Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Литературный Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Обзор сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
 
Главная страница
Страницы авторов "Темного леса"
Страница Ильи Миклашевского
 
Этика и этология
Чарльз Дарвин и его учение
Учение Николая Фёдорова в XXI веке
Биокосмогоническая гипотеза Юрия Насимовича
Артем Ферье
Акоп Назаретян
Философия истории Акопа Назаретяна
Философия Назаретяна - ключ к прошедшему и будущему
О традициях
Загадка альтруизма
Попытка богословия
Деист и атеист
Гуманист и этатист
Славянофилы и западники
Очерки будущего
Мать городов русских
Рубайат
Стихи
Красный октябрь
Сказка о шести братьях
Прозаические миниатюры
К вопросу о чистоте русского языка
Всемирные конгрессы эсперанто
К.И.Андреева
Н.С.Искандарян
Н.Я.Долматов
О.Г.Соловьев
Кисловодский парк (фото)
Связности, конформные структуры и уравнение Эйнштейна
Категорные аспекты теории Галуа
Фемистокл Манилов
Акоп Назаретян, Илья Миклашевский, 18.05.2016

Илья Миклашевский

АКОП НАЗАРЕТЯН

Попытаюсь коротко сформулировать основные философские, исторические и футурологические воззрения А.П. Назаретяна (1948-2019).

1. Гносеология

Обычно мы молчаливо предполагаем, что, хотя наши знания и не являются абсолютно истинными, но в идеале должны быть такими; т.е. в принципе возможно некое абсолютно точное описание действительности, и с развитием науки мы к нему приближаемся. Нет! Одни и те же явления можно описывать существенно по-разному, все эти описания не полны и не точны, и предпочесть из них следует то, которое в данный момент наиболее полезно для решения стоящих перед нами практических задач.

Такой подход дает место и для религии: религии описывают мир метафорически, но в каких-то случаях их описание может быть наиболее адекватным (вряд ли Акоп Погосович в этом со мной согласится).

2. Эволюция

Вопреки, казалось бы, II началу термодинамики, предрекающему тепловую смерть Вселенной - выравнивание температуры и затухание всякого движения, Вселенная с момента Большого взрыва всё время усложняется: вначале была лишь смесь элементарных частиц, потом образовались атомы водорода и гелия, молекулярный водород, потом появились звезды и галактики, в результате взрывов сверхновых межзвездный газ обогатился тяжелыми элементами; возникла жизнь и разум, и они тоже идут по пути усложнения. II начало термодинамики не нарушается, общая энтропия растет, но в некоторых местах она уменьшается (в связи с чем растет еще быстрее вокруг): изредка возникают такие маловероятные состояния, которые имеют свойство самоподдерживаться.

До сих пор считалось, что жизнь - лишь плесень, на время покрывшая Землю и, может быть, еще какие-то планеты; на эволюцию Вселенной она никак не влияет. Религии приписывают человеку вселенское значение, да это не согласуется с научной картиной мира. Но с недавних пор громко зазвучало мнение (высказывавшееся и раньше - Фихте, Циолковским): со временем разум возьмет под контроль всю Вселенную и будет, когда это ему нужно для самосохранения, влиять на направление ее эволюции. Нет физических законов, которые бы это запрещали. Возможно однако, есть, так сказать, психологические непреодолимые препятствия к неограниченной экспансии разума: становясь всё более могучим, разум рано или поздно не сможет избежать самоуничтожения (причем человеческий разум, возможно, уже подошел к этой последней черте).

3. Вертикаль Снукса-Панова

Австралиец Снукс, россиянин Панов и американец Курцвейл независимо друг от друга проделали примерно следующее: отметили на оси времени моменты важнейших переломов, важнейших шагов на пути прогресса - начиная с возникновения жизни на Земле или даже раньше; и оказалось, что промежутки между этими точками убывают как геометрическая прогрессия (с коэффициентом примерно 1/3, может быть, 1/e). Из этого следует, что последовательность этих точек сгущается, стремясь к некоторому пределу. И оказывается: эта предельная точка (сингулярность) находится где-то в недалеком будущем, в первой половине XXI века, возможно, в 2045 году. Чуть иначе это наблюдение можно сформулировать так: функция, сопоставляющая моменту времени количество важных событий, произошедших до этого момента, есть приблизительно минус логарифм времени, оставшегося до сингулярности (приближаясь к которой график функции становится вертикальным - отсюда и термин "вертикаль").

Ну, первое, что приходит в голову каждому: результат есть следствие субъективности выбора важных событий - более близкие к нам по времени события кажутся нам более важными. Однако исследователи приложили усилия, чтобы освободиться от субъективности; совпадение их результатов, полученных совершенно независимо, показывает, что, возможно, им это удалось.

Таким образом есть основания ожидать, что в ближайшие десятилетия нас ждут некие чрезвычайно значительные перемены. Каковы эти перемены (если это не полная гибель человечества или даже всей земной жизни), Акоп Погосович не говорит, не желая, оторвавшись от научной почвы, предаваться фантазиям. Может быть, это переход от естественного рождения детей к их изготовлению в пробирке; а возможно, полная замена людей роботами; вероятно, люди просуществуют еще некоторое время, но эстафетную палочку прогресса передадут машинам лет уже через тридцать. Возможно, души людей (ныне живущих, а может быть, и живших в прошлом) будут продолжать существовать в виде компьютерных программ... И автор Апокалипсиса гениально всё это предугадал.

4. Кризисы

Как учил еще Гегель, всякая система разрушается под действием тех же причин, по которым она нормально функционировала - внутренняя логика рано или поздно приводит ее к кризису. Обычно мы думаем, что причины большинства катастроф - внешние воздействия; нет, чаще причины внутрение.

Кризис системы преодолевается (если преодолевается) за счет ее усложнения; в случае человеческого общества можно сказать: за счет удаления от естества. Систему, переросшую старые рамки, нельзя снова в них загнать. Акоп Погосович - решительный противник лозунга зеленых "назад к природе".

Компенсация возникших проблем приводит к преодолению кризиса, но это порождает новые проблемы, более трудные, в будущем приводящие к новому кризису.

5. Полиморфизм, плюрализм, мультикультурализм

Как именно преодолеваются кризисы? Откуда возникают механизмы, нейтрализующие их причины? Эти механизмы не возникают в ответ на разразившийся кризис (для этого бывает слишком мало времени), а существовали уже давно где-то на периферии системы, возникнув от каких-то случайностей. Из этого следует, что система тем более кризисоустойчива, чем больше в ней разнообразия, чем больше разных бесполезных элементов - один из них вдруг может оказаться востребованным. Это известный в кибернетике закон Эшби. Он действует не только в человеческом обществе: например, когда на заре жизни размножившиеся бактерии-анаэробы увеличили долю кислорода в воздухе, это грозило гибелью жизни (возможно, именно так погибла жизнь на Марсе); но к счастью, к этому времени уже появились бактерии-аэробы, для которых кислород был благом, а не злом, и тут аэробы стали господствовать на Земле.

Но разнообразие элементов полезно не всегда; по мнению Назаретяна действие закона Эшби ограничивается законом Седова: для роста разнообразия на верхнем уровне системы необходимо ограничение разнообразия на ее нижних уровнях. Например, биохимия эукариот гораздо менее разнообразна, чем у прокариот; и именно эукариоты составили почти всё многообразие земной жизни. Надеюсь, закон Седова не станет служить научным оправданием диктаторам, желающим превратить подданых в винтики.

6. Закон техно-гуманитарного баланса

Это главное социологическое открытие А.П. Назаретяна; конечно, многие более или менее отчетливо формулировали какие-то его частные случаи, но никто, по-видимому, даже не приблизился к ясной, точной и всеобъемлющей назаретяновской формулировке. С момента появления на Земле первых людей рост технологий - военных и мирных - должен сопровождаться совершенствованием культурных механизмов, сдерживающих применение этих технологий там, где оно опасно для человека и среды его обитания. Когда техно-гуманитарный баланс нарушается, наступает кризис, приводящий к гибели или (реже) к переходу цивилизации на более высокую ступень, к возникновению новых культурных противовесов опасным технологиям.

Первые люди, научившись делать каменные рубила, били ими друг друга по головам и погибли бы все, если бы не охвативший некоторых (немногих) невроз, вызывавший страх перед местью покойника; эта примитивная религия удержала человечество от самоуничтожения. С развитием охотничьего искусства люди к концу палеолита перебили всех мамонтов и многих других крупных млекопитающих, в результате от голода и канибализма погибло большинство людей; но неолитическая революция - переход к земледелию и скотоводству - спасла человечество и позволила ему размножиться сверх прежнего. Появление железного оружия сделало войны настолько кровопролитными, что снова нависла угроза над существованием человека; его спасла революция Осевого времени, появление философской рефлексии, а затем и мировых религий.

7. Современные угрозы

Назаретян различает понятия опасности и угрозы. Угроза - это потенциальная возможность неприятного события; опасностью она становится постольку, поскольку не нейтрализована какими-либо защитными механизмами. (Будучи психологом, Акоп Погосович знает, что большинство несчастных случаев и преступлений происходит дома, где люди теряют бдительность, считая, что им ничто не угрожает; на улице угроз больше, но люди так не расслабляются.)

Кризисы преодолеваются и техно-гуманитарный баланс восстанавливается не потому что уменьшаются угрозы, созданные технологическим прогрессом, а потому что их нейтрализует рост гуманитарной культуры.

Преодоление кризиса не происходит на пути регресса; проблемы, порожденные прогрессом, решаются благодаря дальнейшему прогрессу, правда, порождающему всё новые проблемы. Цивилизации, утратив техно-гуманитарный баланс, гибли, оставляя место соседям, преодолевшим кризис или еще не доросшим до него. В наше время цивилизация стала глобальной, так что ее гибель означала бы конец Homo sapiens.

Сегодня мощь оружия такова, что спасти человечество может только полный отказ от его применения. В 60-е годы США и СССР сумели договориться о прекращении ядерных испытаний, угрожавших людям гибелью от лучевой болезни даже и без войны, а затем и об ограничениях производства ракет. Но в XXI веке изготовление атомной бомбы, а также новых, не менее опасных вооружений, становится доступным для всё большего числа государств и даже для подпольных террористических групп.

Другой современной угрозой, вызванной развитием технологий и перенаселением, является отравление окружающей среды.

Третьей, пожалуй, наиболее трудно устранимой - почти полное прекращение стабилизирующего отбора, вызванное развитием медицины, так что человечество может погибнуть под грузом наследственных болезней. Видимо, в скором будущем неизбежно искусственное редактирование генома каждого человеческого эмбриона (поначалу для исправления мутаций, но быстро возникнет желание использовать появившиеся возможности и для, усовершенствования человеческой природы).

Назаретян не приемлет мальтузианства: надеяться решить стоящие перед нами проблемы путем уменьшения численности человечества - не реалистично и очень опасно; спасение не в уменьшении количества людей, а в росте их разнообразия, который тоже может смягчить конкуренцию.

В соответствии с законом техно-гуманитарного баланса растущим технологиям должен отвечать рост культурных ограничителей насилия - иначе нам конец. В настоящее время главная опасность - то, что разделяет людей резче всего - национализм и религии.

Назаретян считает, что Земля, разделенная на государства, не доживет до конца XXI века: люди либо договорятся, либо передерутся. Однако просто механическое объединение под властью мирового правительства тоже очень опасно, т.к. лишает человечество необходимого разнообразия. Культурное разнообразие должно сохраниться и даже возрасти; но (в соответствии с законом Седова) некоторые базовые гуманистические ценности должны стать общечеловеческими; и люди разных культур не должны быть разделены границами (к счастью, процесс перемешивания народов продолжает нарастать, хоть и вопреки желанию большинства).

8. Коэффициент кровопролитности

Назаретян пришел к выводу, вероятно, не показавшемуся бы странным лет сто-двести назад, но сегодня воспринимаемому как парадокс: на протяжении всей истории уровень насилия в человеческом обществе снижался. Назаретян называет коэффициентом кровопролитности отношение числа убийств в единицу времени к числу жителей; он складывается из трех слагаемых: числа жертв войн, смертных казней и бытовых убийств. Тщательное изучение показывает, что число жертв войн (отнесенное к числу жителей) остается на протяжении истории примерно постоянным, а количество, так сказать, частных преступлений (тоже, конечно, относительное), колеблясь, снижается. Представление о том, что XX век с его Мировыми войнами, был особенно кровопролитным, ошибочно: просто большинство жертв Мировых войн составили европейцы, тогда как в предшествующие два с половиной века в войнах (в том числе колониальных, ведшихся европейцами) гибли преимущественно азиаты, африканцы и американцы.

Распространенное мнение, что беспрестанные трупы по телевизору делают зрителей более склонными к насилию, тоже ошибочно; скорее наоборот, чем больше насилия по ту сторону экрана, тем меньше по эту (хотя и случаи подражания живыми людьми телевизионным злодеям возможны).

Снижение уровня насилия - не случайность, а необходимость, следствие закона техно-гуманитарного баланса: при нынешней мощи оружия, а также при нынешней мощи государственной машины, жестокость древних (и даже средневековых, смягченных буддизмом, христианством и исламом) царей в наше время привела бы к быстрому самоистреблению человечества. Гитлер и Сталин - наглядные тому примеры (им не удалось перебить всех людей именно потому, что господствующая мораль стала уже слишком гуманной, чтобы принять их методы).

Не случайно и (ошибочное) мнение о том, что насилие растет: догадываясь, что с ростом технологий применение насилия делается всё более опасным, люди становятся всё более чувствительными к нему, их возмущает даже то, что казалось нормальным недавним предкам - вот и кажется, что насилия стало больше.

Мы можем сколько угодно насмехаться над политкорректностью, над очумевшими европейцами, делающими тюрьмы подобными нашим санаториям и платящими пособия не желающим работать детям иммигрантов - но именно это является величайшим достижением культуры, потому что спасает человечество от гибели.

9. Нравственный прогресс

Что приводит к стойкому уменьшению насилия в ходе человеческой истории? Ведь и всё более мощное оружие делает убийства всё более легким делом (не только технически, но и психологически, потому что убийца может не видеть жертву или видеть как крошечную точку в прицеле дальнобойной пушки); и инстинкты, в том числе, социоцентрический, тормозящий внутривидовую агрессию, ослабевают с развитием цивилизации; и растущая плотность населения ведет к росту агрессивности. Люди не становятся более моральными, наоборот, с развитием цивилизации люди всё менее склонны подчиняться требованиям морали. Но мораль становится строже в отношении насилия, осуждает его всё решительнее - и это перевешивает все негативные факторы. Полицию Назаретян считает лишь второстепенным фактором, ограничивающим насилие.

10. Зомбирование

Появление членораздельной речи резко увеличило могущество человека, потому что люди теперь смогли заранее договариваться о совместных действиях. Но (на что указывал и Поршнев) речь таила и большую опасность: человек может начать действовать против себя, поддавшись внушению. Слово, как и каменное рубило, могло быть применяемо и во вред человеку. Понадобилось время, чтобы выработать механизмы противостояния внушению. Назаретян отмечает, что история повторилась с изобретением письменности (в частности, религии стали более догматичными). Появление печатных газет, потом телевидения, потом интернета тоже поначалу делали людей очень внушаемыми: люди поначалу безоговорочно верили печатному слову, потом тому, что видели своими глазами, хоть и на экране. Постепенно вырабатывались механизмы противостояния внушению. Сейчас люди так же зомбируются интернетом, как полвека назад телевизором, а телевизору люди уже научились не доверять.

Думаю, между интернетом и телевидением все-таки есть принципиальная разница: телевидение целиком находится в руках немногих, а над интернетом никто не в силах установить полный контроль.

11. Экономический детерминизм

Когда Макиавели объяснил, что люди обычно руководствуются не идеалами, а интересами, это было большим шагом вперед в понимании функционирования общества. Но марксисты довели этот тезис до абсурда, утверждая, что всё определяется экономикой ("исторический материализм"). От марксизма вроде бы отказались, а в главенство экономики, главенство денег верить бессознательно продолжают.

В спокойные периоды истории направление, в котором движется человечество, действительно в большой степени определяется экономикой; но во время кризисов это направление может меняться под действием малых сил, и на первый план выходит психология.

Из этого следует неприятный вывод. Уже в начале XX века люди понимали, что большая европейская война разорит и побежденных, и победителей; так что - думали умные люди - война в Европе невозможна; но она разразилась, и длилась, как в XVII веке, тридцать лет. Нейрофизиологи установили, что порог возбуждения, вызывающего ту или иную эмоцию, снижается, если эта эмоция долго не возникала; люди устают от скуки долгого мира и бессознательно начинают стремиться к "очищающей буре". Сегодня большая война стала бы еще разрушительнее, чем сто лет назад; понимание этого долгое время сдерживало агрессивные устремления; но снижение угрозы войны привело к росту легкомыслия народа и к снижению интеллектуального уровня политических элит...

12. Цель философии

Важно не сколько просуществует человечество, а сколько просуществует его культура; т.е. сумеет ли оно в близком будущем передать эстафетную палочку роботам, интернету или чему-то в этом роде; либо оно протянет долго и постепенно угаснет, не оставив следа.

 

страница Акопа Назаретяна

И.Миклашевский. Философия истории Акопа Назаретяна

И.Миклашевский. Философия Назаретяна - ключ к прошедшему и будущему

 

Последнее изменение страницы 19 Apr 2019 

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: