Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
 
Главная страница
Страницы авторов "Темного леса"
Страница Ильи Миклашевского
Страница Фемистокла Манилова
 
Майя
Вася плюс Таня
Тайны часов и календаря
Всё относительно
Экзопланеты
Миниатюры
Проекты улучшения мира
Книга бумажная и книга электронная

Фемистокл Манилов

ВАСЯ ПЛЮС ТАНЯ

Тощий прыщавый мальчик, Вася не был таким уж слабым, но был трусоват. Одноклассников он не боялся, лез с ними в драку, когда они начинали его дразнить, но они убегали. А незнакомые ребята рождали в нем панический ужас, внутри всё холодело, он едва мог двинуть рукой или ногой. К счастью, они об этом не очень догадывались, а то страшно подумать, что бы они могли его заставить делать.

Отношения с ребятами у Васи как-то не складывались. А девчонки для него просто не существовали, он обращал на них внимание не больше чем на пролетающих мимо бабочек. Так было класса до третьего, а потом он, сам того не замечая, стал всё чаще останавливать взгляд на попадавших в него девочек - обычно как раз таких, которые внушали ему бессознательный страх, что вот сейчас начнут дразниться; обычно это были пятиклассницы, а то и восьмиклассницы, с надменным взглядом. Да чему ж тут удивляться: самыми красивыми мы считаем самых опасных зверей - пантер, леопардов, львов.

Постепенно из сонма небожительниц выделилась одна, которую Вася привык искать глазами в школьном коридоре, в столовой, в гардеробе, во дворе. Он не знал, как ее зовут и в каком классе она учится. Не обратить на нее внимания было трудно: длинные светлые волосы, небрежно падающие на плечи - бог знает, каких усилий требует каждое утро эта якобы небрежность; длинные черные ресницы - тогда еще девочкам в голову не приходило их подкрашивать; и самое главное - длинные тонкие ноги, которые впрочем Васю трогали мало. Когда он поймал себя на интересе к этой девочке, он стал стараться отогнать наваждение; убеждал себя, что не пристало влюбляться в старшеклассницу. И стал больше смотреть на ровесниц.

Одноклассницы не вызывали в Васе никаких даже самых слабых романтических или эротических чувств: влюбиться в одноклассницу - это почти инцест! Но смотреть на девочек из параллельного класса, на пятиклассниц (он тогда учился в шестом) сделалось главным его занятием. Конечно, он очень старался, чтобы его интерес не был заметен со стороны. Трудно сказать, насколько это ему удавалось, вероятно, удавалось не очень, но никому со стороны этот интерес не был интересен. Девочки-то иногда замечали устремленный на них взгляд - чувствовали как бы неожиданный горячий солнечный луч, вдруг коснувшийся холодным осенним днем. Поймав его взгляд во второй и третий раз, девочка с замиранием сердца ждала, что этот очень непредставительного вида мальчишка подойдет и заговорит с ней - тогда что ему отвечать? Как его отшить? Или не отшить? Но он не подходил; девочка начинала испытывать к нему некоторую жалость, иногда переходящую в презрение, потом обычно переставала его замечать. Тем более, что и он долгое время никого особенно не выделял в толпе девчонок. То есть выделял двух-трех, старался проследить за ними подольше, но скоро ему на глаза попадались более привлекательные - цикл длился иногда меньше месяца.

Настоящий праздник начинался весной, когда становилось тепло и девочки снимали колготки, приходили в школу в гольфах. Вася был как пьяный. Подколенная ямка какой-нибудь девчонки превращала его в соляной столб; хорошо, что девчонки обычно не стоят подолгу на одном месте, так что и столб волей-неволей оживал. Но наступали летние каникулы; а потом осень, пасмурная, неприветливая, и девочки с самого 1 сентября не показывались с голыми ногами.

На каникулы Васю обычно отправляли в деревню к бабушке. Время, когда у всех ребят были бабушки в деревне, уже прошло; да и у Васи обе бабушки жили в городе, но в деревне была бабушка двоюродная. Была она совсем одинокая, из поколения женщин, чьих женихов убили на войне. Вася скрашивал ее начинавшуюся старость. В деревне Васе было скучно, даже летом там не было его ровесников, только за рекой, но тех ребят он боялся. Страх этот можно было легко скрыть, потому что бабушка не разрешала ходить на тот берег. Купаться Вася не любил, хоть плавать умел неплохо. Собирать грибы любил, но один ходить боялся. К счастью и тут бабушка была союзницей: строго запрещала ходить в лес одному, так что он мог даже поспорить, не опасаясь, что переспорит. Компания для грибной охоты случалась редко; иногда сама бабушка отправлялась по грибы, но ей бывало некогда, иногда старик-сосед звал с собой Васю, а иногда собиралась компания, включавшая васиных ровесников, приехавших ненадолго к кому-то в гости. Но Вася дичился и мальчиков, и тем более девочек: "да", "нет", а что сверх того - то от лукавого. В короткий отпуск приезжал дедушка, бабушкин брат. Он успевал и дом починить, и за грибами сходить не в ближний лес, а за болото, где не встретишь человека, зато грибов видимо-невидимо. Всюду его сопровождал Вася. Дедушка хотел иметь сына, а были только дочери; так хоть из внука он пытался сделать настоящего мужчину, огорчался, что Вася такой пентюх, но занимался им лишь во время отпуска. А уезжал дедушка, и Вася снова только читал книжки и помогал бабушке на огороде; как ни странно, это ему очень нравилось.

Эта любовь к огороду и познакомила его с Таней. Как-то весной биологичка устроила субботник - вскопать школьный сад, а заодно убрать из него скопившийся за зиму мусор. Большинство ребят сумели улизнуть, а кто не улизнул, тоже не очень-то работал, больше мешал, но биологичка кое-как их сдерживала. Вася - он тогда учился в 7 классе - с увлечением делал привычную и потому легкую для него работу. А Таня имела счастливую способность увлекаться - хоть ненадолго - всем, что бы она ни делала. Была она на два года моложе Васи, довольно невзрачная, так что он никогда раньше ее не замечал. А тут блеск ее черных глаз буквально испепелил его. Впрочем, заметил он это лишь дома: всё время видел перед собой ее глаза; и ночью приснилось, что они разговаривают с Таней, она смеется, убегает от него, он ее догоняет, ловит - на этом сон кончился. А там, в школьном саду они просто работали вместе, и с полуслова понимали друг друга; вдвоем вытащили из земли здоровенную полусгнившую доску и оттащили ее туда, куда биологичка велела сваливать мусор. Кто-то из ребят хотел заменить Таню: не девчоночье это дело - тяжести таскать; но Таня окатила его таким презрительным взглядом, совсем ей, кстати говоря, не свойственным, что парень отошел, тоже изображая презрение.

Вася понял, что влюбился. Но дружбы у них как-то не сложилось. Через несколько дней после их знакомства начались каникулы, а осенью Вася принялся за старое - охоту на девочек, охоту без выстрелов: прицелился - и больше ничего. Теперь охотился он преимущественно на Таню, другие девочки его мало занимали. Но что можно не только любоваться ею (и как это в первый момент она показалась ему невзрачной?!), можно подойти и заговорить - он не думал. Точнее, думал, но не мог придумать, что бы сказать. Какую-нибудь глупую шутку? Бывало, он пытался начать этим отношения с девочкой, но давно понял, что так делать не стоит: девочка в лучшем случае ответит тем же, а в худшем просто посмотрит, как на дурака, - а разговор точно не завяжется. Вообще-то естественное желание заговорить с понравившейся девочкой возникало нередко, но подойдя к ней, он чувствовал такое сердцебиение, что открыть рот было невозможно - сердце выпрыгнуло бы наружу. Все силы уходили на то, чтобы никто его состояния не заметил. В 7 классе Вася стал лучше владеть собой, так что иногда даже решался заговорить; но очень трудно было придумать тему. Обычно спрашивал, который час или не видела ли такую-то учительницу, такого-то одноклассника; девочка что-то отвечала - и всё. Один раз, зажав волю в кулак, спросил робкого вида шестиклассницу: "Как тебя зовут?" - она ответила, слегка покраснев - и ничего, ни-че-го, продолжения он не придумал. Вася всегда боялся, что ему ответят насмешкой, но такого не случилось ни разу. Однако и помощи со стороны девочки не бывало никогда: она тоже смущалась, тоже скрывала свое смущение и рада была ответить хоть что-то. Теперь же от Тани насмешки он не ждал, но подходить к ней с каким-нибудь пустяком было немыслимо, а не с пустяком - тоже немыслимо.

Таня, конечно, видела, что нравится Васе, и это ей поначалу очень льстило. Да честно говоря, и Вася ей нравился. Поначалу она не без волнения ждала, что Вася к ней подойдет, но Вася не подходил - и она легко с этим смирилась. Таня вообще никогда ни на кого не могла долго обижаться. Да и что обижаться: она всё чаще замечала, как на нее заглядываются парни покруче Васи! При ее простодушии и в то же время некоторой безбашенности это могло привести к серьезным последствиям, но видно правда, Бог хранит простодушных. Вася продолжал ей нравиться, но теперь она думала о нем скорее как о младшем брате. Если бы Таня увидела, что кто-то бьет Васю, она не задумываясь ввязалась бы в драку - чувство страха, кажется, было ей вообще незнакомо. Однажды годом раньше двое ребят - то ли одноклассников, то ли из параллельного класса - били Васю, а он с трудом отбивался; она прошла мимо. Вспоминала об этом со стыдом; но тогда они еще не были знакомы. А в 8 классе драки между ребятами в основном прекратились.

Как-то танина одноклассница потеряла учебник географии - не бог весть, какой предмет, но девочка очень переживала. Таня конечно же решила ей помочь - попросить учебник у кого-нибудь из старших ребят. И почему-то к первому обратилась к Васе, хоть он был старше на два года, так что тот учебник скорее всего давно выбросил. Вася учебник не выбрасывал, но и найти его долго не мог; всё перерыл, приходя в отчаяние, что не исполнит просьбу любимой девочки - и нашел-таки. На другой день с небрежным видом он отдал учебник Тане и не останавливаясь пошел дальше. Таня всё равно была довольна, что продемонстрировала подружкам власть над восьмиклассником, и конечно была довольна, что могла кому-то помочь. В другой раз, наверное ближе к началу их знакомства, как-то пробегая мимо Васи, разговаривавшего с одноклассником, сказала: "Вы что? Звонок уже был" - Вася ничего ей не ответил (да она и не приостановилась), а сказал товарищу: "Правда, пошли" - и они пошли на урок. Вроде ничего не произошло, но товарищ на следующей перемене рассказал другому однокласснику: "Стоим мы с Васькой, а тут девчонка какая-то: вам пора на урок" - "А он и покраснел" - подхватил тот, - "Нет, он давно уже не краснеет; просто он не удивился!" Вася был очень рад услышать, что он давно не краснеет. Не удивился - значит, немного переиграл, изображая невозмутимость; тем более было чему удивиться, что за минуту перед тем Таня уже раз пробежала мимо них в том же направлении.

Еще раз судьба попыталась их свести: на новый год старшая пионервожатая готовила новогоднее представление для малышей. Легко воспламенявшаяся Таня согласилась изображать Снегурочку. Вася втайне надеялся, что его возьмут Дедом Морозом, но нашли высокого, широкоплечего, пузатого десятиклассника, который с накладной бородой действительно выглядел настоящим Дедом Морозом; жаль только, не удосужился выучить свою крошечную роль, всё переврал; да всё равно никто в зале не слушал, что там говорят на сцене. А Васе все-таки досталась неплохая роль: он взялся сделать Снегурочке корону. Корона получилась замечательная: Вася сумел аккуратно оклеить картонное кольцо с зубцами серебряной фольгой и пришил на зубцы разноцветные стеклянные пуговицы. Таня покорно подставляла голову для примерок - большей радости Вася не мог вообразить ни тогда, ни потом. Правда после третьей примерки Таня отобрала корону: всё в ажуре, дальше можно только испортить! Снегурочка получилась восхитительная. Аккуратно причесанная, в белом платье и белых колготках она выглядела необычно, но и это ей очень шло...

Прошли два года - 8 и 9 класс. За это время Вася с Таней обменялись, может быть, несколькими десятками слов - почти всегда по какому-нибудь делу. Вася продолжал неотступно следить за Таней везде, где это было возможно - и только. И чем дальше шел он в отношениях с ней в своих мечтах, тем меньше в реальной жизни пытался осуществить эти мечты. А какие были мечты! Но если только начать их описывать, рассказ увеличится в несколько раз, да и придется ставить гриф 18+.

А в 10 классе 1 сентября Вася увидел в конце коридора девочку и подумал: какая некрасивая. В следующий момент он ужаснулся: совсем с ума сошел, это же Таня! Таня действительно переменилась, как-то очень повзрослела. Перейдя в 8 класс, она перестала носить пионерский галстук; ярко красные колготки сменила на полупрозрачные с черным узором. Она оставалась такого же невысокого роста, но у нее появилось то, что в старых романах называлось формы. А главное, в манерах ее появилось какое-то жеманство, прежде абсолютно несвойственное: разговаривая, она наклоняла голову то влево, то вправо, в глазах вместо хулиганских искорок появился тусклый блеск самодовольства. Вася чувствовал, что теряет почву под ногами: он не знал, любит он ее еще или уже нет; и очень стыдился своей измены. Вокруг было столько девчонок - но стыдно было на них пялиться.

Прошло несколько дней. На душе у Васи было так же серо, как за окном, у которого он стоял. И вдруг его чуть не сбила с ног бежавшая куда-то пятиклассница. Вася на мгновение схватил ее, чтобы удержаться и не упасть, а может, просто как не воспользоваться возможностью схватить девочку, когда для этого есть повод. Девочка тут же вырвалась и помчалась дальше с поистине таниной беззаботностью, васина рука скользнула по ее животу, но не замедлила ее бег. Вася даже не успел ее рассмотреть. Как он теперь ее найдет? Ничего, кто ищет, тот всегда найдет. Начался новый цикл: le roi est mort, vive le roi!

До конца школы осталось несколько месяцев. Скоро жизнь заставит Васю немного повзрослеть...

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: