживание - есть та единственная "цель", которую преследует эволюция. Механизм отбора из избыточного многообразия со спасением системы от гибели путем перехода к более высокому уровню неравновесия, по Назаретяну, и является ядром механизма именно прогрессивной эволюции. А.П. говорил, что прогресс есть побочный продукт самосохранения. Он многократно подчеркивал, что любой прогрессивный шаг эволюции не является "стремлением к совершенству", но лишь выбором наименьшего из всех возможных зол, и всегда имеет свою цену, выражаемую в деградации систем более низкого уровня (см. ниже: закон Седова-Назаретяна) и в усилении энтропийного давления на среду обитания.

Закон отсроченной дисфункции Назаретяна. Закон, согласно которому любой прогрессивный шаг эволюции рано или поздно приводит к проблемам для системы в виде нового эволюционного кризиса. А.П. дает очень простое объяснение этому закону. Так как система, обеспечившая прогрессивный шаг эволюции, по определению поддерживает более высокий уровень неравновесия, совершая все более интенсивную антиэнтропийную работу, то, просто в согласии с вторым началом, это приводит к ускоренному росту энтропии в среде обитания системы. Именно это и приводит к очередному эндо-экзогенному кризису. Впрочем, этот кризис не обязательно будет строго следующим по счету. Например, возникновение обрабатывающего сельского хозяйства в неолите, с одной стороны, спасло от вымирания охотников и собирателей верхнего палеолита, с другой стороны, привело к тяжелому сельскохозяйственному кризису позднего средневековья. Но между этими событиями имели место и другие глобальные эндо-экзогенные кризисы преимущественно техно-гуманитарного типа, например кризис чрезмерной кровопролитности войн, связанный с возникновением технологии обработки железа и другие.

С широко обсуждаемым Акопом Погосовичем вопросом о цене прогрессивной эволюции связан закон иерархических компенсаций:

Закон иерархических компенсаций Седова-Назаретяна. Рост разнообразия на верхнем уровне иерархической организации обеспечивается ограничением разнообразия на предыдущих уровнях, и наоборот - рост разнообразия на нижнем уровне разрушает верхний уровень организации. Как пишет сам Акоп Погосович, он работал над связанной с этим законом проблематикой совместно с Е.А. Седовым в конце 1980-х. В редакционном предисловии к последней посмертной статье Е.А. Седова (1993) Назаретян предложил назвать закон его именем. В той же редакционной статье А.П. дал окончательную общую формулировку закона, которая и приведена выше (курсив). Очевидно, этот закон связан с обоими именами - Седова и Назаретяна. Смысл закона в том, что эволюционный прогресс обязательно имеет свою цену в виде уменьшения разнообразия на иерархически более низких уровнях организации. Назаретян при этом подчеркивал, что ограничение разнообразия на нижних уровнях вместе с ростом разнообразия на верхнем эволюционном уровне приводит к увеличению полного совокупного разнообразия системы.

Эти термины в концентрированном виде отражают понимание механизмов прогрессивной эволюции Назаретяном, и на нем основано представление А.П. о месте интеллекта во вселенском контексте, а в последних его работах - и в контексте Мультивселенной или Мультиверса. Этим, конечно, вклад А.П. Назаретяна в научный эволюционизм не исчерпывается. Ему принадлежит беспрецедентно глубокий анализ исторического развития эволюционных представлений, который пронизывает все его книги; уже в "Интеллекте во Вселенной" совершенно недвусмысленно высказана идея о едином законе ускорения биологической и социальной эволюции; он предлагает конкретные пути преодоления современных кризисов эволюции и т.д. и т.п. Акоп Погосович Назаретян оставил богатое и не всегда простое для понимания научное наследство, которое будет использоваться и изучаться будущими поколениями тех, кого интересуют судьбы эволюции вообще и судьба человеческой цивилизации, в частности.

 

{1} В первой версии этого закона, в книге "Интеллект во Вселенной", А.П. называет его "законом эволюционных корреляций". Нетрудно видеть, что такое название тоже вполне оправдано. Потом он поменял термин на "закон техно-гуманитарного баланса", который, правда, иногда называл и гипотезой.

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: