Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Страница "Литературного Кисловодска"

Страницы авторов "ЛК"

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки

Страница Маргариты Самойловой

О сборнике стихов Глеба Семенова
К 100-летию со дня рождения К.Д.Воробьева
Памяти поэта Александра Межирова
О книге ст.Подольского "Борис Леонидович Пастернак"
Окниге Ст.Подольского "След тигра"
Об очерке С.Я.Подольского "Мой брат Иосиф"
Феномен синестезии в творчестве С.Я.Подольского
Под знаком Новочеркасского надлома
О стихотворении Светланы Гаделия "Скажи, Господь, ты этого хотел?"
О поэзии Марии Кирилловой
О публикациях Галины Марковой
О Максимилиане Волошине
Стихи
"Литературный Кисловодск", N77 (2021г.)

Маргарита Самойлова

О ПЕРВОЙ КНИГЕ СВОБОДНЫХ СТИХОВ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ В XXI ВЕКЕ

Подольский С. След тигра. Стихотворения. Северокавказское издательство МИЛ. Кисловодск, 2021. - 184 с.

Прочтение сборника стихов Ст. Подольского "След тигра" следует, на мой взгляд, начинать с заключительного раздела. В первой его части - "Припоминания о верлибре на Руси" - названы имена А.С. Пушкина, А.А. Фета, А.А. Блока, И.С. Тургенева, а также ряда поэтов 70-х годов XX-го столетия. В качестве важных вех истории отечественного верлибра названы выход в свет первой "Антологии русского верлибра" (Москва, 1991 г.), первый Международный фестиваль свободных стихов (Москва, 1991 г.), Съезд русских верлибристов (Донецк, 1991 г.) и создание на основе последнего Ассоциации русских верлибристов.

С.Я. Подольский чётко формулирует своё понимание свободного стиха: "Как практик свободного стиха я нуждаюсь в полной "свободе всего!" Безрифменный стих может в потоке звучания отыскать рифму, может внезапно обрести метр, прозаическое движение речи может ритмизироваться и даже оказаться разностопным метрическим куском стиха, завершиться явной рифмой. То есть мне необходима настоящая свобода поэтической речи без искусственных ограничений." (с. 167-168).

Во второй части заключительного раздела "Заметки о верлибре. Из эссе "Своя поэтика" - даётся оригинальное и убедительное определение свободных стихов (с. 169). Названы также их истоки: ".Библия, народная ритуальная поэзия, современная базарная, автобусная, кухонная разноголосица" (с. 169). Каждый из названных источников (С.Я. Подольский именует их вековыми корнями свободных стихов) заслуживает особого рассмотрения. Напомню лишь одну особенность стихотворных библейских текстов, отмеченную исследователями древнееврейского поэтического искусства: в отличие от стихотворной речи, преимущественно основанной на рифме и ритме, библейская поэзия во многом характеризуется поэтическим параллелизмом. Например, в Пс. 2:1 идея первой строки перефразировано повторяется во второй (синонимический параллелизм):

"Зачем мятутся народы
И племена замышляют тщетное?"

Тот же (синонимический) вид логического параллелизма в Пс. 120:3-4:

"Не даст он поколебаться ноге твоей, не воздремлет хранящий тебя;
Не дремлет и не спит хранящий Израиля".

Другой (антитетический, то есть противоположный) параллелизм - идея второй строки противопоставляется идее первой, например Пс. 1:6:

"Ибо знает Господь путь праведных,
а путь нечестивых погибнет".

Исходя из принципиальных теоретических положений Ст. Подольского относительно сути свободного стиха, обратимся к некоторым поэтическим текстам отдельных частей книги "След тигра".

"Из юной тетради" (с. 6-28). Радость жизни трепещет в стихотворении двадцатилетнего поэта:

О, прекрасное фиолетовое солнце!
Ты посылаешь на землю свои горячие
зелёные лучи
и жёлтые блики бросаешь
на серые стены!

Как хорошо, что твои золотые зарницы
я встретил ещё и сегодня,
о чудесный, белый,
как серебро в голубом,
как фанфара зовучая,
диск!
"Пробуждение". 1960 г. (с. 8).


... А фабрики равнялись, торопясь,
на рыжий флаг - над главною трубой.
Им было некогда переживать: они ведь
ещё и не ложились спать.

Они в металл вгрызались зло
и желтозубо
смеялись окнами
на огненный восток!

"Город спозаранку. III". 1963 г. (с. 12).

К неисчислимому множеству строк, посвящённых красоте Северного Кавказа, автор добавляет свои, неповторимые:

В степи шелестящей
Бештау стремительно-стройный
сумрачно высится,
как пятиглавый собор
нездешнего зодчего,
посвященный началу творенья.

"В степи Пятигорья". 1967 г. (с. 15).

Поэту вспоминается далёкое детство:

В тенистой глуши
куста сирени запущенной
белесый мальчик сбирает
цветки пятилепестковые
(на счастье, видно)
с грузных гроздьев
грустно-лиловых...

"Мальчик и сирень". 1985 г. (с. 17).

С годами воспоминания всё более томительны и тревожны:

За человеком крадутся воспоминания
по пятам:
запах травинки, присохший
где-то между первыми
страницами...

"Воспоминания". 1965 г. (с. 24-25).

Но человека не оставляет радость бытия:

Бреду и голой ступней ощущаю
теплоту обожженной почвы,
острые покалывания камешков,
кривизну, и тяжкость,
и человекообразность
планеты...
Это и называю счастьем.

"О счастье". 1970 г. (с. 28).

"Зелёная провинция" (с. 30-37). Поэт стремится обнять искренним словом всё что любимо им, донести до сопереживающего читателя своё ощущение прекрасного.

Всё что люблю: утро, и день,
и вечер, и ночь обожженную кованую,
и ветра струенье таинственное
в легких мира, неустанно пульсирующих,
Всё-всё, что люблю,
перечислить внимательно,
милых сердцу и разуму
ненаглядных примет не теряя,
чтобы Книга Любви проявилась
объемом и радостью
в вихревую густую Вселенную...
Брат мой Книгу читает со мной!

"Книга" (с. 30-31).

Да, на этой первооснове - чувстве любви и восхищения - возрастает древо поэзии Ст. Подольского.

Ледяной цикорий - в кровном
золотом смятенье трав -
вот моя поэзия!

И мощный лозами живучий виноград.
И жуткая жаровня солнца,
повисшего как раз напротив лба.
И - заалевшею струной - судьба.

"Моя поэзия" (с. 34).

Хрупкость красоты, укоры совести за неосторожно причинённую боль всему живому:

Я в детстве,
мотылька увидев,
бросался не раздумывая вслед...

"Ловец красоты" (с. 39).

"Марины" (с. 52-66)

Возможно ли перенести на холст беспокойность, бесконечность, шум моря?

Очертил тенями я
раскаленные булыжники пляжей,
гуртами уходящие
во влажную вечность
моря,
рокочущего спозаранку...

И только море -
само
мощно вторглось на лист
дыханием необъяснимого.
Только море
плеснуло соленым
в стихи
и ускользнуло
от узнавания...

"На этюдах". 1976 г. (с. 56-57).

"Электрички" (с. 68-80). Время скитаний автора воплотилось в образ мчащейся электрички.

Электричка - ящерицей зелёной -
пробегает меж весенних и влажных холмов,
убегает, обегает, шныряет.
струится меж городов...

"Ящерица зелёная". 1970 г. (с. 68).

Приходит время возвращения в родные места.

Посвист птицы в зарослях росистых барбариса.
Густо-синяя гора вдали, окантованная
латунью заката.
Плавные замшево-травные холмы,
раскатившиеся к северу.
это мой мир.

"Возвращение". 1985 г. (с. 80).

"Гомериды" (с. 82-118)

Мне отдан в долг -широкотяжкий мир:
протяжное - для вдохновений - небо,
земля - для рук, деревья - для души
и океан - для глаз и подражанья
дыханию и тяге в глубину...

"Адам". 1975 г. (с. 82).

В отзвуках греческих мифов зримы черты их героев.

Явился неузнанным нищим на празднество
насилья и лакомства
поющий, карающий,
обезумевший Одиссей:

Звенит тетива
и черные стрелы мечет посвистывающие.
Гремит гомеричная арфа убийства и ужаса -
Улисс угощает собравшихся!..

"Стрельба из лука" (с. 88-89).

Нежной и тонкой эротикой пронизаны стихотворения "Девушка из кургана" (с. 90), "Купание женщины", 19 мая 1987 г. (с. 92-93), "Ангел юности", 1985 г. (с. 94).

Значительное по объёму и напряжённое по содержанию стихотворение "Беркут", 1987 г. (с. 96-98) можно назвать поэмой о дикой свободной птице, о грубом любопытстве людей, рассматривающих попавшего в неволю орлёнка.

..Его обступили теперь
подростки и взрослые,
тыкали пальцами в клюв почти что, глазели
и совещались, как с птицею быть:
прожорлива, верно?

И только один мальчик тайком взял из дома
кусок мяса и принёс его беркутёнку
("в сорок шестом это было, после эвакуации, после войны и победы").

... Беркутенок, мясо доев,
напуганный шумом, присел, подпрыгнул
и вдруг взлетел
на крыльях нежданно широких -
пленник недавний...

Два стихотворения посвящены памяти ушедших поэтов: "Старый тренер. Памяти А. Губина", 22 мая 1990 г. (с. 101) и "Памяти Константина Бальмонта", 18 ноября 1992 г. (с. 105).

Размышления о поэзии не оставляют автора.

Стихи подобны стихии,
зелёным и синим,
чёрным и голубым
прозрачным холмам пробегающим...

"Стихия" (с. 95).


Ощущение любви
отменяет слова о любви.

В присутствии Бога
кто станет описывать Бога!?
Время поэта наступит потом -
после жизни...

"Вечерние мысли о поэзии". 1970 г. (с. 115).

"Дневничок" (с. 120-162). Автор остро ощущает каждое мгновение жизни, дорожит им, спешит запечатлеть его в памяти и в слове, с любовью делится своим даром с читателем.

Мгла нежно-сизая.
Воздух опаловый.
Тополи - древние
странники бедные
в чёрных истлевших плащах.

"Мгновение жизни". Апрель 1988 г. (с. 121).

Увиденное становится предметом постоянных, нередко мучительных размышлений.

Птица-мысль
осеняет меня в толпе
тенью внезапной...
среди людей и наедине
со Вселенной густой
возникает, плывёт надо мной
птица-дума на крыльях, веющих
чистотою и инеем...

"Тень птицы". 1979 г. (с. 124-125).


Судьба реки пересохшей,
судьба многоводной реки,
избравшей свой путь
в сторону от болот,
вдаль от больших водоемов.

Судьба реки, затерявшейся
в горючих просторах и в людях...

Судьба реки
и - поэта
истинная судьба.

"Выпитая река" (с. 127).

В "Дневничок" включены несколько стихотворений под общим заголовком "Памяти мамы". Трудно выбрать из них отдельные строки. Все слова - пронзительная боль.

Книга Станислава Яковлевича Подольского "След тигра. Почти свободные стихи" - это проникновенно звучащая песнь сильного и свободного человека.

Следы на пустынном
речном берегу
державно-таинственные
могуче-единственные...
Здесь тигры не водятся...
Я вырос вдали отсюда
и тигров не видывал...
Но это след тигра!

"След тигра". 1990 г. (с. 154).


Жильной струной
между небом и пашней,
между вчерашним и завтрашним,
между случайным и правдашним
пою на ветру...

Так моя жизнь
мою мощь перевила
в песню мою.

«Струна» (с. 162).

 

Станислав Подольский. След тигра

 

Страница "Литературного Кисловодска"

Страницы авторов "Литературного Кисловодска"

 

Последнее изменение страницы 28 Jan 2022 

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: