Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
 
Главная страница
Литературный Кисловодск и окрестности
Страница "Литературного Кисловодска"
Страницы авторов "ЛК"
 
Светлана Цыбина
Светлана Гаделия
Юлия Чугай
Александра Полянская
Елена Гончарова
Елена Резник
Наталья Рябинина
Игорь Паньков
Леонид Григорьян
Геннадий Трофимов
Мирон Этлис
Май Август
Сергей Смайлиев
Евгений Инютин
Иван Аксенов
Иван Зиновьев
Станислав Подольский. Стихи
Станислав Подольский. Проза
Ст.Подольский. Новочеркасск 1962
 
Стихи из "ЛК"
Стихи из "ЛК" (авторские страницы)
Рассказы из "ЛК"
Поэмы из "ЛК"
Биографические очерки из "ЛК"
Литературоведческие очерки из "ЛК"
"Литературный Кисловодск", N69 (2019)

Феофан Панько

Сыктывкар

ВОСПОМИНАНИЯ

ГОДЫ НЕМЕЦКОЙ ОККУПАЦИИ

В начале Отечественной войны немцы быстро продвигались на восток по шоссейным дорогам на автомобилях и мотоциклах. В деревню Теребостынь, где я родился в Белоруссии (это Мирский район Барановичской области) они заехали на четвертый день войны и началась оккупация наших мест, которая продолжалась три года.

Толпы красноармейцев отступали пешком по проселочным дорогам, часто без оружия и знаков отличия, голодные. Горели города и села, была страшная паника.

В первые дни войны в плен попало много красноармейцев. Немцы их расселяли по селам и деревням. Потом пытались вывезти в Германию, но многие ушли в леса и создали там партизанские отряды. В 1942-43 годах отряды пополняли местные белорусские мужчины. Народ поднялся на борьбу с врагом, он верил в нашу Победу.

На оккупированной территории немцы создавали полицейские участки из местных предателей и военнопленных, только из добровольцев. Партизанские отряды нападали на полицейские участки, минировали и взрывали мосты, железнодорожные составы, склады с горючим, портили связь, делали засады и уничтожали полицейских и солдат противника.

Немцы и полицаи жестоко расправлялись с жителями близлежащих населенных пунктов и семьями партизан, но иногда бывали и исключения.

Осенью 1942 года в партизаны пошел наш сосед и однофамилец Володя Панько. Это был парень среднего роста, худощавый, тёмно-русый, с голубыми глазами и прямым носом, ему было тогда 17 лет. В этой семье, кроме родителей были еще два мальчика: Коля и Гоша (Гоша мой ровесник, нам было тогда по 12 лет).

Однажды, весенним утром 1943 года, в нашу деревню нагрянули полицейские, ими командовал немец. В деревню они приезжали на лошадях, запряженных в повозки. Являлись только в дневное время. В темное время суток немцы и полицаи по дорогам не ездили, отсиживались в участках: боялись партизанских засад.

Немец один зашел в партизанскую избу наших соседей. Дома была только мать партизана Евдокия, она не успела уйти. Днем эта семья пряталась: были наслышаны, как немцы и полицаи расправлялись с партизанскими семьями.

Евдокия сильно испугалась. Немец ей что-то говорил на ломанном русском языке, она ничего не понимала, стояла на месте, как вкопанная. Тогда он взял её за руку, вывел из избы во двор и сказал: "Беги!" Она бежать не могла, а медленно пошла со двора и спряталась за огородами. Через некоторое время в дом ворвались полицаи, они забрали из кладовой зерно, муку, крупы и другие продукты, перестреляли кур, увезли из хлева свиней. Полицаи хотели сжечь и дом, но жители деревни упросили их не делать этого, так как был сильный ветер, могли сгореть и другие дома.

Когда полицаи уехали, соседка Евдокия зашла в наш дом и рассказала родителям, как её от смерти спас немец. Я был тогда в избе. Отец партизана Александр в этот день вместе с ребятами Колей и Гошей ездили в соседнюю деревню к костоправу. Костоправом называли самоучку, который умел составлять сломанные кости и обладал секретом изготовления специальной мази, которая способствовала быстрому срастанию костей. У соседа был перелом левой руки, кости срослись хорошо.

После освобождения нашей деревни от немцев, 7 июля 1944 года, отца партизана вместе с другими мужчинами призвали на фронт. Александр воевал в кавалерии. После войны демобилизовался и возвратился в деревню, его избрали председателем колхоза. После укрупнения колхозов он с семьей переехал на жительство в город Минск, построил там на окраине города дом и жил с женой Евдокией долго и счастливо.

Партизан Володя Панько после освобождения наших мест от фашистов больше не воевал, он женился и длительное время работал участковым в соседнем районе.

Что стало с немцем, спасшим мать партизана Евдокию, неизвестно. Семья партизана разыскивать его не пыталась.

Гуманный поступок немца говорит о том, что он соблюдал законы и обычаи ведения войны и не хотел запятнать себя кровью мирной жительницы, хотя и рисковал.

В советское время о таких поступках немецких солдат не принято было писать, но что было, то было.

ДОМ ИНЖЕНЕРА ИПАТЬЕВА

17 июля - одна из самых трагических дат в истории России. В этот день в Екатеринбурге в 1918 году были расстреляны последний русский император Николай II, его семья и слуги. Казнь произошла в доме инженера Ипатьева.

Во второй половине апреля 1977 года я был в служебной командировке в г. Свердловске. Из СМИ мне было известно, что в этом городе в 1918 году два с половиной месяца была в ссылке семья царя Николая Романова. Большевики привезли её из Тобольска.

Приезжая в незнакомый город, я всегда совершал экскурсию по памятным местам. В городе Свердловске хотел посмотреть дом инженера Ипатьева. В экскурсионном автобусе сел рядом с женщиной-экскурсоводом и тихо спросил ее: "Будем ли мы ехать мимо дома Ипатьева?" "Да!" - ответила она. Через некоторое время экскурсовод показала мне в окно автобуса этот особняк. На следующий день я внимательно осмотрел этот большой красивый двухэтажный дом с каменной резьбой по фасаду. Сперва осмотрел его снаружи, а потом внутри. Дом стоял в низине, недалеко от проезжей части улицы, насыпь которой была поднята на уровне первого этажа. Окна первого этажа со стороны улицы были расположены ниже уровня земли. Окна второго этажа - широкие, светлые, комнаты просторные. Между первым и вторым этажами была установлена лестница в двадцать три ступени.

В 1974 году дому был присвоен статус историко-революционного памятника. Работница этого дома рассказала экскурсантам о том, что произошло в этих стенах в 1918 году: "Семья царя и несколько слуг жили на втором этаже под усиленной охраной". Бывшего царя собирались судить, но 12 июля 1918 года Президиумом Уральского областного Совета под руководством Александра Белобородова принял решение предать Романовых казни без суда.

16 июля в 12 часов ночи комендант этого дома Яков Юровский, его заместитель Григорий Никулин с группой охранников вывели в коридор второго этажа семь человек семьи Романовых: Николая II, его супругу, пятерых детей и четверых слуг, всего 11 человек. Им сказали, что в Екатеринбурге неспокойно, приказали спуститься на первый этаж, завели в полуподвальную комнату и там расстреляли.

Тела казненных вывезли на грузовиках и выгрузили у заброшенной шахты, недалеко от деревни Коптяки, в 18-ти верстах от города. Трупы обложили дровами, облили бензином и сожгли, останки зарыли в болоте. Так в ночь с 16 на 17 июля 1918 года погибла царская семья. С тех пор прошло уже 100 лет...

На улице, у этого исторического особняка я сфотографировался. На фотографии виден только второй этаж дома и мой силуэт. В сентябре 1977 года особняк Ипатьева был разрушен, чтобы он не напоминал жителям и гостям города о трагедии июля 1918 года. С согласия первого секретаря Свердловского обкома компартии Бориса Ельцина, решение о сносе дома подписал председатель Свердловского горисполкома В. П. Букин.

На месте снесенного дома Ипатьева в 2000 - 2003 годах построен православный храм на крови в честь всех Святых.

17 июля 1998 года останки Николая II, его супруги и троих детей были захоронены в Петропавловском Соборе Петропавловской крепости в Санкт-Петербурге. Президент Борис Ельцин присутствовал на захоронении, а Патриарх Всея Руси Алексий II ехать отказался. 20 августа 2000 года члены царской семьи канонизированы русской православной церковью как страстотерпцы, причислены к лику Святых.

1 октября 2008 года Президиум Верховного суда РФ реабилитировал Николая II и членов его семьи.

 

Феофан Панько. Охотничьи байки

 

Последнее изменение страницы 6 Aug 2019 

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: