Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
 
Главная страница
Страницы друзей "Темного леса"
Страница Владимира Мильмана
 
Барышня и иммигрант
Барышня и иммигрант (киносценарий)
Молчаливая Жанна
Смерть наступила....
В синюшном Переделе
Мой друг, бомж
Сон в летнюю ночь об Одессе
Охота на любимого оленя
Манон, по прозвищу "Кроха-дансюз"
 
Пятна тишины
подборка стихов
подборка стихов
подборка стихов
Акафист всему живому на земле
 
Рецензия на фильм "I Wish You Love"

ПОБЕГ НА МУЗЫКАЛЬНОЕ РАНЧО
или
ОХОТА НА ЛЮБИМОГО ОЛЕНЯ

Драма в стиле североамериканского кантри

Владимир Мильман {1}

Посвящается своеобразию очень человечной поэзии
североамериканского кантри,
которая, конечно, как и всякая поэзия,
имеет общечеловеческое значение.
Особое место в этой поэзии принадлежит
североамериканскому барду
Джону Кэшу,
ныне покойному.

 

Комментарии автора

Счастливая судьба удавшейся театральной пьесы в том, что её сначала читают ("читатель"), а потом ставят ("театральные профессионалы" - для "зрителя"). Соответственно:

Как литературное произведение представляемая пьеса рассчитана на один час чтения, при этом не только речь действующих лиц, но весь авторский текст образуют её цельность - так она писалась.

В виде спектакля эта пьеса рассчитана на полтора часа прогонного времени.

Читателю/зрителю предлагается расслабиться и ничего заранее не предполагать, а отдать себя на волю свободной стихии его восприятия.

Чтение этой пьесы НЕ опирается на знакомство с цитируемой в ней песенной "бардового" характера поэзией североамериканского кантри - цитаты кантри самодостаточны, все они даны в авторской интерпретации по-русски;

при постановке пьесы эти цитаты, как и танцы, можно заменять подходящими режиссёрскими находками.

Указания левой и правой стороны сцены даются с точки зрения зрителя.

 

Действующие лица:

Дженни, девушка в возрасте 25-ти лет

Джонни, сорокапятилетний мужчина

Дин, крестный отец Дженни, 50-ти лет

Мэриэн, подружка Дженни, помогает ей за удобоваримую плату, ей около 35-ти.

 

Пока зрители занимают свои места и по обыкновению переговариваются между собой, начинает звучать шуточная песня Джона Кэша "Политическая несовместимость" {2}. Это еще, собственно, не пъеса а "подогрев" публики, и способ заставить ее успокоиться, так что и стартует она за 3 минуты до начала спектакля.

Сцена 1

Открывается занавес, обнаруживая на сцене полумрак. В глубине сцены, левее, спиной ко зрителю стоит кресло достаточно высокое и широкое, чтобы полностью скрыть того, кто может быть в нем. Недалеко от него, справа, полуразвернутое к зрителю и к первому креслу уютное кресло-качалка. В нем спит свернувшись клубком Дженни. Ближе к правому краю сцены диван, и перед ним - журнальный столик. Впереди, лицом к зрителю, почти посередине передней линии сцены, но все-же чуть правее ее - еще одно кресло того же стиля, что и первое упомянутое.

Дженни потягивается, просыпается, смотрит по сторонам, затем поворачивается к заднику сцены, смотрит куда-то "вдаль", слегка даже приподнимается в кресле и вытягивает шею. Стартует негромко песня Джона Кэша "Если-б я был простым плотником, а ты была лэди, пошла ли бы ты за меня, подарила ли бы ты мне нашего крошку? Если бы ты был простым плотником, а я была лэди, я все-таки бы вышла за тебя замуж и подарила бы тебе нашего крошку!" {3} Песня продолжается до перебора струн и затихает-уводится.

Дженни (все еще любуется "видом за окном"; мечтательно)

Я бы все равно вышла за тебя, и подарила бы тебе нашего крошку... Светает. Почему я просыпаюсь всегда так рано? И спать еще хочется, а я все равно просыпаюсь. Знаешь почему? Потому что это самое мое любимое время дня, когда светает. Все еще полуспит и уютно так ворочается в своих постелях. Оно еще не проснулось и потому все еще по Божески доброе. Все любит, ко всему ластится, всем себя дарит. На все самое доброе все еще способно. Будто младенец Божией матери на всем за окном. (Утихла на несколько мгновений глядя в воображаемое окно на заднике сцены. Тем временем сцена светлеет). Ты только глянь! Упустишь ведь! (Еще несколько мгновений. Сцена окончательно высветляется. Настал день). Эх, соня! А говоришь, охотник! А сам подняться никогда во-время не можешь! Ну, вставай! Вставай! (Наклоняется к креслу и нежно подталкивает там кого-то нам невидимого)

Джонни (все еще не появляясь из-за кресла)

Эй, эй, оставь меня в покое. Можно мне отоспаться когда-нибудь? Каждое утро ни свет ни заря меня расталкивает... Ну, ну оставь-же! Все, я уже проснулся! Ну? Видишь? (Из-за кресла показываются потягивающиеся все еще сладко руки Джонни. Затем опускаются вниз, прячутся. Из-за кресла раздается "курлыкающий" звук). М-м, м-м!

Затем вдруг рука высовывается-хватает Дженни и затягивает ее не очень сопротивляющуюся за кресло. Слышна возня. Из-за кресла появляются шуточно воюющие то рука то нога Дженни. Затем из-за кресла раздаются нежные "охи-вздохи", придыхания, подозрительные, но ничего дикого - нежность и любовь. Все затихает и покрывается первыми двумя куплетами песни Джона Кэша: "поющие горные ключи, вымачивают ветви ив, серебрянные листья кленов блестят от утренней росы...но плоть и кровь ищут плоть и кровь и ты, ты все, что мне нужно" {4}

Дженни (появляется, поправляет волосы, приминает одежду и садится на правую ручку кресла. Рука Джонни обвивает ее талию)

Они все еще спят сегодня. Что за день? Счастливый день, правда? Хорошо, что мы на возвышении. Отсюда те деревья - настоящий лес, и мне даже не нужно идти на твою охоту, чтоб вообразить, как там все дико и красиво.

Джонни

М-гм... Все равно я тебя туда вытащу. Окно - это не настоящая жизнь. Настоящая жизнь - за окном.

Дженни

Ну да! Всем телом ощущаю. Под спиной - ветви. В ушах - шумы: где-то что-то гудит, где-то что-то зудит, птицы поют, небо над головой и это зовется тишина. Тишина леса.

Джонни

Нет, Дженни, не в этом суть, хотя все это конечно замечательно. Я говорю о том, когда спина ноет, кисти рук задубели без движений, напряжение такое, что все в тебе аж звенит и тебе наплевать на пение птиц потому, что - не до того. Главное, что все в тебе горит ожиданием, этой конфронтацией: я - тебя, как ни прячься, как ни напрягай свои уши, и глаза; через которые я переступаю и только грохот разрешает это все и все кончается только на нем. Кто-то оказался снизу - кто-то оказался сверху!

Дженни (сбрасывает руку Джонни, вскакивает в возмущении, начинает бегать по комнате)

Ты специально, да? Ты меня дразнишь! Никогда я не пойду с тобой на охоту, никогда! Ты ненормальный и все твои друзья ненормальные! Какая может быть радость - стрелять в глядящие в тебя глаза? Какая радость, скажи? Ты что, зверь?

Джонни (впервые появляется из-за кресла, подходит к ней, обнимает ее со спины; она не сильно вырывается, он ее сдерживает)

Дженни, Дженни-крошка, и я зверь и ты зверюшка, самая моя дорогая зверюшка; ты мой олень, ты же знаешь, что ты мой олень дорогой, любимый олень.

Дженни (разворачивается ему глаза в глаза)

Ну и что? Можешь начать охоту?

Джонни (очень мягко и нежно)

Ты же знаешь, Дженни, я не охочусь на своего любимого оленя. Потому что как же я смогу жить без него? Не сердись! Охота это инстинкт. И любовь это инстинкт, но другой. Они оба из глубокой древности и нам не справиться с ними - они сама соль природы. Дженни-крошка, эти твои глаза на меня охотятся, и они меня давно победили. (По-прежнему глядя ей в глаза поводит ладонью по ее волосам, затем по щеке. Затем приподымает ее и вращает).

Дженни

Ох, и хитрющий же ты! Ничего больше не хочу, когда ты меня так вращаешь. (Кладет голову ему на плечо).

Джонни (опуская ее, но не отпуская)

Ой-ли? И верхом на лошади тоже не хочешь? Ну что-ж один поеду...

Дженни (отстраняется от него)

Опять дразнишь? Езжай. Там, в конюшне, позавтракаешь овсом.

Джонни

Нет, олененок! Мы уж лучше здесь позавтракаем. Твою короннную яичницу с салом и сыром натертым сверху. Очень, говорят, нездоровая, но очень толкающая на подвиги пища. А сбоку - шипящую колбаску и картошку натертую по немецки в горячее масло. Все это сверху зальем пивцом. А и верно, замечательный день - воскресенье, олененок!

Дженни

Знаешь, я уже довольно-таки большой олень вымахала - тебе не кажется?

Направляется вправо, на кухню, но Джонни ловит ее одной рукой, смешно прижимает ее к себе и начинает пританцовывать двигая ее рукой, пока она не включается - под стартовавшую музыку Джона Кэша: "Я проснулся в воскресенье с головой - не унести, выпил пива на десерт и окончательно проснулся - к десяти. Заглянул в пустынный шкаф - нечего одеть - все в чистке - что-то натянул; умылся, причесался - в день нырнул. Вчера я накурился-надымил, как паровоз, сегодня ветер это все унес. Я проходил по улице воскресной, запах цыпленка разбудил мой детский аппетит, но я-то знал - я растерял все это, как друг мой говорит. В день воскресенья Божий иду я в магазин, ну на что это похоже - совсем один..." {5} Они танцуют так, частично иммитируя, но в основном своим счастливым и немного залихватским видом противореча тексту песни. Затем Дженни отстраняется, музыка быстро уводится, а Дженни прыгает с ногами на диван.

Нет, погоди! Ты сначала расскажи мне, как ты в меня влюблен. Ты мне давно не говорил этого...

Джонни

Как-же! Я говорил это тебе несколько минут назад.

Дженни (возмущенно)

Неправда, все ты врешь, ничего ты мне не говорил!

Джонни

А "олененок"? Ты еще на это ответила, что вымахала этакий большой олень!

Дженни

Оленя ты у моего отца стащил. Ты знаешь - это он меня так называл.

Джонни

Твой отец, судя по всему, был хороший мужик - грех у него не стащить - ему теперь это не нужно, а мне пригодится.

Дженни

Оставь моего отца в покое. Отец давно мой, и я с самого моего рождения его, а вот ты должен еще меня приручить, если завтракать хочешь.

Джонни

Сдается мне - ему сына хотелось, а с твоим существованием он мирился только, за неимением лучшего.

Дженни

А знаешь, я ведь тебя стукну - додразнишься. К твоему сведению - отец любил меня. Ему никто больше не нужен был. Охотился только - как и ты. Но не любил об охоте со мной говорить и никогда на охоту меня не брал. А я и не просила. Не хотела. Мне дома лучше было.

Джонни

Ну да! Охота не женское дело. На охоту идут с мужиками, а не бабами.

Дженни

С двеннадцати я одна в семье баба осталась. Папа очень убивался - он очень маму любил. С тех пор больше не охотился и всегда был со мной. Ты ведь тоже будешь такой, Джонни? Правда?

Джонни

Неправда! Очень уж это все грустно. У нас будет всегда весело. И ты, мой олененок, всегда будешь со мной - будить меня по утрам, как ты любишь. И я всегда буду тебя любить. (Подходит к ней, берет ее лицо в ладони, поворачивает к себе и смотрит ей в глаза). Всегда буду тебе в глаза смотреть, в глаза моему оленю. (Гладит ее и очень нежно целует. Дженни аж жмурится. В удовольствии начинает издавать совершенно кошачий звук). Ух, не люблю котов. Люблю оленя.

Дженни (обиженно отстраняется, поворачивается от него вправо и надувает губы)

Ну и сиди себе!

Джонни (сидя в кресле смешно выпрямляет длинную спину, так что становится похож на жердь, а руки ненужно обвисают на его остро торчащих коленках. Надувает губы - пародирует ее)

Ну и сижу! (Несколько секунд проходит в молчании)

Дженни (сначала втихомолку косится на него. Затем прыскает со смеху)

Журавль! Колодезный!

Джонни

А ты... кукушка на гнезде! (Тоже прыскает со смеху).

Дженни

Мало того, что журавль, так ты еще и смеяться!

Хватает с дивана подушку и бъет ею Джонни - тот защищается, затем изворачивается, выхватывает подушку и начинает шуточно тузить теперь хохочущую и защищающуюся Дженни. "Потасовка" переходит в возню на диване, которая затухает так, что Дженни полулежит, и Джонни полулежит над ней. Он снова нежно берет ее лицо обеими ладонями и глядит ей в глаза

Джонни

Знаешь, а теперь я тебе скажу как я люблю тебя. Ничего, что олененком тебя звал папа. Я тебя зову оленем. Я вижу этот блестящий и скрипящий снег вокруг. Он только кажется белым, но в нем множество любых цветов, какие только может вообразить человек. Все в нем есть: и голубой, и синий, и иссиня-черный с морской пеной, озерный шипучий, и даже черный, и, знаешь, зеленый. Все это я вижу, когда иду притаясь по следу. Твоему следу, оленьему. Иду долго, томлюсь долгим ожиданием, и затем снова знаю куда и иду. Ветки на пути моем меня толкают и хлещут со всех сторон, сугробы ведут то вверх то вниз, то вправо, то влево - аж кружится все перед глазами и кажется никогда мне ее - тебя, не выследить. Уже и злюсь я, и зубы до хруста сжимаю, и по колено в снегу бреду по чутью только - совсем не знаю куда. Кажется, что стемнело, грязно и противно, я весь в поту, мокрый и колючий - все тело зудит, но из этой темноты вдруг из-под тяжело нависших под снегом ветвей ели, образуя некий круг, как ореол света мерцающий - он! Она, ты - олень прямо в меня глядит всей своей красотой, как ты сейчас - глаза в глаза. И уже не ясно, кто охотник, а кто жертва... (Помолчав). Вот так я тебя люблю, кроха моя, олень ненаглядный! (Она глядит в него во все глаза, ничего не произносит, только глядит. Он усмехается). Ну что, красиво я тебя люблю? Удивил?

Дженни

Удивил. И не очень удивил. Я этого ждала. Ты давно мне это должен был сказать.

Джонни (вскакивает)

А вот не хотел! Потайной я!

Вдруг хватает ее за руку и одновременно со стартовавшей музыкой почти выдергивает ее на лихой танец. По дороге Дженни в суете кое-как натягивает сапожки. Звучит Джон Кэш, и под него Дженни и Джонни отплясывают: "Эй, включайся в ритм, это ритм-блюз; это качка в шторм, и с палубы груз! Это качка и веселье, пляска в хруст кости; кровь справляет новоселье и Земля сошла с оси! Эй, включайся в ритм блюза, отбивай, пляши; это хохот карапуза и танец души! Скромный парень, работяга, бъет ногой без устали - а его хозяин-скряга платит шиш с капустою; парень чистит мне ботинок до блеска, до лоска, а танцует работяга - в щепы крошит доску! Я спросил его однажды: "Отбивая этот ритм, ты не утоляешь жажды, остаешься тертым-битым". Мне ответил карапуз: "Отбивай папаша, блюз! Ты когда, папаша, пляшешь, ты когда танцуешь блюз, ты не просто лапой машешь, а с души бросаешь груз!... Эй, включайся в ритм, это ритм-блюз; это качка в шторм, и с палубы груз! Это качка и веселье, пляска в хруст кости; кровь справляет новоселье и Земля сошла с оси!" {6}

Музыка завершается. Дженни и Джонни запыхавшиеся валятся на пол. Сидят полуоборотом друг ко другу с раскоряченными ногами и тяжело дышат. Смеются. Джонни замечает новые сапожки на ногах у Дженни

Джонни

Ты купила себе сапожки? Когда? Красивые!

Дженни

Так ведь у нас выездка сегодня?

Джонни

Ну и что? Ты поэтому купила сапожки?

Дженни

Конечно! Это же праздник! Разве это не понятно?

Джонни

Ну ты даешь! Ты что никогда не выезжала?

Дженни

Выезжала... С папой. Я же рассказывала тебе. Сначала мы втроем выезжали. А потом уже только с папой. Но он был очень грустным на выездке и мы как-то реже и реже выезжали, а потом и вовсе перестали. Мне очень хотелось, но было жалко папу.

Джонни

Не должен мужик так себя вести по бабьи.

Дженни

Заткнись, мужик! Ты ничего в этом не понимаешь! Я сама не хотела выезжать. Это же должен быть праздник - выездка! Всегда праздник! Так у нас и было пока мама была жива. Боже! Ветер в ушах! В ягодицах жестко - но это ничего - это даже как-то собирает тебя всю. И свежесть входит в члены - вся раздуваешься ею. И летишь сквозь землю. Боже, как я соскучилась по всему этому! Какое счастье, что мы выезжаем сегодня! Конечно это праздник! Как же ты не понимаешь!

Джонни (то ли презрительно, то ли снисходительно)

Баба, она и есть баба!

Дженни

Заткнись! Ты лучше скажи - нравятся сапожки?

Джонни

Нравятся... Только это я должен покупать тебе сапожки. Это не твоя забота.

Дженни

Не купил-же?

Джонни

Хоть бы намекнула!

Дженни

Это не моя забота! Сам должен унюхать - охотник!

Джонни (прикидывается пристыженным)

Права, Джен! Я на лопатках! Сдаюсь! Я плачу за них - скажешь мне сколько.

Подходит к столику и достает из-под него бутылочку пива. Следует немедленная реакция Дженни

Дженни (перехватывает его руку с бутылкой уже направляемую в рот)

Эй, эй! Давай-ка поедим, а?

Джонни (весело)

А пиво - на десерт!

Дженни (столь-же весело повторяет)

А пиво - на десерт!

Джонни (обнимает ее со спины)

Ну и когда это будет, Поттер? Скоро ли наш поезд прибывает на станцию?

Дженни

За горой, сэр! Лишь только рассветет и мы там - готовьтесь к выгрузке!

Звучит "Эй, Поттер!" Джона Кэша {7} и Дженни с Джонни снова танцуют. Пока они еще в танце, свет на сцене гаснет

Сцена 2

Запахи "вкусной и здоровой пищи" исходят в зал со сцены еще до того как на ней появляется свет. Когда он появляется, на диване сидят Дженни и Джонни, а перед ними столик забит дымящей и скворчащей едой. Оба увлечены едой и процесс этот у них аппетитен

Джонни

М-гм-ух! Вкусно-вкусно-вкусно! Ам-ам-ам! Ублажаем живот!

Дженни

Ну и как?

Джонни

Процесс идет. Живот остается доволен.

Дженни

Что следует сказать хозяйке?

Джонни

Выдаем вам кулинарных сто процентов! Почему-бы нам не открыть бизнес. Ресторанчик. Я и название знаю. Назовем: "Охотнику перед охотой". А? Как идея?

Дженни

Сам открывай! Сам и готовить будешь. Я готовлю только по вдохновению - для любимых. Любимого отца, любимого охотника. (Джонни делает попытку встать - Дженни удерживает его.) Погоди - коронное блюдо, гвоздь программы. Вчера только у Лилли научилась?

Джонни

Это какой-еще Лилли?

Дженни

Не корчь из себя дурачка. Той самой. На которую ты беззастенчиво пялился позавчера.

Джонни (возмущенно)

На кого я пялился, ты что?

Дженни

Пялился-пялился, хотя она и толстая и круглая как печка. И она готова была тебя целиком заглотнуть, как рябчика. (Подымается и направляется направо за сцену - "на кухню". Продолжает "из кухни"). Но появился ее кабанчик-верзила, Джим, и вы оба потухли, как ветром задутые. (Появляется с блюдом в правой руке. В левой руке за спиной две бутылки пива).

Джонни

Ну что ты порешь, Дженни, обидно даже! Когда меня кто кроме тебя интересовал с тех пор как я впервые увидел тебя? (Сам себя обрывая). А па-хнет!

Дженни

Язык!

Джонни (шепелявя)

Фто, язык?

Дженни (смеясь; ставит блюдо на стол)

Это язык, дубина! Воловий язык!

Джонни (кладя кусок себе)

Ага! Воловий язык!

Дженни (левой рукой вознося над столом из-за спины две бутылки пива)

А вот и десерт!

Джонни

Да здравствует десерт! (Берет бутылку). Да это же мое любимое пиво! Ну угодила! Гуляем, Дженни!

Дженни (очень довольная)

Гуляем, Джонни!

Каждый открывает свою бутылку пива. Очень привычное движение - ясно, что оба пъют пиво не редко. Приветствуют друг друга бутылками. Пъют. Справа появляется в джинсах, сапожках и ковбойской шляпе - прибранная так чтоб обращать на себя внимание, Мэриэн. Ее не замечают

Мэриэн (глядит на них некоторое время)

К-хм... Эй! Увлеклись! Для подружки бутылочка найдется?

Дженни (вспрыгивая)

Мэриэн! Каким образом? Вы же с Дином были в Калифорнии?

Мэриэн

Были! Но Дина родственнички мне не понравились. Решили возвратиться восвояси.

Дженни (неодобрительно)

Тебе они не понравились, а Дину, мне помнится они нравились очень!

Мэриэн

Брось, Дженни! Он ездил показывать меня, а не себя. И их мне, а не себе. Да, они мне не понравились - чего я должна их терпеть, сидеть там с ними! Скажешь, я не права? Погоди, ты меня лучше познакомь. (Заинтересовано в направлении Джонни) Вы будете...

Дженни (опережая Джонни)

Познакомьтесь! Это моя подружка, Мэриэн, она помогает мне время от времени. А это - Джонни! Мы познакомились сразу после вашего с Дином отъезда в Калифорнию.

Мэриэн (сразу включается - начинает кокетничать)

Приятно с вами познакомиться, Джонни! У вас фигура настоящего мужчины, не то что у моего Дина!

Дженни (успевая вставить свою возмущенную реакцию - до ответа Джонни)

Брось, Мэриэн! Что ты порешь?

Джонни (тоже включается - начинает ухаживать: встает с дивана, "подъезжает" к Мэриэн, чуть ли не расшаркивается)

Нет, это мне приятно познакомиться с такой замечательной лэди, Мэриэн! Неужели вы прямо с дороги? Костюм сидит на вас прямо с иголочки, и пахнете вы полем, а не пылью путешествий.

Мэриэн

Какой слог! Вот это я понимаю кавалер! И что же вы делаете для жизни?

Джонни

Охочусь!

Мэриэн

Настоящий мужчина! Мой тип!

Джонни

А также объезжаю лошадей...

Мэриэн

Обожаю верховую езду! Красиво смотрится. Представляете, Джонни, Дин ничего этого не умеет. Его место за прилавком. (В течение этих переговоров Дженни внимательно следит за обоими постепенно непроизвольно отступая).

Джонни

Мы как раз с Дженни собрались на выездку. Она утверждает, что она наездница чуть ли не с пеленок. Как вы насчет...

Дженни (решительно обрывает его)

Слушай, Джонни, Мэриэн знает обо мне все, а вот перекусить ей сейчас с дороги несомненно очень актуально. Правильно я понимаю, Мэриэн? Проходи, садись, мы как раз завтракаем.

Мэриэн (проходя, усаживаясь на диване и сразу начиная есть)

С удовольствием, Дженни-подружка. Да, Дженни рассказывала, что они ездили верхом в ее семье. Но ведь это было давно. Ты наверное уже ничего не помнишь, Джен? А насчет...

Дженни (снова обрывает)

А насчет меня и Джонни - мы прямо-таки неразлей-вода эти дни. Веселимся во всю. У нас много общего как нам кажется. (Открывает и подает подружке бутылку пива).

Мэриэн (понимающе и многозначительно адресуясь к Дженни)

Н-ну да, понимаю!

Дженни

Джонни знает, что со мной выездка будет чудной. Ведь что делал с детства - сидит в крови, верно, Джонни?

Джонни (ему "оттертому" от Мэриэн ничего не остается, как подтвердить)

Само собой разумеется. У меня никаких сомнений насчет Дженни. (Обращаясь к Мэриэн) А как вы насчет...

Дженни (в третий раз обрывая)

Мы с Джонни во всем сошлись, верно, Джонни? Вот сегодня отправляемся на верховую езду... А потом он возьмет меня на охоту... А там махнем к океану на недельку... Джонни и я. Верно я говорю, Джонни?

Стартует "Съездим-ка на чуток в Небеса, а?" группы Алабама {8}. Не давая ему ответить она хватает его за руку и вводит в очередной кантри-ритм. Они танцуют, а Мэриэн с интересом наблюдает. После первой струнной перебивки песни она встает из-за стола и начинает обходить танцующую пару пытаясь встроиться. Дженни все время оттирает ее. Однако к середине второй части песни, когда начинает повторяться "Съездим-ка на чуток в Небеса, а?" Джонни окончательно избирает Мэриэн партнершей и к финальной инструментальной концовке раздосадованная Дженни уже сидит в своей кресле-качалке. Танец завершается. Джонни отводит Мэриэн к дивану и усаживается сам - они сидят лицом друг к другу, будто Дженни вовсе нет в комнате

Мэриэн

Вы и танцуете замечательно! Везет же некоторым!

Джонни

В вас ритм как рожден, Мэриэн! Вы наверное учились где-нибудь? (На эти его слова Дженни морщится - он явно завирает, так как Дженни танцует не в пример лучше, чем Мэриэн).

Мэриэн

Нет, Джонни, это у меня в крови. (Дженни опять морщится). А может у меня и верховая езда в крови - возьмете новичка?

Дженни (вмешивается - это ее последняя попытка)

А где собственно Дин, Мэриэн? Где это ты посеяла своего мужа?

Мэриэн (пренебрежительно)

Такого мужа не грех и посеять - может что путное вырастет. Поехал машину заправлять. Ничего вовремя не делает. Чуть на спидвэе не застряли - бензина в обрез, уже за красной чертой был!

Джонни

А и верно - пока он заправляется махнем с нами. Уткнется в дверь - поедет домой. (Яростный возмущенный взгляд Дженни остается никем не замечен). На первых порах вы можете поездить со мной неспеша на одной лошади. Пообвыкнете, а там может и сами поскачете. Получу тройное наслаждение: от того, что вас учу, от того, что доброе дело делаю и от того, что так хорошо слаженная дама на моем попечении окажется. (Реакция Дженни).

Мэриэн

Замечательно! В ваших руках настоящего мужчины я уже ощущаю себя в полной безопасности! Как думаешь, Дженни, мне есть чего бояться - тебе лучше знать?

Дженни (неопределенно)

Мне что-то голова разболелась!

Джонни (вдруг заторопился)

Давайте поспешим - день уже к вечеру. У нас собственно все со вчера готово. (Вскочил). Ну, давайте, Мэриэн, Дженни - поспешим! Вперед! (Вслед за Джонни вскакивает и Мэриэн. Дженни, однако, не движется.) Ну, Дженни, давай! Шевелись! Где там у тебя все? Все, что ты приготовила?

Дженни (не вставая с кресла)

В прихожей. Вы езжайте, а я Дина дождусь. Пока ты ее (презрительно в сторону Мэриэн) будешь учить я Дина дождусь и мы приедем вместе.

Джонни (в полном довольстве - и не в состоянии его скрыть)

Верно! Как я не додумался! Вот умница!

Мэриэн

Ты, пожалуй, его еще и покорми - сам он никогда поесть не догадается! Это ничего, Дженни? У тебя ведь все уже готово? А приедем я помогу тебе посуду перемыть!

Дженни

Не о чем беспокоиться, Мэриэн. Ты уставшей будешь смертельно - пусть Джонни тебя домой отвезет. Мы тут с Дином разберемся как нам быть. (Ни Мэриэн, ни Джонни не замечают очевидной горькой усмешки - они слишком заняты собой).

Джонни

Ну так что - все проблемы разрешили? Едем, значит? С Богом!

Дженни

Н-ну да, с Богом! Именнно так...

Джонни

С Богом!

Он и Мэриэн покидают сцену. Дженни не движется с места. Медленно раскачивает качалку. Такое впечатление, что она думает о чем-то. Затем встает и берет неначатую бутылку пива со стола. Вскрывает и медленно пъет из горлышка. Встает посреди сцены раставив ноги с бутылкой в руке и начинает нервно раскачиваться. Стартует "Никто не мог уязвить меня так больно, как это сделал ты..." Виноны Джад {9}. Первые несколько мгновений Дженни только раскачивается под эту музыку, но затем чувства ее начинают прорываться соответственно тексту песни и она входит в пластику полутанца выплескивая наружу свои уязвленные чувства. С окончанием песни и танца сцена затемняется

Сцена 3

Включается песня Джона Кэша о человеке в черном со слов "Я знаю, что есть вещи в этом мире, которые не изменить" {10}. Свет на сцене вводится постепенно, но до полного. В кресле-качалке с бутылкой пива в руке сидит Дженни в несколько странной позе: она наклонена вперед и твердо упирается расставленными ногами в пол - она все еще в сапожках. На столике количество вскрытых бутылок пива заметно увеличилось. Дженни подпирает правой рукой щеку устремив довольно бессмысленный взгляд в зал. По завершении музыки справа в комнату входит Дин держа в руках небольшую дорожную сумочку. Он входит неуверено и нерешительно осматривается. Наконец замечает Дженни, но она не замечает его

Дин (нерешительно)

К-хм!

Дженни (приходит в себя, будто ее разбудили, глядит на Дина. Взгляд ее светлеет, она вскакивает, подбегает к Дину и радостно повисает на его шее)

Дин, дорогой, как я рада тебя видеть! (Берет его сумочку и ведет его за руку). Проходи, Дин! Ты наверное голоден. Снимай куртку. (Тут же помогает ему снять ее и бросает оба предмета на переднее кресло). Садись!

Дин

Здравствуй, Дженни! Нет, я в порядке, правда. Ну хорошо, сажусь, сажусь. (Садится на диван перед столом. Оглядывает пустые бутылки). Как поживаешь, крошка. (Чмокает подставленную ему щеку). Я смотрю тут гуляли!

Дженни

Ты ешь! Да нет, это я напиваюсь. Или спиваюсь... Ешь! Погоди, я разогрею...

Дин

Нет, не надо! Я люблю мясо холодным - ты же знаешь.

Дженни

Да, правда, я просто немного пъяная.

Дин

Ты не в себе, крошка, что с тобой?

Дженни

А, просто не в настроении, не обращай внимания. Тем более, что, как ты вошел - настроение сразу улучшилось.

Дин

Я рад что так на тебя воздействую!

Дженни

Нет, это правда, Дин! Ты же знаешь, что я тебя люблю.

Дин (смешно снисходительно)

Знаю, знаю! (Рассмотрев все на столе начинает есть, медленно, с расстановкой и смакуя, но вдруг испуганно останавливается). Слушай, Джен, а где Мэриэн? Она должна была быть здесь. Неужели я опять что-то перепутал? Ты же знаешь, она убъет тогда...

Дженни

Ты слишком ее боишься, Дин! Нечего вздрагивать. Распустил ты ее совсем. Допустим даже, что ты ошибся - переживет, не помрет! (Дин испугано глазеет на нее). Ну ладно, успокойся, она была здесь и ты ничего не перепутал.

Дин

А где же она? Тут очень тихо. На нее не похоже. Неужели уснула пока меня не было? (Он все еще растерян и напуган и как-бы разгадывает свою неизвестную ему вину).

Дженни

Да нет, Дин! Она поехала... кататься на лошади.

Дин

На лошади?

Дженни

Ну да. Один мой друг предложил ей и она поехала. Что тебя так удивляет?

Дин

Да нет, что она поехала с кем-то развлекаться меня не удивляет, но она ведь никогда не ездила верхом, по-моему - или я не прав?

Дженни (вытаскивая еще пару бутылок пива и протягивая одну Дину)

Почему-же тебя не удивляет, что она поехала с кем-то развлекаться? Помоему это должно тебя удивлять в первую очередь - разве я не права?

Дин

То-есть ты хочешь сказать, что я опять забыл и что она ездила верхом до того как мы поженились?

Дженни

Не важно, Дин, все это неважно... Расскажи мне лучше как оно было там, в Калифорнии.

Дин

Она тебе не успела рассказать?

Дженни

Нет, они очень спешили. День клонился к вечеру. Боялись не успеть.

Дин

Ты знаешь, Дженни, как мы оба хотели съездить туда. Вся моя родня там, да и океан - позагорать и все такое прочее. Мы замечательно провели время. Но вот магазин... Надо было возвращаться. Переживаем и всякое такое. Знаешь как оно со своим бизнесом. А Мэриэн еще такая непоседа - всегда о чем-то переживает. Я неповоротлив, а она такая шустрая. Если-б не она - наш бизнес давно бы прогорел.

Дженни

Я полагаю это она тебе все так растолковала. Разложила по полочкам и ты съел. Я верно все понимаю?

Дин

О чем ты, крошка?

Дженни

Я уже давно не "крошка", Дин. Ты разве не заметил? Я давно уже выросла.

Дин

Да, Дженни, ты права, но для меня ты всегда будешь крошка. (Гордо). Мне доверили внести тебя в дом, когда ты родилась.

Дженни (обнимает его голову и гладит; сменяет тон, говорит очень нежно)

Знаю, Дин, знаю. Но ей-же Богу, ты слишком мягок с ней. Покажи ей, что ты мужчина. Ты знаешь, какая я независимая, какая феминистка, но так как она ведет себя с тобой - никуда не годится! Она ведь и впрямь решит, что это она ведет бизнес, и тогда она бросит тебя. Я знаю, что ты ее любишь, но тогда ей во сто крат хуже будет, потому что она ничего кроме как вилять хвостом не умеет. Поверь мне, Дин! Покажи ты ей, кто хозяин в доме. Покажи ты ей кто хозяин бизнеса. И себя не обманывай - там все на тебе держится.

Дин

Да нет, Дженни! Ты все преувеличиваешь. Мы любим друг друга, и она ухаживает за мной. Она, как и я, за крепкую семью.

Дженни

Почему она и разругалась там со всеми так, что и океан ей уже больше не был нужен!

Дин

Да нет, Дженни, откуда ты это взяла? Я же тебе сказал: мы переживали по поводу бизнеса. Я знаю - тебе в это трудно поверить, потому что она так рвалась на океан. И это правда - она любит развлекаться, но вот тебе и еще одно доказательство. Видишь? Она переживает за бизнес.

Дженни (ее прорывает)

О чем ты, Дин? Я тебе неправду сказала - она рассказала мне все! Она вам всю поездку расстроила, но ты все равно на все закрываешь глаза! А сейчас она поехала с моим парнем - он ее наверняка в постель уложит, потому что оба они этого хотят - у них в кошачьих глазах это написано было! Проснись, Дин! Ты же не дурак! У тебя большая жизнь за спиной. Вы с папой в скольких опасностях вместе были - и она смеет о тебе говорить, что ты не мужчина? (Голос ее немного осип от подкатившего к горлу комка).

Дин весь съежился и молчит - он переваривает ее слова, жестокую эту действительность, которую он конечно всегда понимал, но умело скрывал от себя самого. Он выглядит сейчас очень уж беспомощным, и Дженни его ужасно жалко. Настроение у нее теперь совсем скверное и она не знает, что ей делать. Нависает тяжелая пауза. Ее нарушает Дин

Дин

Это все правда, Дженни. Я всегда ее знал. Но тебе не надо было ее говорить. Понимаешь, крошка, некоторые вещи лучше оставлять невысказанными. Твой отец был мудрым - он всегда это понимал. Если бы ты знала как мне его не хватает. (Пауза. Смотрит на Дженни, у которой в глазах слезы). Я, конечно, глупости говорю. Кому его не хватает так это тебе, крошка. Слушай, ведь ты не знаешь наверняка что там у них произошло. И не береди. Оставь как есть. Если вам суждено с твоим парнем вместе быть, то вы и будете, а если нет - то разойдетесь, как в море корабли. Не выясняй с ним отношений. Дай всему сложиться как ему следует быть. Поверь старику. Я тоже с Мэриэн ничего выяснять не стану. Люди этого не понимают, но так лучше. Я сам в молодости горячим был. Тебе горько сейчас, крошка, но любовь выше этого. Мне вот тоже горько, но хочешь верь, хочешь не верь, а мне ее жалко больше. Мне ее очень жалко, Дженни! Она, в сущности, несчастный человек. Вышла за меня замуж, за старика по бедности, и потому что я ее жалел. Я один ее жалел - она ведь такая колючая. Ее никто любить не может такая она колючая. А я ее люблю. Ты думаешь - я у нее под каблуком, потому что я старик, а она молодая. Но это не так. Я чувствую себя мужчиной именно когда я во всем уступаю ей, и когда прощаю ей все. Твой отец ведь тебе все прощал. Да, конечно, я не отец ей, но я чувствую себя и отцом, потому что никто во всем белом свете ее терпеть не будет и только со мной она будет счастлива. (Пауза). Разговорился я. Никогда во всю мою жизнь я столько слов за один раз не произнес.

Дженни (вдруг начинает рыдать и повисает у Дина на шее)

Мне так плохо, Дин! Мне так не хватает папы!

Дин обнимает ее, гладит, успокаивает

Дин

Девочка моя, олененок ты наш, успокойся.

Дженни (перестает плакать, отодвигается, смотрит на него, улыбается)

А давай, Дин, они нам, а мы им рога сейчас наставим.

Дин (испуганно дергается от нее, а она в ответ смеется)

Совсем сдурела что-ли?

Дженни

Ну давай хотя бы прикинемся. Надо же их проучить! Ты знаешь, я их обоих удушить хочу!

Дин

Дура! Хотя и я их немножко удушить хочу.

Дженни (вздыхает)

Немножко удушить нельзя - удушить можно только полностью. Знаешь, я уже опасно протрезвела. Давай еще выпъем. (Достает из нескончаемого источника еще две бутылки).

Дин

Слушай, ты сколько их уже выдула сегодня?

Дженни

Ничего. Сегодня мне это полезно.

Дин

Нет, ты уж это оставь. Я все-таки за тебя немного в ответе.

Дженни

Ну давай тогда танцевать, а то я сегодня помру с тоски.

Дин (беспомощно пожимает плечами)

Ну давай!

Стартует "Больное, разбитое сердце" Билли Сайруса {11} и они самозабвенно танцуют под него. Дин в танце выглядит неуклюже и смешно, особенно смешно в своем самозабвении. Глаза у него полузакрыты. Дженни между тем танцует тоже вполне отдаваясь танцу, нисколько над Дином не смеется, а наоборот как может помогает ему забыться в ритме и движении. Между тем она все равно держит в руке и попивает пиво из бутылки. В какой-то момент она вставляет бутылку и в руку Дина, а он механически вскрывает бутылку и пъет. С последним аккордом музыки свет на сцене разом гаснет.

Сцена 4

Со стартом полупьяной музыки песни Джона Кэша "У моей двери падают листья" {12} сцена плавно высветляется до неполного. Самое начало сумерек. На диване в весьма живописных позах переплетенные один на другом - Дженни на Дине - спят оба. На столике у дивана число пустых бутылок опять удвоилось, однако бутылки также обнаруживаются в немалом числе и на полу. В комнату справа входят сначала слегка хорохорясь Джонни, затем с независимо-вызывающим видом Мэриэн. Каждый сперва застывает с раскрытым от изумления ртом при виде, что открывается им в районе дивана. Нерешительно один за другим они продвигаются к дивану аккуратно обходя бутылки на полу и не отрывая взгляда от "криминальной" картины. Пока играет музыка каждый обходит диван и столик по кругу. Выражения лиц меняются от изумления и недоверия к возмущению ревности и обратно пока они внимательно изучают каждую деталь этой сценки: бутылки, ноги и руки в переплетении, полную нежность и удовлетворение застывшие на лицах Дженни и Дина. Наконец Джонни в нерешительности застывает ближе к Дженни, в то время как Мэриэн с противоположной стороны - ближе к Дину. Сначала с необычайной осторожностью Джонни подталкивает Дженни, затем так же осторожно Мэриэн, начинают расталкивать спящего Дина. Реакция нулевая. Спящих начинают расталкивать сильнее, решительнее. Каждый из спящих реагирует одинаково: пытается отмахнуться как от назойливых мух. Затем вдруг как по команде спящие еще уютнее расположились друг на друге. Ревнивое возмущение вновь на мгновение парализует Джонни и Мэриэн. Затем Джонни решается применить иную тактику. Он расплетает руки Дженни, при этом в правой ее руке обнаруживает бутылку пива. Джонни хочет освободить бутылку, но Дженни не поддается. Плюнув на бутылку и продолжая свою тактику, Джонни пытается за руки поднять Дженни. Его примеру с Дином следует Мэриэн, только учитывая вес Дина последний оказывается как-бы повисшим на ней. На этот раз спящие поддаются, пошатываясь встают и с пъяным изумлением взирают на тех, кто их будит. Музыка завершается. Вместе с тем просыпаются Дженни и Дин. Не гарантировано, что они осознают в каких позах они уснули друг на друге или даже где они и что они. Пары Дженни/Джонни и Дин/Мэриэн к концу всей этой немой сцены оказываются по разным сторонам от столика

Дженни (потягиваясь и с радостным умилением)

Джонни! Доброе утро!

Джонни

Ты хотела сказать "добрый вечер"...

Дженни (все еще умиленно)

Вечер, да? Возможно...

Мэриэн (грозно)

Дин, что это все значит?

Дин (как и Дженни умиленно)

Мэриэн! Как это всегда радостно просыпаясь видеть тебя рядом. (Не видящим взглядом оглядывает место своего нахождения). А почему мы не в постели? (Напряженно задумывается). Вообще-то мы в Калифорнии или уже дома, не пойму...

Мэриэн (ехидно)

А ты еще немного подумай, пошевели мозгами - может вспомнишь?

Джонни

Что это все значит, Дженни? Почему вы не приехали?. Нам обоим черт-те-что в голову лезло.

Дженни

Джонни, я так рада тебя видеть - ты где пропадал?

Джонни

Ты издеваешься, да? (Отступая спотыкается о бутылку). Что это за бутылки повсюду?

Дженни

Какие бутылки? А эти? (Свободной левой рукой подымает одну, разглядывает ее, а затем бутылку в своей правой руке. Произносит с удивлением). Пивные! (Далее с радостью догадки). Так это твои любимые! (Оглядывается по сторонам). Ого! Да тут целая попойка была! Неужели ты это сам выпил?

Джонни

Что-то я не припоминаю этого! А может ты что-нибудь вспомнишь?

Дженни (опять радостно)

Так это мы с тобой вместе наверное пили! (Опять с интересом смотрит по сторонам, и произносит с уважением). Ну и погуляли мы с тобой!

Дин (очень, но тщетно напрягаясь)

Ух, не помню! (В полусумраке комнаты замечает бутылки на столе). У нас наверное гулянка была, да? Парти? Я наверное слегка перепил и ты теперь дуешься на меня. Угадал?

Мэриэн (зло)

Еще подумай!

Дин (его взгляд движется от бутылок дальше и упирается в силуэтную кучку Дженни и Джонни)

А это кто? (снова осматривается по сторонам). И вообще это не наш дом!

Джонни (Дженни; в это время стоит прижавшись к Джонни и ласково поглаживает его ладонью)

Брось дурачиться, Дженни! Не вижу поводов! (Раздраженно сбрасывает ее руку). Ты мне лучше прямо скажи, что ты тут с ним одна делала?

Мэриэн

Именно, Дин, это не наш дом, и нечего корчить из себя идиота! Я хотела бы знать...

Дин (обрывает ее и грозно в сторону глядящего прямо в него Джонни)

Я вас не знаю, молодой человек, и хотел бы знать, что вы пялитесь на меня так будто я у вас жену увел или выпивку отобрал!

Джонни

Я то о вас наверное знаю, но в настоящий момент вы не очень вписываетесь в известное мне описание! Что вы делаете столько времени в моем доме, почему тут такой полумрак, выпивкой воняет, как на скотном дворе, и, наконец,..

Дженни (слегка ошарашено)

В твоем доме?

Дин (ошарашено)

Как на скотном дворе?

Джонни (не сдерживается и бросается к Дину)

Меня интересует, что моя Дженни делает у вас в объятиях?

Дин (возмущенно, но все-таки на всякий случай оглядывая свои руки)

Вы что обалдели, молодой человек? Кого вы видите у меня в объятиях? Даже моя собственная жена сейчас не в них! Пить надо меньше! Стыдно! (Однако теперь Дженни стоит лицом к нему и они замечают друг друга). Дженни! Крошка!

Джени

Дин! Дорогой!

На глазах у опупевших Мэриэн и Джонни они радостно бросаются в объятья друг другу. Однако в момент объятия Дин вдруг охает и достает из-за своей спины руку Дженни все еще цепко слитую с бутылкой. Оба глядят на эту бутылку и память их начинает проясняться

Бог мой! Я только помню как мы танцевали с тобой, Дин, остальное все заволокло туманом.

Дин

Неужели танцевали? А я даже и этого не помню. Я танцевал? (Чешет затылок). Ты уверена в этом, крошка?

Дженни

Да, Дин, поверь мне, мы с тобой очень здорово танцевали, но потом я ничего не помню.

Дин

В голове гудит... Не найдется еще бутылочки?

Джонни (свирепо)

Нет уж! Теперь я пить буду! А Мэриэн составит мне компанию. Ведь правда, Мэриэн, составишь?

Мэриэн (с ответной, какой-то радостной свирепой яростью)

Конечно составлю, почему же нет? Может и до всего остального свойственного их кондиции дойдем? Надо же нам, Джонни, догонять парочку!

Пока Мэриэн глядит на столе, Джонни заглядывает под стол, но они ничего не находят

Джонни

Минуточку, Мэриэн, возьму на кухне... (Исчезает за правой кулисой. Кричит оттуда). НИЧЕГО! Представляешь? Ничего! (Возвращается назад). Они все подчистую выпили!

Мэриэн (ее свирепость все более и более распаляется)

Жалко! Очень выпить хочется! А что, Джонни, едем ко мне, у нас там надолго припасено. Эти двое развлеклись - теперь мы развлекаться будем!

Джонни

Езжайте с Дином, Мэриэн, езжайте! Я воды выпью. (Косится на Дженни, которая теперь расхаживает по комнате в некоем грозном молчании).

Мэриэн (не может успокоиться)

А что, Дин, ты крошку ведь в своих руках в дом вносил. Крестил. Сладко небось крестницу приголубить...

Дин (вконец растроенный)

Что ты порешь, Мэриэн!

Дженни (наконец прерывает свое грозовое молчание)

Я думаю тебе сейчас лучше уйти, подружка!

Дин (обращаясь к Дженни, но выволакивая супругу к правому краю сцены)

Увидимся или созвонимся завтра, Дженни! А с этим парнем тебя можно оставить?

Дженни

Все в порядке, Дин! У меня есть с ним что обсудить. Его зовут, Джонни! (Джонни кивает). А это мой крестный, Дин, муж Мэриэн, моей подружки. (Дин кивает). А с моей подружкой, Мэриэн, (многозначительно) вы уже хорошо знакомы! Пока! Увидимся!

Смущенный и расстроенный Дин уволакивает за собой супругу. Сцена затемняется; одновременно стартует Джон Кэш песней "Бил, сынок, не бери в город оружие" {13}.

Сцена 5

Песня "Бил, сынок, не бери в город оружие" продолжается в темноте, и затем продолжается, когда сцена высветляется и выявляет Джонни сидящего в кресле-качалке обернувшись влево в сторону Дженни сосредоточенно убирающей бутылки со стола и с пола на кухню. С окончанием песни остается лишь несколько пустых бутылок на столе. Дженни останавливается в правом углу сцены и через всю сцену смотрит в упор на Джонни

Дженни

Ну, что, Джонни, как тебе моя подружка, Мэриэн? Хороша?

Джонни

Ну да, куда как хороша! Так и норовит нырнуть под лошадь.

Дженни

А под тебя Джонни?

Джонни

Ах вот оно что? Теперь ты мне устрой сцену ревности. Лучший способ защиты - нападение!

Дженни

Защиты? Интересно? И от чего же это я должна защищаться, не от тебя ли? Ну да - дом-то оказывается твой, еще выкинешь на улицу...

Джонни

Нечего острить. Ты мне лучше скажи что ты делала на руках у своего крестного? По какому поводу ты его так нежно обнимала? Решила, что в колыбельке?

Дженни

Верно говорят - любовь с ума сводит. Ты видать на этой почве рехнулся. И что тебя больше с ума в ней сводит: талия или ножки? Говорят сейчас в моде большие ляжки, но ты ведь из уже лысеющего поколения, правда?

Джонни

Что? Это ты мне? Это что-то новенькое! Что-то раньше я этого от тебя не слыхал. Ну и что ты еще скажешь?

Дженни

Хорошо, скажу, раз напрашиваешься: стареющий, нервничающий, что время уходит. Хочется побольше испробовать, всего нахватать на память. Еще сказать?

Джонни

Нет, пожалуй достаточно. И не стыдно тебе? Ты знаешь в каком виде мы вас застукали? Ты думаешь отчего твоя подружка в такую ярость пришла?

Дженни (искренне не понимая)

Ты о чем говоришь? Кого застукали? Вы что оба с ней от любви совсем рехнулись?

Джонни

Любви? Какой любви? Ты о чем?

Дженни

Ты меня за дурочку совсем считаешь? Или думаешь я слепая? Ты что не заигрывал с ней? Не вовлекал? Ты что не бросаешься как петух на каждую проходящую мимо тебя цыпочку? Но Мэриэн для тебя выгодно отличается от других - сразу реагирует. Над ней долго работать не надо. Что я неправду говорю?

Джонни (смотрит внимательно на Дженни, задумывается, начинает немного нетерпеливо)

Дженни, ты права и не права. Я мужчина. Конечно, женщины меня увлекают, зажигают. Это естественная реакция, это от природы. Если б я был другой это значило бы, что я постарел, и зачем я тебе такой нужен? А кроме того, я охотник! Это в моей крови: вижу жертву - набрасываюсь. Если нужно - преследую. Это то-же что по следу ходить. Я просто не могу иначе, понимаешь?

Дженни

Нет, если не ты, то я с ума сойду! Ты что же мне серьезно предлагаешь смириться с тем, что ты каждую встречную куропатку будешь под себя подминать?

Джонни

Дженни, ты верно сказала - они куропатки, а ты олень! Есть разница?

Дженни

О да, отличие большое! И я полагаю, что теперь я должна быть счастлива? Нет, это ведь даже никому рассказать нельзя - засмеют!

Джонни

Кроме того, ты все это преувеличиваешь. Ты так это все подаешь будто я с каждой встречной в постель ложусь! Это ведь не так, Дженни! Ты сама знаешь.

Дженни

Надо полагать не с каждой, а через одну. Извини, ошиблась. И что праздник сегодня ты у меня отнял - тоже ошиблась. Я ведь олень, и охотник мой прямо передо мной, из всех ружей выпалил, пустой стоит. Брать можно с потрохами. Радоваться я должна, а я психую!

Джонни

Джен, олененок, мой, я ведь никак не ожидал этого! Я и сейчас не понимаю, почему ты не приехала? У меня самого от растройства под ложечкой ноет. Ну ее эту Мэриэн, дуру!

Дженни

Я вот думаю, а что если ты однажды стрельнешь своему оленю промеж глаз - ведь охотничий инстинкт. Тем и оправдаешься на суде.

Джонни (тихо - он всерьез задет)

Дженни, ты же знаешь, что я люблю тебя. По нашему, по старомодному. Как нынешние любить не умеют. У них только секс на уме. А у нас с тобой будет семья, будут дети. Знаешь, говорят у каждого настоящего охотника есть зверь, которому он стрельнуть в глаза не может. Ну просто не может и все! Так и с людьми. Есть один такой, ровно один, который ты хочешь, чтоб всегда в твои глаза смотрел.

Дженни

Если-б ты знал, как мне хочется задушить тебя, когда ты это все говоришь! Ведь ты у меня перед глазами сегодня утром был готов Мэриэн уложить с собой в постель - безотлагательно.

Джонни

Ну что ты заладила, Мэриэн, да Мэриэн! А ведь ты мне так и не сказала, что у вас было с Дином в наше отсутствие? Почему вы не приехали? С чего это вы вдруг упились вдрызг - бутылок шестьдесят на двоих выпили! И, Дженни, как получилось, что ты оказалась на нем, когда мы пришли? У меня ведь не в пример больше причин тебе сцену устраивать! Поверь мне, Дину не сладко сейчас приходится! Мэриэн, я полагаю, ему хорошо сейчас мозги промывает.

Дженни

Ты лучше своими мозгами займись. Пошевели ими, Джонни! Можешь ты меня в своем внутреннем зрении увидеть так, как ты это сейчас описал?

Джонни

Не могу! Тем более противно! Надо было мне для тебя на память фотографию сделать!

Дженни

Не-е, что-то тут не то! А вы случаем не сговорились об этом всем с Мэриэн, чтоб свою срамоту этим прикрыть? Удобно!

Джонни (теперь он уже злится)

Далась тебе эта Мэриэн! Говорю я тебе, ничего у нас с ней не было! В мыслях моих признаюсь - было, но никак иначе! (Хватает ее за руку и волочет за собой к правой части сцены. Оттягивает занавес правой кулисы и демонстрирует бутылки). Вот это все реально! С чего, скажи, вы упились?

Дженни

Со страху, Джонни! И с горечи! Мы оба видели вас очень ярко в одной постели и, знаешь, нам было очень не по себе!

Джонни (изумленно)

И вот вы сидели, обсуждали все это и пили?

Дженни

Нет, мы не обсуждали это, мы танцевали! И пили!

Джонни (еще более изумленно)

Танцевали?!

Дженни

А что?

Джонни

Танцевали и пили?

Дженни

Разве не этим в барах занимаются?

Джонни (начинает смеятся)

С горя?

Дженни (начинает обиженно надувать губы)

Да, с горя, - не в точности ли это то, чем люди занимаются в баре?

Джонни (обнимает Дженни со спины)

Давай и мы потанцуем с горя. Хотя горя-то у нас никакого нету, слава Богу. Выпивки тоже, к сожалению. Да на что она мне - я от тебя пъянею. Так что бар нам не нужен. У нас тут лучше, чем в баре. Веселее, уютнее. Радостнее - по-моему так.

Дженни

Выходит, что от обсуждения куропаток ты отвертелся что-ли? Ловкий ты парень, настоящий ковбой!

Джонни

Я не ковбой, я охотник. И куропатки хороши только на обед. А Дженни мне нужна навсегда.

Дженни

Ты правду насчет семьи и детей сказал или только, чтоб отбрехаться?

Джонни

А разве ты не хочешь?

Дженни

Это сложный вопрос... Конечно хочу, я этого очень хочу, но только подходящий ли ты для меня охотник?

Джонни

Болтаешь... Был бы не подходящим ты бы со мной не жила, ты не Мэриэн. Ты у меня в руках драгоценный камень - как я могу упустить?

Дженни

Нечего обижать мою подружку! Так драгоценный камень или олень? Путаешься ты, Джонни!

Джонни

А ты не обижай меня! Тогда я твою подружку трогать не стану. Не знаю, Дженни, слова - ерунда. Мне самому противно, что я весь день без тебя спустил. Мне скучно, когда ты не рядом. Веришь ли - только отъехали, мне уже от нее стошнило. Мне все время тебя коснуться хочется. Погладить. Как ружье на охоте глажу, или шею доброму коню... Снова меня заносит. Дай я тебя коснусь. Не обижайся на меня, ладно? И не обижай... Нам хорошо с тобой, и никто нам не нужен...

Дженни (вздыхает)

Не буду, Джонни! Наверное я дура...

Джонни

Нет, ты подарок мой на Земле...

Стартует песня Трэвиса Трита "Могу ли я доверить тебе мое сердце?" {14}. Дженни и Джонни сначала танцуют как стоят - спиной друг к другу. Затем Джонни разворачивает Дженни лицом к себе и они танцуют это кантри-подобие вальса почти так же, как танцевали бы медленный вальс. К завершению "вальса" они оказываются в центре сцены в объятиях друг друга. Они стоят так несколько мгновений упиваясь близостью и испытываемыми ими чувствами, но вдруг Дженни отталкивает Джонни и лихо вводит его одновременно со стартующей "роковой" кантри Тани Таккер "Слишком поздно теперь поступать правильно!" {15} в ритмический бесшабашный почти "рок-н-рол" этой песни. Им весело! Им по-настоящему весело! С окончанием музыки однако они снова оказываются в объятиях друг друга и так замирают. Через несколько мгновений Дженни снова, но теперь медленно, отстраняется от Джонни. Столь же медленно и задумчиво она направляется к своей любимой кресле-качалке и устраивается в ней уютно. Тем временем свет на сцене уводится до вечернего полумрака. Джонни провожает ее глазами и когда она уже застыла в кресле, он столь же медленно и как-то сомнамбулически направляется к креслу стоящему спиной к залу рядом с креслом-качалкой - тому самому из-за которого он появился в начале пъесы. Он скрывается за ним полностью, но через мгновение появляется его рука и опускается на колено Дженни. Дженни принимает его руку, а сама смотрит назад, в "окно"

Дженни

Какой задумчивый полумрак на всем, правда, Джонни? Как уплывает все от нас зачаровано и медленно. А в обратном движении прямо на нас наплывают теплота и нежность. Как думаешь, Господь ли берет нас нынче в свои нежные руки? Столько радостной жизни бывает в течении дня, а потом она вот так уплывает, оседает в землю, входит в нее, тающим снегом, дождем, или просто синевой сумерек и ждет там в земле, набирает соки, чтоб наново наутро прорасти и проявить нам себя. А на нас тем временем наплывают нежность и томление, мы соединимся в них и тоже прорастем к утру. Как это чудесно, правда? Ты слышишь меня, Джонни? Слышишь? Ну и соня же ты? Ты усыпаешь быстро, как ребенок, а я вот долго уснуть не могу, потому что очень меня все это волнует. Ну, спи...

Свет на сцене полностью гаснет. После слов Дженни "уснуть не могу" стартует "Помоги мне пробраться через ночь" Энн Мюррей {16} так что собственно голос певицы вступает сразу после "ну, спи" у Дженни.

Сцена 6

"Помоги мне пробраться через ночь" продолжается некоторое время. Свет на сцене восходит до утреннего полумрака, когда начинается соло трубы. На этом соло звук очень медленно уводится. Все точно так как было "с вечера". Дженни просыпается лишь некоторым еле уловимым движением. Вытягивает шею "за окно". Начинает приподыматься на колена и тут чувствует лежащую на ее колене руку. Смотрит на нее почему-то изумленно и радостно. Потом садится в прежнее свое положение, бережно берет руку и перекладывает ее за стоящее спиной кресло. Снова приподымается на колена и привычно глядит назад "в окно". Пока она говорит - на сцене очень постепенно светлеет. Утро медленно внедряется в комнату

Дженни

Это что знак мне папа, да? Ты подаешь мне знак? Утро. Неужели уже вставать? Да нет, рано. Не пойму, выспалась я или нет? Неважно. Все проясняется за окном, вылазит как из нор. Видишь, папа? Прорастает. Мы всегда с тобой это время больше всего любили. Мама бывало спит, а ты мне на ухо шепчешь: "Вставай, соня! Все проспишь. Уже прорастает все" Я возьму тебя за руку - сигналю тебе, что проснулась - а глаза открывать сразу не хочется. Ты меня подхватываешь на руки и несешь сюда, к этому окну. Ты что мне сигнал дал, папа, да? (Немного перегибается и вероятно заглядывает ему в глаза) Давно ты проснулся? Извини, я проспала. Ну, скажи что-нибудь! Я так давно твоего голоса не слышала! Соскучилась! Папа, скажи что-нибудь! Ну? Скажи-же! (Начинает его трясти, но это видимо не помогает). Папочка, ты ведь сигнал мне дал, правда? (Смотрит на него выжидающе, но надежда гаснет, вянет. Расслабляется и опадает в кресло-качалку и сама Дженни. Снова поворачивается к окну. В голосе ее немного присутствуют плаксивые нотки). Ну, ладно, пап. А я-то уже думала... Ничего, это ничего. У нас еще время есть.

На сцене теперь светло. Утро плотно поселилось в комнате

Пора папа. Будем вставать. У меня сегодня день загруженный. Пойдем.

Встает с качалки и подходит к стоящему спиной креслу. Наклоняется к нему и двумя руками помогает отцу встать. Берет его под руку, поворачивает лицом к залу и ведет послушного, как ребенка. Зритель, однако, получает небольшой шок, так как папой оказывается "Джонни". У него странно неподвижные глаза и заторможенность во всех движениях. Он очевидно болен - не осознает, что вокруг него происходит, все выполняет по подталкиванию со стороны, без смысла, механически. Дженни подводит его в переднее, лицом ко зрителю, кресло и сажает в него. Подбирает с дивана плед. Укрывает. Присаживается на корточки рядом

Ну вот и хорошо, папочка. Теперь ты сможешь смотреть на улицу, на людей, на машины, увидишь и меня возвращающуюся домой, как ты всегда любил. И это ничего, что ты не встанешь дверь открыть, не подбросишь меня и не поймаешь, как бывало своими сильными руками. Я сама ворвусь шумно, брошусь к тебе и обниму. И однажды ты вдруг откроешь руки для этого. Ведь положил же ты сегодня руку ко мне на колено? Верно? Вот только высох ты совсем, кушать надо. Открывай рот, когда тебя кормят. Мэриэн жалуется на тебя, слышишь? Я знаю, что ты меня слышишь. Знаю - это очень противно, когда ответить не можешь. Ты, папочка, приложи усилия. Сдвинь руку, как сегодня. Рот открывай и ешь. На тебя смотреть страшно. Мы еще на охоту сходим. Нет, не возьмешь? Я знаю - это дело не бабье. Ну, как захочешь. С Дином пойдешь. Он давно по тебе тоскует. Ну конечно, и я тоскую. Мне совсем худо. Ты приходи в себя, ладно?

Справа уже на словах Дженни "ты папочка приложи усилия" появился Дин. Держа в руках массивный сверток он стоял и слушал, но на последних ее словах не выдержал

Дин

К-хм!

Дженни

Дин! Проходи, здравствуй. Что ты сегодня так рано?

Дин

Я с позавчера в лесу был. Вернулся поздно - вы уже спали. Боялся сегодня проворонить.

Дженни

А что это за сумку ты приволок? Неужели это все корень? У меня же он уже есть, Дин!

Дин (вроде как с легкой обидой в голосе)

Ну почему же корень! Я кое-чего настрелял все-таки. Зря что ли в лес ходил?

Дженни

Дин, миленький, я же не смогу сготовить, ей Богу, совсем со временем плохо.

Дин

Что ты меня, крошка, сегодня все время обижаешь? Когда я тебе не готовое приносил?

Дженни

Когда-ж ты поспел? Ты же ночью пришел, а сегодня еще такая рань?

Дин

Мне ночью по-старчески плохо спится, мысли одолевают.

Дженни (подходит, отбирает у него сумку, чмокает в щеку; рука у нее, между тем отвисает от тяжести)

Ох и тяжелая! Ты туда верно пол-медведя отвалил... Спасибо тебе, Дин! Что бы мы без тебя делали? (Кладет сумку на пол и повисает у него на шее. Дин чувствует себя неловко, но терпит; Дженни лукаво улыбается). Слушай, Дин, а хорошо мы вчера с тобой погуляли!

Дин (удивлен; ставит ее на пол, снимает со своей шеи ее руки и в упор смотрит на нее)

Крошка, ты о чем? (Смотрит по сторонам). Ты опять пила? Отец бы тебя за это по головке не погладил! Всыпать бы тебе как следует!

Дженни (очень грустно)

Всыпь, крестный! Плохо я себя веду! Но, знаешь, весело было! Мы с тобой танцевали! И упились вместе! А потом меня на тебе нашли - столько было конфузу!

Дин (продолжает смотреть на нее с неодобрением)

Кто нашел?

Дженни

Не важно... Мэриэн!

Дин

Этого быть не может!

Дженни (упрямо)

Мэриэн! Я тебе говорю, Мэриэн! С чего это я тебе врать буду!

Дин

Не хорошо, кроха. В глаза мне глядишь и привираешь...

Справа входит Мэриэн

Мэриэн

Хеллоу, подружка! Привет, Дин! О чем это вы тут спорите? По-моему я свое имя слышала!

Дженни

Привет, Мэриэн! Да вот говорю Дину, что ты меня вчера с ним застукала: я на нем лежала - а он не верит!

Мэриэн (к вящему удивлению Дженни Мэриэн свирепеет. Хотя она себя сдерживает, но это видно по ней)

М-гм - Дин и Дженни, что ж в этом нового? (Тихо Дину). Уже все выложил? Я же тебя просила, Дин?

Дин (совсем смутившись; тихо - в сторону Мэриэн)

Ничего я не говорил! Клянусь!

Дженни (заинтересовано)

Ну-ка, ну-ка? Что у вас там от меня за секреты?

Мэриэн (вмиг успокоясь)

Никаких секретов. Я ему обещаю на весь свет об этом скандале раструбить.

В это время Дин подошел к отцу Дженни

Дин (доверительно; только к Джону)

Ну, ты как, Джон? Прости, дочь твоя мне голову заморочила бабскими глупостями. Столько в несколько минут на меня навесила - забыл даже поздороваться! Как ты за ней поспеваешь - никогда понять не мог! Как родилась фантазеркой так в своей башке все что-то и накручивает.

Мэриэн (к Дженни)

Ну, как он? Спокоен?

Дженни (смотрит с грустью на закадычных друзей: своего отца и крестного; не думая отвечает Мэриэн)

Да, все в порядке. Он не ел еще.

Дин

Вот с охоты сегодня. Были в нашей хижинке. Сладко там и хорошо. Вчера мне там особенно сладко было. Боюсь, что холостятство мое кончается. Ты мне это в этой-же хижинке и обещал. Ну что же? Скучно без тебя. Оленину твоей дочурке принес.

Мэриэн

Ну а я для чего? Ты ведь за то мне и платишь! Каждый раз как извиняешься, подружка. У тебя в твоей конторе забот хватает! Ты зарабатываешь и я вместе с тобой.

Дженни

Хороший мужик мой крестный! Он хоть и не молодой, а крепкий. Выходи за него! Сколько тебе одной мыкаться? И не нужно тебе будет у меня зарабатывать. Трудно ведь это!

Мэриэн (снова злится, хотя и сдерживает себя, но повышает голос)

Что ты меня учишь, Джен? На себя посмотри! Я после работы свободная птица, а ты? Так и проведешь всю жизнь с отцом?

Дин (реагирует на услышанные им слова)

Дженни, крошка! Мэриэн права. Джон мой кориш, а я тебе тоже самое скажу. Джон бы тебя не одобрил. Он и рядом, а все равно, что умер. Не мучь себя Дженни. Джона нужно отдавать в дом. С нянечками, с докторами, где о нем всегда будет забота. Он ведь не понимает ничего. А ты сможешь жить. Разве не этого он для тебя всегда хотел?

Дженни (необычно жестко)

Хватит! Это моя жизнь - сама разберусь! Советчики! Он все понимает! Что же он слова сказать не может, так вы все за него и решили? (Вдруг оказывается в слезах) Я понимаю - она! А ты? Тоже мне - кориш!

Дин (совсем мягко и потеряно)

Не плачь, кроха, ладно? Иногда мне кажется, что - понимает. Но ведь врачи говорят - не понимает он ничего. Если бы понимал - хоть бы кивнул...

Мэриэн

А я, значит, чужая тут, выходит. Конечно, сиделка из добрых услуг.

Дженни

Прости! Ты знаешь, что я не это хотела сказать. Ты знаешь, что я люблю тебя, Мэриэн. Вот такую колючую, как ты есть. Да ты никогда со мной и не была колючей. Дай я тебя обниму! (Обнимаются). Так что простила, да?

Задумывается

Я вот вам обоим хочу сказать. В доказательство, что мы одна семья. Мне это казалось очень личным - моим и его, а сейчас я поняла, что веду себя как сучка. Сегодня он двинул рукой!

Дин и Мэриэн (ошарашенные)

Не может быть!

Дин

Когда?

Мэриэн

Как это было?

Дженни (одновременно возбужденно и смущенно - понимая, что ее ответ может звучать неубедительно)

Я не видела, когда, но наверное сегодня рано утром. Я уснула около него в кресле-качалке, ну вы знаете - у меня так бывает, а проснулась у меня на колене его рука.

Дин и Мэриэн смотрят друг на друга и одновременно вздыхают

Мэриэн

Это же уже не первый раз, Дженни, что ты усыпая берешь его руку к себе. И тебе нельзя все время так спать, Дженни. Тебе нужно высыпаться. У тебя тяжелая рабочая неделя впереди.

Дженни (капризно)

Я же знаю, что я не брала его руку в этот раз! Что же я по вашему не могу такой простой вещи запомнить? Он разбудить меня хотел, чтоб я не прозевала как светает.

Дин

Мы тут с Мэриэн обсуждали - дай нам сегодня посидеть с ним вечером и сходи на обед с боссом. Так и скажи, у меня, мол, вечер освободился. Мэриэн с тебя за это платы не возьмет.

Дженни

Боже мой, с ума посходили! Приходите вечерком, все втроем посидим. Мне Джек в печенки на работе достаточно въедается - мне его еще в моей жизни не хватало. Меня ото всей этой работы давно тошнит. Терплю вот... Ладно, закрыли эту тему. Так не верите?

Мэриэн

Хотели бы, но не верим, Дженни!

Дин

Крошка, ты ведь могла и не заметить, как это сделала. Ты когда фантазируешь - ничего не видишь.

Дженни

Ну и ладно! Я думала - вместе порадуемся.

Дин (глядит на Мэриэн)

А может...

Мэриэн

Ладно уж, доверие за доверие...

Дин (бодрясь)

Дженни, знаешь, я ведь в этот раз не один на охоте был?

Дженни

Ну и с кем ты был? Кто-нибудь кого я знаю? Бил? Тони?

Дин (еще более конфузясь)

Да нет! Я Мэриэн с собой взял. И перед этим тоже, и еще перед этим. Месяца с два будет... Она хороший товарищ в охоте. Все терпит как и любой мужик. Не жалуется...

Дженни (и впрямь поражена)

С ума сойти! Вот это новость!

Дин

И это еще не все...

Дженни (взрываясь)

Не может быть!

Мэриэн

Может случится!

Дженни

Ну ты потайная, подружка! Я б не удержалась! А Дин-то каков! (На мгновение задумывается). Погодите-ка, вот это да! Сон в руку!

Мэриэн

Ты о чем?

Дженни

Да я тут много воображала вчера в обнимку с пивом. Целую кучу наворожила! (Вдруг ее осеняет). Так ведь это же моя работа! Это я наворожила! Ур-ра!

Подскакивает, прыгает сперва на шею Дину и кружит его, затем закруживает в обнимку Мэриэн. Останавливается. Ее снова осеняет какая-то мысль. Поворачивается в зал и произносит в растяжку

А может и меня за поворотом ждет Джонни-охотник? Я здесь, Джонни, твой олень заждался!

Громко стартует ритмическая песня Джона Кэша "Ну вот, ты готовишься разбить еще одно сердце, ты готовишься украсть еще одну жизнь. Вот я тут, а ты снова в бегах, сколько мы ни живем вдвоем - ты всегда была такой: разбиваешь сердца, лжешь направо и налево, а потом возвращаешься домой с фонарем под глазом. Вот так. Тебя снова нет. Ты снова в бегах. В погоне за новым сердцем, с новой ложью готовой слететь с твоего языка. Поскольку я люблю тебя, то я и терплю, как никто, все прощаю тебе, а сердце вот-вот лопнет. Вот опять ты увидала кого-то, ты бежишь к нему, ты уже рядом с ним. Ты готова разбить и его сердце, ты снова готова солгать. Вот так, всегда и неизменно так - с тобой!" {17} Дженни забыв все упоенно танцует под нее, увлекая за собой и неуклюжего Дина, и его в скором времени супругу, свою подружку, Мэриэн.

Они не замечают, что танцуя кружатся вокруг кресла Джона - сидящего прямо с выпученными вперед бесмысленными глазами. С замедлением ритма музыки свет на сцене гаснет.

 

Конец

Использованная музыка

1. John Cash, "The Essential", 2 CDs

2. No.1 Country Hit Mix, 1993, 1 CD

3. Anne Murray, "Country Croonin’", 2002, 2 CDs

Примечания

{1} Автор этой пьесы, Владимир Мильман, резервирует за собой все права на ее авторство и использование: публичные чтения, публикации и постановки. | вернуться

{2} John Cash, "Political Incompatibility" (Disk 2, #2, см. "Использованная музыка" на последней стр.) | вернуться

{3} John Cash, "If I Where A Carpenter " (Disk 2, #8, см. "Использованная музыка" на последней стр.) | вернуться

{4} John Cash, "Flash and Blood" (Disk 2, #10, см. "Использованная музыка" на последней стр.) | вернуться

{5} John Cash, "Well, I woke Up Sunday Morning" (Disk 2, #9, см. "Использованная музыка" на последней стр.) В переводе автора пьесы. | вернуться

{6} John Cash, "Get Rhythm, When You Get the Blues" (Disk 1, #4, см. "Использованная музыка" на последней стр.) В переводе автора пьесы. | вернуться

{7} John Cash, "Hey, Potter" (Disk 1, #1, см. "Использованная музыка" на последней стр.) | вернуться

{8} Alabama, "Take a Little Trip"" (#1, см. "Использованная музыка" на последней стр.) | вернуться

{9} Wynonna Judd, "No One Else On Earth" (#9, см. "Использованная музыка" на последней стр.) | вернуться

{10} John Cash, "Well, You Wonder Why I Always Dress In Black" (Disk 2, #11 from 2 min 6 sec "...Well, all these things will never be right, I know", см. "Использованная музыка" на последней стр.) | вернуться

{11} Billy Ray Cyrus, "Achy Breaky Heart" (#2, см. "Использованная музыка" на последней стр.) | вернуться

{12} John Cash, "At My Door the Leaves Are Falling" (Disk 1, #14, см. "Использованная музыка" на последней стр.) | вернуться

{13} John Cash, "Son, Don’t Take Your Guns To Town" (Disk 1, #10, см. "Использованная музыка" на последней стр.) | вернуться

{14} Travis Tritt "Can I Trust You With My Heart" (#4, см. "Использованная музыка" на последней стр.) | вернуться

{15} Tanya Tucker, "It’s a Little Too Late" (#3, см. "Использованная музыка" на последней стр.) | вернуться

{16} Anne Murray, "Help Me Make It Through the Night" (Disk 1, #1, см. "Использованная музыка" на последней стр.) | вернуться

{17} John Cash, "There you go" (Disk 1, #5, см. "Использованная музыка" на последней стр.) | вернуться

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: