Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Страница "Литературного Кисловодска"

Страницы авторов "ЛК"

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки

Страница "Литературного Кисловодска"

Стихи из "ЛК"
Избранные стихи авторов "ЛК"
Стихи из "ЛК" (авторские страницы)
Рассказы из "ЛК"
Поэмы из "ЛК"
краеведческие и Биографические очерки из "ЛК"
Литературоведческие очерки из "ЛК"
Непрочитанные поэты России
Полемика о "ЛК"

Страницы авторов "ЛК"

Светлана Цыбина
Светлана Гаделия
Александра Полянская
Анна Мотенко
Юлия Чугай
Наталья Рябинина
Игорь Паньков
Геннадий Трофимов
Лев Кропоткин
Май Август
Сергей Смайлиев
Иван Аксенов
Иван Зиновьев
Давид Райзман
Василий Помещиков
Лидия Аронова
Галина Маркова
Тамара Курочкина
Валентина Кравченко
Иван Гладской
Маргарита Самойлова
Станислав Подольский. Стихи
Станислав Подольский. Проза
Ст.Подольский. Новочеркасск 1962
Евгений Сычев. Чукотские истории
Татьяна Добрынина

Татьяна Добрынина

1939 - 2023

Поэты и птицы - существа сопряжённые. Для тех и других обязательны: свой голос, чуткие крылья и вечно манящая к себе высь. Сколько существуют на свете эти поющие крылатые создания, столько существуют и те, кого зовут птицеловами. Птицелов - понятие метафорически-многозначное: это и люди, и события; это времена и целые эпохи; это случайные обстоятельства, это обыденщина устоявшихся привычек. И фатум. Птицы в клетках часто перестают петь. Поэты творят свои стихи даже в безвоздушном пространстве - в этом их существенное отличие от птиц. Поэзия - вещество жизни, антисмерть.

"Литературный Кисловодск", N85 (2024г.)
САМООПРЕДЕЛЕНИЕ
ГОРЕЧЬ

* * *

Я - не ваша. Я - ничья...
Я из племени лесного,
Что в журчании ручья
Различает муку слова.

Что в полночной темноте
видит все земные раны.
Я - не ваша. Я - из тех,
кто явился слишком рано...

* * *

здесь я одна - среди небес и зелени...
Иду, не ведая карающей молвы.
И все овражки для меня постелены
Пуховым слоем молодой травы.

Иду, открытая судьбе неведомой,
В венке из колокольчиков лесных.
Еще не сникшая ни перед бедами,
Ни перед тайными обрядами весны.

И все живущее со мной в согласии,
И откликается на мой певучий зов.
А в небесах стрелой всевластия
Наметил жертву Вечный Птицелов.

* * *

Что мне ваша участь, безвестные судьбы?
Мой собственный опыт
сродни ли чужому...
Постигнуть свою потаённую суть бы,
Где каждая чёрточка рвется к излому.

Так штиль означает предвестие бури,
А круглое личико доброго лада
Вдруг рожки покажет и бровки нахмурит,
Грозя обернуться исчадием ада.

Но плачет душа - о своих и о чуждых, -
Объятая вечной тоской единенья...
А мир, словно солнце,
что плещется в лужах,
дробится на части со дня сотворенья.

* * *

Там цвёл восход, под солнцем тая...
И густо капал звёздный сок,
Медовокрылых вёсен стая
Меня обласкивала впрок.

И щедрым было подношенье
Той, неоплаченной поры,
когда, в предвестии крушенья,
Судьба несла свои дары.

А в золотой небесной призме
Лучами множило лучи...
И, словно на грядущей тризне,
Душа молила: "Научи!"

* * *

Мне замысел роднее воплощенья.
Истома крыльев ближе, чем полёт.
И не судьба - её предощущенье
Меня по жёрдочке над бездною ведёт!

В горючей жажде всё начать сначала,
я не роптала перед тьмой преград.
Всё было - насмерть билась. И вставала.
И шла наощупь - только не назад!

Уж сколько раз в дороге оступалась,
Ловя дыханьем тот последний миг,
Тот свет в себе, ту капельку, ту малость,
Что заставляли мчаться напрямик.

коль в ад забвенья -
значит в ад забвенья!
Но только быть собою до конца...
И пусть душа - с размаху - о каменья!
Лишь не утратила бы своего лица.

* * *

Жгучее зелье - пряно и остро.
Брызжет реторта ядом огня...
Граф калиостро, граф калиостро,
Вещий напиток губит меня.

Чудится ярость в пене шипучей,
Но оторваться я не могу...
Что это - жребий? Что это - случай?
Другу доверилась или врагу?

Тяжко дыханью над жерлом стакана.
Зелье манит, как на дно океан...
Грозно - взрывною волной из вулкана -
Сердце окутал чёрный туман...

Где он, душа, твой спасительный остров?
Скрыл его бешеный пенный прибой.
Но усмехается граф калиостро -
Горькое зелье зовётся судьбой.

* * *

Пуховые подушки облаков.
Дневного сна заманчивая нега.
Свобода - это мир без берегов,
Единство двух начал - земли и неба.

кто смотрит ввысь, тот смотрит
вглубь себя.
И нет различья между сном и явью...
И только совесть, вечный судия,
Звенит косою в сонном разнотравье.

* * *

Ремесло не спасает, -
спасает судьбу вдохновенье,
А вернее сказать -
небесами навеянный вдох.
Жизнь - художник,
что ловит любое мгновенье...
Жизнь щедра - и на жертвенность,
и на подвох.

Вот взгрустнула она,
что желтеет трава на газоне,
И ускорила шаг,
по истёртой ступеньке скользя...
Жизнь всегда тороплива
и неосторожна на склоне.
Но её на бегу ни поймать,
ни замедлить нельзя.

И не надо! Она и сама не выносит погони.
Так пугающе-близок и тёмен
скалистый обрыв!
Но попробуй кусочек небес
удержать на ладони -
И замрёшь потрясённо,
о жизни и смерти забыв.

* * *

В череде земных времен,
в дебрях синих кущ -
Где-то стелется мой след
тоненьким стежком...
Но скользнул в моё окно
с неба звёздный луч,
И о чем-то шепчут мне
небеса тайком.

И праща жестоких кар
мимо просвистит -
Не в укор, и не в намек -
в осознанье сил.
А душа моя во мне,
как вина, болит.
И молюсь за тех кто есть
и за тех кто был.

* * *

мы ищем то чего нельзя найти:
Огонь в снежинке, истину в стакане,
Земную силу в немощной горсти,
Глоток покоя в бурном океане.
мы ищем то чего на свете нет.
А если есть - тогда зачем мы сами
Скользим так слепо по теченью лет
Под мудрыми как вечность небесами?

* * *

Болеем за себя. Болеем друг за друга.
То - на разрыв души,
то - мукой во плоти.
А жизнь летит вперед
по замкнутому кругу,
А жизнь летит вперед,
не ведая пути.

А жизнь берет разгон, не думая о сроках.
А жизнь спешит объять
собою целый мир!..
А где-то впереди, среди замшелых тропок,
Уже смело с земли её следов пунктир.

* * *

      "Февраль. Достать чернил и плакать!"
      (Б. Пастернак)

Ах, какие были непогоды! -
То стихи, то слезы, то февраль.
Завихрило вьюги в хороводы,
Стал катком наезженным асфальт.

Всю неделю из дому - ни шагу.
В круге дня, как в блюде, плавал сон.
И печаль стекала на бумагу.
И по-детски плакал телефон.

И скрипели утренние тени,
Словно по листам карандаши.
И хотелось преклонить колени
Пред наивной верою души.

МЕМУАРИСТ

Свою судьбу развеял между строк,
И каждый миг распределил по темам.
Он стар уже. Он болен. Одинок.
Но горд собой, как врубелевский демон.

Он помнит все, о чем не надо знать
лихой молве, до вольностей охочей.
Он молод был. Имел отца и мать.
Он помнит даже то, чего не хочет.

Он зашифрует Время в пухлый том,
И новой сказкою пополнит книгу судеб.
А в сказках пишут вовсе не о том,
Что было...
А о том, чего не будет.

ОСЕННИЙ МОТИВ

Вот обернусь в лоскут тумана...
И стану хмурым, серым днем.
Осенней зябкой скукой стану.
Слезою, слившейся с дождем.

А, впрочем, - выспренно и глупо
Собою осень повторять.
мне б - душу русского тулупа!
Чтоб мудро перезимовать...

"Литературный Кисловодск", N86 (2024г.)
НЕУТОЛЁННОЕ

* * *

Неутолённых в мире - тьма,
И каждый - это взлёт и бездна...
Их судеб вечные тома
На полках стынут бесполезно.

Среди необозримых строк
Забытых всеми фолиантов
Переплелись узлы дорог,
Сердцебиений и талантов.

Там чья-то тайная стезя
Упёрлась в быт, померкла в шуме...
И от себя уйти нельзя,
И не придти к себе - безумье!

И горе тут - не от ума,
И горечь - не от лет бессонных...
Неутолённых в мире - тьма.
И множит тьма неутолённых!

Среди нелистанных страниц,
Как в звуке траурных раскатов, -
живая трель убитых птиц
Страшней, чем самый грозный атом...

ЛЕС

      "Земную жизнь пройдя до половины,
      Я очутился в сумрачном лесу..."
      Данте

Никого не зову в секунданты, -
Мне ль не ведать бессилье словес...
Пусть душа, как божественный Данте,
Уведёт меня в сумрачный лес.

В эти дебри, где тошно листочку,
Через тернии древних корней,
Что прошили мою оболочку
И меня приневолили к ней.

Здесь царят запредельные кущи
всех моих поражений и бед.
здесь сама я, как путник заблудший,
Тяжело продираюсь на свет!

одиноко... лишь думы, как латы,
да берёзок дочерняя стать.
мне не надо сюда провожатых:
Мне одной - находить и терять...

* * *

Синий сон мой можжевеловый,
Горьковато-молодой
Замело снегами белыми,
да неверною судьбой...

И осталось только терпкое
На губах дыханье дня.
А из дали, как из зеркала,
Кто-то смотрит на меня.

кто-то счастливо-неузнанный,
весь в топорщинках смешных,
как цветенье - необузданный,
Беззащитный, словно стих.

* * *

как в лучших чувствах оскорблённый,
забился в угол робкий луч...
зима не время для влюблённых,
Скучна душа, и сон тягуч.

И всё мерещится спросонок:
не та судьба, не тот расклад.
но плачет за стеной ребенок,
А он ни в чём не виноват...

* * *

Я лица твоего не знала
И слезой не омыла рану
И над гробом твоим не стояла.
И любимой твоей не стану.

Я тебя никогда не встречала,
никогда я тебя не встречу...
Где-то женщина закричала -
Я число на судьбе отмечу.

МАГДАЛИНА

Так вот она, первопричина
неутолённости людской...
Идет нагая магдалина
По раскалённой мостовой.

в её глазах не удивленье,
не тень вины в её глазах...
не покаянье, не смиренье,
А лишь слепящий душу страх.

она проходит меж рядами -
Тут старцы, воины, рабы...
И камни... камни под ногами,
как провозвестники судьбы.

взирает мир глазами судей:
"Грешна, что там ни говори..."
да только больно пышны груди,
И щёчки рдянее зари!

"Забить преступницу камнями,
И прикасаться к ней не сметь!"
любовь и зависть - между нами,
Как Жизнь и Смерть...

* * *

Я верю в могущество боли,
Когда уже невмоготу...
И душу дотла измололи,
И кровь пересохла во рту.

И вот уже, кажется, пала
Сама первородная суть.
И скорбные звуки хорала
Гранитом ложатся на грудь...

Тогда открывается нечто
в непознанных недрах тоски -
И в чёт обращается нечет,
Законам судьбы вопреки.

И слепо, как семя из праха,
Есть в боли предвестие краха...
Но ты эту боль одолел!

душа ничего не забыла -
Ни пыток, ни слез, ни утрат.
Из боли рождается сила.
А рай - это свергнутый ад.

* * *

Стихи мои - молитва Богу,
А у молитвы нет цены.
Небесной страннице в дорогу
Земные крохи не нужны.

Когда на паперти у века
Царит такая нищета,
Я помолюсь за Человека!..
всё остальное - суета.

* * *

И что за небывальщина такая -
вдруг обернуться луговым цветком
И жить, простым законам потакая,
всё на виду. И ничего - тайком...

Вбирать росу душистыми губами,
Копить небес тысячелетний дух,
Делить судьбу с землёю и корнями,
Узнать грозу наощупь и на слух!..

А в час дождей, ветров и увяданья,
Когда предел грядёт, как злая весть,
Суметь сказать с улыбкой на прощанье:
"Мой звездный мир, спасибо, что ты есть!"

 

Страница "Литературного Кисловодска"

Страницы авторов "Литературного Кисловодска"

 

Последнее изменение страницы 3 Jun 2024 

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: