Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Страница "Литературного Кисловодска"

Страницы авторов "ЛК"

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки

Страница Василия Помещикова

Родоначальник
Памяти той войны
Незабываемое
Затмение
Лужок
Дядя Ваня
Наша природа
Встречи у реки
Рыжая актриса
Заветный тысячный
Журналистская солидарность
История одной любви
Кисловодские встречи
Стихи
Ода ногам
О Льве Толстом
Твардовский в моей жизни
Журнал всероссийского масштаба
Уходящая натура
Женская лирика
О книге С. Подольского "Житие незнаменитого человека"
О романе С.Подольского "Облачный стрелок"
О стихах Надежды Яньшиной
О стихах Геннадия Трофимова
"Литературный Кисловодск", N58 (2015г.)
ПОЧТА "ЛК"

Василий Помещиков

УХОДЯЩАЯ НАТУРА

Под таким заголовком в "ЛК" N57 опубликованы две новеллы Анны Мотенко. Выражению "уходящая натура" Анна даёт такое толкование: "используется оно при съёмках кинофильмов, когда необходимо успеть запечатлеть состояние природы до того момента, пока оно не исчезло. В настоящее время так называют явления общественной, политической, культурной жизни, которое в силу разных причин уходит в прошлое, исчезает бесследно, невозвратно. В таком контексте это выражение относится и к человеку.

Я бы ещё добавил, что данное выражение что-то роднит с понятием ностальгия. Ведь в переводе с греческого это слово толкуется так: настос - возвращение + алгос - страдание, боль. И А. Мотенко подтверждает это своими новеллами. В первой из них роль "уходящей натуры" выполняют "ленинградцы", в том, довоенном, звучании этого слова. Тогда оно воспринималось - если "ленинградец", значит хорошо воспитанный, вежливый, культурный, высокоинтеллектуальный человек. В качестве иллюстрации автор приводит такую сценку:

"В троллейбус с трудом входит пожилая дама. Все места заняты... Другая пожилая дама уступает вошедшей место. Та садится и обращается к даме, уступившей место:

- Я Вам очень благодарна, но зачем Вы уступили мне место? Вы ведь тоже немолодая...

- Что поделаешь - ленинградское воспитание..."

"Теперь многое кажется смешным, многое - неправдоподобным. Но всё это было!" - пишет автор в заключение второй новеллы. И в её словах слышится ностальгическая боль: "Да, такой тип ленинградца (питерца) к сожалению исчезает".

Когда я перечитал все прозаические произведения последнего номера "ЛК", то поймал себя на мысли: а ведь в каждом из них присутствует своя "уходящая натура".

В рассказе Ивана Аксёнова "Свет в одиноком окне" в этой роли талантливо показана - любовь. Лирического героя рассказа на протяжении всего повествования мучают страдания, переживания по потерянной любви (уходящей натуре). Но она ещё не скрылась за линией горизонта. Автор оставляет надежду и герою, и читателям, что не всё потеряно, что любовь, может быть, и возвратится.

А вот для Станислава Подольского, автора художественного очерка "За рекой в тени деревьев", "уходящей натурой" стал скромный обелиск. Автор - искренне, со скорбью, при этом - безупречно талантливо - повествует о том, как он, прогуливаясь в пойме Подкумка, наткнулся на этот самый обелиск. Мемориальная доска на нём гласила: "Здесь похоронено 322 советских граждан, замученных фашистами в период оккупации Кисловодска в 1942-43 гг.".

Автора поразили неухоженность, забытье памятника.

Концепция очерка мастерски строится на авторских ассоциациях, вызванных последующими встречами. Проходя от памятника к шоссе, он уткнулся в сплошной забор. С той стороны решётки на него взирала немецкая овчарка. "На мгновение что-то произошло с моим зрением. Где я? Когда? Решётка, братская могила, овчарка... Я уже был готов услышать резкое немецкое "Хальт!" - пишет автор.

Оказалась это охраняемая заводская зона. Один из охранников оказался свидетелем того массового расстрела. После беседы со стражами автор, дружески распростившись с ними, пошёл по указанной ими тропке, спускающейся к Подкумку. Далее на его пути появилась стайка мальчишек. Вдруг из неё выделился щуплый, низкорослый, хромоногий подросток. Он схватил булыжник и с криком "Бей!" - швырнул его в лужу. Мгновенно глаза мальчишек разгорелись азартом, яростью. Камни летели градом. Охота была настоящей, торжествующей. Особенно выделялся предводитель-"хромоножка". "Били пока что обыкновенных лягушек. Но вот подрастут они, что будет тогда? И кто ему тогда заменит этих лягушек?" - пишет в послесловии к очерку автор.

Далее он констатирует, что спустя семь лет рукодельный обелиск снесли, установили новый, территорию возле него "благоустроили", но через 15лет памятник вновь стал заброшенным. "Зато рядом, на Украине, вновь рождается националистическая ненависть - к своим российским братьям. Не тот ли самый "хромоножка-вождь", повзрослев, возглавил националистов?" - с тревогой восклицает автор.

Сюжет очерка построен талантливо - напряжённо и настраивает на глубокие раздумья.

В каждом прозаическом произведении, опубликованном в этом номере, есть своя "уходящая натура".

В цикле новелл Ивана Зиновьева "Деревья детства" "уходящей натурой" стало "детство"; для Володи, героя рассказа "Братья" Валентины Кравченко - родные родители; для Тамары из рассказа Геннадия Гузенко "Ограбление" - криминальный случай; для лирического героя новеллы "Определённый артикль Александра Квитка - английский язык. Надо сказать, что каждое из этих произведений написано великолепно, и в каждом из них присутствует ностальгическая боль по своей "уходящей натуре".

 

Анна Мотенко. Уходящая натура (очерк о позднесоветских ленинградцах)

Анна Мотенко. Уходящая натура - 2 (воспоминания о послевоенном детстве)

Станислав Подольский. "За рекой в тени деревьев" (Обелиск)

 

Страница "Литературного Кисловодска"

Страницы авторов "Литературного Кисловодска"

 

Последнее изменение страницы 27 Nov 2021 

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: