Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Страница "Литературного Кисловодска"

Страницы авторов "ЛК"

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки

Страница Маргариты Самойловой

О сборнике стихов Глеба Семенова
К 100-летию со дня рождения К.Д.Воробьева
Памяти поэта Александра Межирова
Печальные рассказы
К юбилею стихотворения Б.чичибабина "Памяти А.твардовского"
О "Путешествии из Петербурга в Москву" А.Н.Радищева
О книге Сергея Сущанского о литераторах Магадана
О книге С.Я.Подольского "Борис Леонидович Пастернак"
Феномен синестезии в творчестве С.Я.Подольского
О книге С.Я.Подольского "Стороны света"
О книге С.Я.Подольского "Облачный стрелок"
Окниге С.Я.Подольского "След тигра"
Об очерке С.Я.Подольского "Мой брат Иосиф"
О книге С.Я.Подольского "Азъ есмь"
О стихотворении Светланы Гаделия "Скажи, Господь, ты этого хотел?"
О поэзии Марии Кирилловой
О публикациях Галины Марковой
О книге Юлии Чугай "Солнце за облаками" О Максимилиане Волошине
Стихи
"Литературный Кисловодск", N78-79 (2022г.)

Маргарита Самойлова

Заметки о книге,
автору которой за её содержание впервые в истории России был вынесен смертный приговор

В августе 2021 года читаю замечательное произведение Александра Николаевича Радищева "Путешествие из Петербурга в Москву" {Радищев А.Н. Путешествие из Петербурга в Москву / Сост., автор предисл. и примеч. В.А. Западов; Худож. А. Денисов. - М.: Сов. Россия, 1981, - 256с. - (Б-карус. худож. публицистики). Приложение: "Вольность". Ода; Словарь устаревших и редко употребляемых слов.}. Первое издание книги появилось в конце XVIII века без обозначения имени автора и без требуемого указания типографии.

Из трудов исследователей жизни и творчества А.Н. Радищева известно, что "Однажды в середине июня 1790 года ходивший по Гостинному двору доктор, "профессор повивального искусства", зашёл в одну из центральных лавок Невской линии - N16, где торговали книгами. Справившись о продаже своих книг, доктор взял одну из лежавших на прилавке. На титульном листе значилось: "Путешествие из Петербурга в Москву" (Предисловие, с. 5).

"С трепетом душевным читал доктор книгу. Поразмыслив, доктор отправился с книгой к полицейскому приставу своей части, а частный пристав немедля передал книгу самому Никите Ивановичу - петербургскому обер-полицмейстеру Рылееву" (Предисловие, с. 8; в сноске В.А. Западов упоминает издание: Бабкин Д.С. Процесс А.Н. Радищева. М. - Л., 1952, с. 199).

Незамедлительно начинается розыск, и вскоре выясняется, что "книгу печатал управляющий санкт-петербургской таможней А.Н. Радищев, который доныне не расплатился за купленные в долг печатный станок и литеры." (Предисловие, с. 9).

Книгу читает императрица, и, не скрывая своего гнева, делает на её страницах многочисленные пометки.

24 июля 1790 года Палата уголовного суда вынесла А.Н. Радищеву смертный приговор. Сенат постановил сослать его до исполнения наказания в Нерчинск. Екатерина II ".приказала передать дело в Государственный совет." (Предисловие, с. 12).

"8 сентября 1790 г. состоялось торжественное празднество в честь заключения мира со Швецией. В этот воскресный день Радищеву был объявлен указ императрицы, которым смертная казнь заменялась десятилетней ссылкой" (Там же, с. 12).

Впервые вчитываюсь в страницы книги, о которой помнилось лишь понаслышке из школьной программы начала 50-х годов и университетского курса начала 60-х XX века.

Наслаждаюсь языком повествования, разнообразием содержания отдельных глав, древними названиями местностей, по которым пролегал путь из Петербурга в Москву. Некоторые города мне знакомы: Тверь, Вышний Волочок, Торжок, Клин.

Содержание главы "Тверь" несколько неожиданно: в этой главе лишь монолог "товарища трактирного обеда", терпеливо выслушанный Путешественником.

В первой части монолога - пространные рассуждения о стихотворстве в России.

"- Стихотворство у нас, - говорил товарищ мой трактирного обеда, - в разных смыслах как оно приемлется, далеко ещё отстоит величия. Поэзия было пробудилась, но ныне паки дремлет, а стихосложение шагнуло один раз и стало в пень" (с. 158).

"Ломоносов. подав хорошие примеры новых стихов, надел на последователей своих узду великого примера, и никто доселе отшатнуться от него не дерзнул" (с. 158). Сумароков ". употреблял стихи по примеру Ломоносова, и ныне вслед за ними не воображают, чтобы другие стихи быть могли, как ямбы, как такие, какими писали сии оба знаменитые мужи" (с. 158).

"Но не один Ломоносов и Сумароков остановили российское стихосложение. Неутомимой возовик Тредиаковский немало к тому способствовал своею "Телемахидою". Теперь дать пример нового стихосложения очень трудно, ибо примеры в добром и худом стихосложении глубокий пустили корень. Парнас окружён ямбами, и рифмы стоят везде на карауле" (с. 159).

"Долго благой перемене в стихосложении препятствовать будет привыкшее ухо ко краесловию. Слышав долгое время единогласное в стихах окончание, безрифмие покажется грубо, негладко и нестройно" (с. 159).

"Всё вышесказанное изрёк пирной мой товарищ одним духом и с толикою поворотливостью языка, что я не успел ничего ему сказать на возражение, хотя много кой-чего имел на защищение ямбов и всех тех, которые ими писали" (с. 160).

Признаю такое количество цитат из "Путешествия" чрезмерным, но в ином изложении была бы утрачена самобытность мысли и письма А.Н. Радищева.

В части второй монолога "пирного товарища" сообщается, что он едет в Петербург с надеждой напечатать там одно из созданных им произведений - оду "Вольность". Он просит у Путешественника позволения быть чтецом своего сочинения.

Далее следуют полностью или в сокращении строфы из оды "Вольность" с ремарками её сочинителя.

Заканчивая чтение, собеседник Путешественника говорит ". о будущем жребии отечества, которое разделится на части, и тем скорее, чем будет пространнее. Но время ещё не пришло" (с. 167).

"- Вот и конец, - сказал мне новомодной стихотворец.

Я очень тому порадовался и хотел было ему сказать, может быть, неприятное на стихи его возражение, но колокольчик возвестил мне, что в дороге складнее поспешать на почтовых клячах, нежели карабкаться на Пегаса, когда он с норовом" (с. 167).

За этими, как бы шутливыми, словами можно увидеть желание Путешественника отстраниться от прочитанной ему оды, не вступать в полемику с её автором. Но укрыться от гнева Императрицы и обвинительных приговоров Александру Николаевичу Радищеву не удалось. Ускорить же розыск неугодного сочинителя помог "профессор повивального искусства", который, поразмыслив, "отправился с книгой к полицейскому приставу своей части."

Впрочем, испытанный доктором душевный трепет мог охватить и кого-либо из иных покупателей книги дерзкого анонима - ведь в продажу было пущено 26 экземпляров!

В главе под названием "Торжок" встреченный Путешественником на почтовом дворе человек рассуждает о "свободе в ценсуре".

"Ценсура сделана нянькою рассудка, остроумия, воображения, всего великого и изящного" (с. 137). По его убеждению, "пускай печатают всё, кому что на ум ни взойдёт. Кто себя в печати найдёт обиженным, тому да дастся суд по форме. Слова не всегда суть деяния, размышления же не преступлении" (с. 139).

Прощаясь, "порицатель ценсуры" дал Путешественнику небольшую тетрадку, озаглавленную "Краткое повествование о происхождении ценсуры".

Вот несколько тезисов из этой тетради:

- "...Ценсура с инквизицею принадлежит к одному корню." (с. 142).

- "...Священнослужители были всегда изобретатели оков, которыми отягчался в разные времена разум человеческий." (с. 143).

- "...Не избавилися сожжения книги иудейские при Антиохе Епифане, царе Сирском. Равной с ними подвержены были участи сочинения христиан. Император Диоклетиан книги священного писания велел предать сожжению. Но христианский закон, одержав победу над мучительством, покорил самих мучителей." (с. 144).

- "...Но по распространении христианского исповедания священнослужители оного толико же стали злобны против писаний, которые были им противны и не в пользу" (с. 145).

- "...Уже мучитель Константин, Великим названный, следуя решению Никейского собора, предавшему Ариево учение проклятию, запретил его книги, осудил их на сожжение, а того, кто оные книги иметь будет, - на смерть" (с. 145).

Автор тетради "Краткое повествование о происхождении ценсуры" пишет о состоянии цензуры в некоторых европейских государствах и в Америке 15-18 вв.

Прочитав тетрадь, Путешественник заключает: "Что в России с ценсурою происходило, узнаете в другое время. А теперь, не производя ценсуры над почтовыми лошадьми, я поспешно отправился в путь" (с. 155).

В журнале "Родина" (март 2021, N3) опубликована статья Б.Н. Миронова "13 стереотипов о крепостном праве" с подзаголовком "Петербургский учёный опровергает нерушимые по сей день шаблоны советской историографии" (с. 106-113).

Первое из оспариваемых Б.Н. Мироновым положений сформулировано с упоминанием имени А.Н. Радищева: "Крепостное право - "чудовище тучное, гнусное, огромное, со ста пастями лающее" (А.Н. Радищев)."

Но разве таков текст эпиграфа, предпосланного А.Н. Радищевым его знаменитой книге "Путешествие из Петербурга в Москву"?! Как известно, в качестве эпиграфа писатель взял несколько изменённые стихи из поэмы В.К. Тредиаковского: ""Чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй". Тилемахида, том II, кн. XVIII, стих 514".

Напомню, что в труде Аполлодора "Мифологическая библиотека" (издательство "Наука". Ленинградское отделение. Ленинград. 1972. - 216 с.) подробно излагаются походы сына Одиссея Телемаха, рассказывается о Кербере из Аида с тремя собачьими головами, о Лернейской гидре с огромным туловищем и девятью головами.

В предисловии к упомянутому изданию книги А.Н. Радищева поясняется смысл объединения этих двух чудовищ в одно "чудище" (с. 7). Но сейчас речь не о мифических персонажах, а об авторском тексте эпиграфа, который может воспроизводиться лишь в первоначальном виде: теми словами, которые были написаны пером А.Н. Радищева.

Думается, что переложение на современный язык текста эпиграфа книги "Путешествие из Петербурга в Москву" вряд ли допустимо в публикации, помещённой в рубрике "Научная библиотека Родины" вышеназванного научнопопулярного журнала.

 

Страница "Литературного Кисловодска"

Страницы авторов "Литературного Кисловодска"

 

Последнее изменение страницы 7 Jun 2022 

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: